загрузка...

10.2. Повреждения, характерные для автотравмы

К наиболее характерным для автотравмы повреждениям относятся отпечатки на поверхности тела протектора колеса автомашины. На протекторе шины эксплуатируемой автомашины нередко отмечаются индивидуальные особенности (дефекты, различный износ, заплаты, выступы), позволяющие по их отпечатку идентифицировать не только модель (марку), но и конкретный экземпляр автомобиля. Важное судебно-медицинское и криминалистическое значение имеют отпечатки на трупе или на одежде от других частей автомашины, в частности болтов, гаек и иных деталей, по которым также можно установить автомобиль, причинивший повреждения.

Пример.

При неизвестных обстоятельствах автомашина марки «Мерседес-500» ночью 10 января 1998 г. совершила наезд на пешехода Ш. Причем ее во­дитель из-за темноты не видел, как был сбит пострадавший Ш., а лишь почувствовал сотрясение автомобиля в момент переезда через тело. По данным следствия, незадолго до происшествия по этой же дороге проезжа­ла автомашина марки «Форд-Эскорт», в связи с чем возникло подозрение, что пострадавший был сбит «Фордом», а «Мерседес» лишь переехал через труп Ш. На одежде и теле Ш. был обнаружен только прижизненный от­печаток детали передней части кузова «Мерседеса». Этот отпечаток дал возможность сделать вывод, что пострадавший был сбит автомашиной мар­ки «Мерседес-500».

Для автотравмы характерны также (давления отдельных частей тела с их уплотнением вследствие переломов костей, разрывов внутренних органов, размятие мышц (уплощение грудной клетки, сплющивание головы, размятие конечностей). Иногда сдавление и уплощение тела не сопровождаются нару­шением целости кожных покровов, особенно в случаях, когда на пострадавшем была плотная, толстая одежда. О сдавлении тела могут свидетельствовать отпечатки одежды и ее складок на коже трупа.

Пример.

Редкий случай перемещения мозга при сдавлении автомобилем головы ребенка 8 лет описал И.Г. Споров (1961 г.). В результате переезда колесом автомашины голова мальчика была сплющена с боков. В затылочной области отмечалась рана, из которой выступали кровь и незначительное количество мозгового вещества. Около трупа на месте происшествия обнаружены следы крови и вещества мозга. При внутреннем исследовании в размятой черепной коробке отмечались только следы вещества головного мозга.

Вначале вызвало удивление отсутствие в черепной коробке вещества головного мозга. Однако при вскрытии под плеврой грудной полости, в заднем верхнем ее отделе, было обнаружено выбухание, содержащее около 260 г ткани мозга. Переломов ребер и позвоночника не было. Таким обра­зом, в результате сильного сдавления головы ткань мозга проникла между сломанными костями основания черепа и затем переместилась под плевру между глубокой фасцией мышц шеи и позвоночником.

При полном переезде колеса автомашины через грудную клетку отмечаются множественные, двусторонние, преимущест­венно тройные переломы ребер, чаще соответственно подмы­шечным линиям. Одновременно наблюдаются переломы ости­стых отростков грудных позвонков и лопаток, а также разрывы, отрывы, размятия и перемещения внутренних органов. Эти по­вреждения наиболее обширны со стороны движения колес. Иногда происходит отслаивание мышц от костей с образова­нием карманов, заполненных кровью (особенно при переезде конечности).

Обширные множественные переломы таза с повреждением седалищных и лобковых костей и образованием двусторонних двойных вертикальных переломов свидетельствуют о сильном сдавлении тела и характерны для переезда колесами автомашины.

Напротив, при ударе и наезде автомашиной переломы костей таза встречаются редко и ограничиваются чаще изолиро­ванным повреждением отдельных костей (особенно при пере­езде конечности).

При ударе и наезде автомашиной, движущейся с большой скоростью, на трупе погибшего нередко обнаруживаются признаки сотрясения тела. К ним относятся кровоизлияния у корней легких (в легочной связке), под эпикардом на основании сердца, разрыв интимы крупных сосудов, кровоизлияния и раз­рывы связочного аппарата печени, кровоизлияния в ткань селе­зенки, брыжейки тонкого кишечника, толщу печени, в область ворот и под капсулу почек. Удар и наезд автомашиной при ско­рости около 100 км/ч могут сопровождаться значительным со­трясением тела с разрывом или даже отрывом внутренних органов (сердца, легких, селезенки, печени).

Пример.

Гражданка Н., 57 лет, заявила, что 15 января 1998 г. она была сбита легковой автомашиной «Мерседес-500» во время перехода улицы Профсо­юзной в 30 м от установленного пешеходного перехода. По словам Н., пе­редняя часть автомашины ударила ее по внутренней части левой голени, в результате чего ее развернуло на левой ноге, на которую она в этот момент опиралась. Водитель «Мерседеса-500» Ф. это отрицал, утверждая, что по­терпевшая сама отшатнулась и упала, испугавшись проходившего мимо ав­томобиля. С места происшествия потерпевшая бригадой скорой медицин­ской помощи была доставлена в больницу № 39, где находилась более 50 дней по поводу винтообразного перелома левого бедра. Перед судебно-медицинской экспертной комиссией был поставлен вопрос, каков механизм описанных повреждений и могли ли они произойти при обстоятельствах, на которые указывает потерпевшая Н.

Заключение экспертной комиссии: 1. Винтообразный перелом левого бедра мог быть причинен при резком повороте туловища и фиксированной левой ноге, что соответствует показаниям потерпевшей Н. 2. Трасологическая экспертиза левого тапочка пострадавшей, на внутренней стороне кото­рого были обнаружены царапины и следы краски от автомашины «Мерсе­дес-500», подтвердили данный вывод.

К характерным для автотравмы повреждениям следует отно­сить и следы волочения, имеющие вид множественных парал­лельных царапин на фоне осадненной кожи, а также попереч­ные безоскольчатые переломы голени или бедер (бампер-переломы). Последние образуются от удара (буфером) автома­шины, движущейся с большой скоростью. По локализации бам­пер-переломов и, в частности по уровню их нахождения от по­дошв, можно судить о высоте расположения бампера автомаши­ны, т.е. об определенных моделях (марках) автомашин.

Осмотр пострадавших при автопроисшествиях нередко свя­зан с решением экспертом многих и сложных вопросов. Глав­ный интерес для органов расследования представляет механизм возникновения происшествий.

Пример.

Гражданка К., 36 лет, 18 января 1998 г. была сбита легковой автома­шиной «Мерседес-600» и доставлена в больницу № 22. При поступлении в истории болезни отмечены следующие данные: общее состояние удовле­творительное; на вопросы отвечает, сознание несколько спутанное; пульс 60 ударов в минуту, ритмичный, удовлетворительного наполнения и напря­жения; тоны сердца приглушены. Отмечается резкая болезненность при пальпации тазовых костей; ссадины у крыла левой подвздошной кости, на правой голени и на лице. На рентгенограмме костей таза обнаружен пере­лом левой седалищной кости, двойной перелом лонной кости без смещения. Подозрение на перелом левого плеча. При осмотре больной в отделении через 2 часа после поступления установлено: больная ничего не помнит о случившемся, не может сказать, когда вышла из дома и куда направлялась. Пульс 74 удара в минуту, удовлетворительного наполнения; артериальное давление 90/50 мм рт. ст. Имеется гематома и болезненность в области лобковой кости; левую ногу поднять не может; гематома в области левого локтевого сустава. Нарушения функции тазовых органов не отмечается.

Еще через 2 часа — температура 38 , пульс 96 ударов в минуту, удовле­творительного наполнения, артериальное давление 120/70 мм рт. ст.

20 января 1998 г. состояние больной средней тяжести. Обширная гематома в области лобковых костей слева, распространяется на область половых губ.

Анализ мочи 19 января 1998 г.: белок 0,3%о, лейкоцитов 2—3 в поле зрения; гиалиновых цилиндров 8—10 в препарате. Анализ крови 12 марта 1997 г.; гемоглобина 56%, эритроцитов 3 800 000, лей­коцитов 8500; РОЭ — 10 мм в час. Рентгенограмма тазовых костей 22 января 1998 г.: костные отломки стоят удовлетворительно; расхождение отломков седалищной кости по оси не превышает 1,0 см, а лобковой — 0,8 см. Вколоченный перелом хирургической шейки плеча с отрывом большого бугра.

Клинический диагноз: 1) закрытый перелом костей таза слева; вколо­ченный перелом левого плеча (шейки).; 2) сотрясение головного мозга лег­кой степени; шок 1-й степени.

Данные обследования экспертом 15 февраля 1998 г.: больная в соз­нании, на вопросы отвечает точно, ясно, в окружающей обстановке ориен­тируется. Состояние удовлетворительное. Температура 37,1 , пульс 72 уда­ра в минуту, ритмичный, удовлетворительного наполнения и напряжения, артериальное давление 110/70 мм рт. ст. Тоны сердца несколько приглу­шены. Со стороны легких особых отклонений от нормы нет. Язык влаж­ный, чистый, живот не вздут, мягкий, безболезненный, раздражения брю­шины нет, почки и селезенка не пальпируются. В левой паховой области кожные покровы окрашены в желтушно-зеленоватый цвет (следы бывшей гематомы). Левую нижнюю конечность больная приподнять не может (вы­раженный симптом «прилипшей пятки»), пассивные движения в левом та­зобедренном суставе свободны, несколько болезненны, а особенно болез­ненна ротация. Движения правой нижней конечностью во всех суставах как активные, так и пассивные в полном объеме, безболезненны. На левом плече кожные покровы окрашены (на участке размером 6 х 10-см) в жел­товато-зеленый цвет (следы гематомы). Активные и пассивные движения в левом плечевом суставе в полном объеме, но несколько болезненны.

В дальнейшем течение повреждений протекало благоприятно, и 26 ап­реля 1998 г. К. была выписана в удовлетворительном состоянии. Функции верхних и нижних конечностей полностью восстановлены.

Выводы: на основании изучения медицинских документов и осмотра гражданки К. судебно-медицинская экспертная комиссия приходит к сле­дующему заключению.

1. У гражданки К. имелись повреждения: закрытые переломы костей таза (перелом левой седалищной кости, двойной перелом левой лобковой кости) без повреждения и нарушения функций тазовых органов и без на­рушения непрерывности тазового кольца; закрытый вколоченный перелом шейки левой плечевой кости, сотрясение мозга легкой степени и явления шока 1-й степени (легкая степень).

Кроме того, у К. имелись кровоизлияния в мягкие ткани в местах пере­ломов плечевой кости и таза, а также ссадины на лице, в области левого крыла подвздошной кости и на правой голени.

2. Все указанные выше повреждения при их причинении не сопровож­дались какими-либо явлениями, угрожавшими жизни К., не вызвали стой­кой утраты трудоспособности, т.е. менее чем на одну треть.

3. Учитывая все изложенное, судебно-медицинская экспертная комис­сия приходит к выводу, что повреждения, полученные гражданкой К., не сопровождались стойкой утратой трудоспособности, а повлекли за собой длительное расстройство здоровья свыше 21 дня и их следует отнести к средней тяжести вреда здоровью.

Значительные затруднения возникают вследствие невозмож­ности осмотра и исследования повреждений непосредственно после происшествия из-за состояния пострадавшего, обширно­сти и тяжести повреждений. Оценка их производится по запи­сям в истории болезни, которые обычно не удовлетворяют судебно-медицинского эксперта. В них не учитывается то, что не­обходимо для экспертизы. Трудно судить о повреждениях и по имеющимся рентгеновским снимкам. Нужно знать типичные для автотранспортной травмы повреждения: следы на коже, ко­торые могут долго сохраняться, переломы костей в определен­ных местах (бампер-переломы). Необходимо точное описание повреждений, их локализации, измерение уровня расположения повреждений. Все должно быть нанесено на схемы. Показ об­стоятельств происшествия может быть осуществлен с другим че­ловеком такого же роста и телосложения. Одежду следует рас­сматривать на этом же человеке или манекене. Сопоставление повреждений одежды и на теле с частями автомашины может дать представление о механизме их происхождения. Все момен­ты такого сопоставления должны быть сфотографированы, а фотографии приложены к заключению эксперта. Целесообраз­нее такое сопоставление проводить в порядке следственного эксперимента.

Пример.

Судебно-медицинский диагноз: закрытая тупая травма головы. Кро­воизлияние в затылочной области головы. Перелом основания черепа. Кровоизлияния под твердую и мягкую мозговые оболочки. Кровь в же­лудочках мозга. Мелкие кровоизлияния в веществе затылочной доли и узлах основания мозга. Ссадины в виде отпечатка протектора автомо­бильного баллона на левой переднебоковой поверхности грудной клетки. Закрытый полный перелом 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9 и 10-го ребер по правой среднеподмышечной и правой лопаточной линиям и 4, 5, 6, 7, 8, 9 и 10-го ребер — по левой заднеподмышечной линии. Разрывы легких и диафраг­мы. Множественные глубокие разрывы печени и селезенки. 1100 мл кро­ви в грудной и брюшной полостях. Резкое малокровие внутренних орга­нов. Закрытый перелом нижней трети левого бедра.

Выводы: на основании судебно-медицинского исследования трупа гра­жданки И., 29 лет, и результатов дополнительных исследований с учетом сведений об обстоятельствах ее смерти прихожу к следующим выводам в соответствии с вопросами, изложенными в постановлении.

1. Смерть гражданки И. наступила от перелома костей основания че­репа с ушибом мозга, множественных переломов ребер, разрывов легких, печени, селезенки, перелома левого бедра, сопровождавшихся обильной кровопотерей.

2. Массивность, локализация и форма повреждений свидетельствуют о том, что они явились результатом автотравмы.

3. Повреждения органов грудной и брюшной полостей возникли от сдавления при переезде колесом автомашины, на что указывают: ссадины в виде отпечатков протектора автомобильного колеса, множественные двух­сторонние переломы ребер и обширность повреждений внутренних органов.

Закрытый перелом нижней трети левого бедра возник, скорее все­го, в результате удара буферной дугой автомашины, на что указывает соответствие уровня повреждения бедра высоте буферной дуги автома­шины «Тойота». Перелом основания черепа и сотрясение мозга возник­ли при последующем падении и ударе затылком о покрытие дороги, о чем свидетельствует расположение кровоизлияния в кожно-мышечном лоскуте затылочной области.

4. Учитывая соответствие высоты буферной дуги автомашины и пере­лома левого бедра гражданки И., можно сказать, что во время удара авто­машины гражданка И. занимала вертикальное положение. Расположение отпечатков протектора на теле гражданки И. указывает на то, что она в момент переезда лежала на спине: колесо проехало справа налево и слегка снизу вверх по отношению к телу гражданки И.

5. Все обнаруженные на теле гражданки И. повреждения причинены прижизненно.

6. Гражданка И. незадолго до смерти принимала алкоголь. Выделен­ное количество (1,5%о) спирта свидетельствует о средней степени алко­гольного опьянения.

7. Смерть гражданки И. наступила быстро, на что указывает характер повреждений и жидкая кровь в полостях сердца.

8. После получения указанных выше повреждений гражданка И. пере­двигаться не могла.

9. От смерти до исследования трупа прошло более 24 часов, так как трупные пятна не бледнели и не исчезали, а трупное окоченение было вы­ражено во всех группах мышц.

Ответственность по ст. ст. 307 и 310 УК РФ известна.

Судебно-медицинский эксперт

<< | >>
Источник: Волков В.Н., Датий А.В.. Судебная медицина: Учеб. пособие для вузов / Под ред. проф. А.Ф. Волынского. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право2000. — 639 с.. 2000

Еще по теме 10.2. Повреждения, характерные для автотравмы:

  1. 10.3. Повреждения, нехарактерные для автотравмы и симулирующие другие виды повреждений
  2. Основные жалобы, характерные для заболеваний различных систем организма
  3. ДЫХАТЕЛЬНЫЕ И СЕРДЕЧНО-СОСУДИСТЫЕ НАРУШЕНИЯ, ХАРАКТЕРНЫЕ ДЛЯ ПЕРИНАТАЛЬНОГО ПЕРИОДА (P20-P29)
  4. 11.3. Повреждения, типичные для железнодорожной травмы
  5. 11.4. Повреждения рельсовым транспортом, нетипичные для железнодорожной травмы
  6. Б. Переважне ураження товстої кишки (коліт) характерне:
  7. Б. Переважне ураження товстої кишки (коліт) характерне:
  8. Характерная локализация и проявления болезненных мышечных уплотнений (БМУ)
  9. Клінічні та лабораторно-інструментальні критерії ХЕК А. Переважне ураження тонкої кишки (ентерит) характерне:
  10. Клінічні та лабораторно-інструментальні критерії ХЕКА. Переважне ураження тонкої кишки (ентерит) характерне:
  11. 6.3. Сучасні лікарські форми для лікування застуди й особливості їх використання. Взаємодія безрецептурних ЛП для для лікування простуди з їжею й алкоголем
  12. Н: ГОРМОНАЛЬНІ ЛІКАРСЬКІ ЗАСОБИ ДЛЯ СИСТЕМНОГО ВЖИВАННЯ (ЗА ВИНЯТКОМ СТАТЕВИХ ГОРМОНІВ). Н02. КОРТИКОСТЕРОЇДИ ДЛЯ СИСТЕМНОГО ВЖИВАННЯН02А. ПРОСТІ ПРЕПАРАТИ КОРТИКОСТЕРОЇДІВ ДЛЯ СИСТЕМНОГО ВЖИВАННЯ. Н02АВ. Глюкокортикоїди
  13. Взаємодія безрецептурних ЛП для для лікування простуди з їжею й алкоголем
  14. ПОВРЕЖДЕНИЯ ГРУДНОЙ СТЕНКИ
  15. ПОВРЕЖДЕНИЯ ПОЗВОНОЧНИКА