загрузка...

14.14. Ранения от взрыва гранат, запалов, мин, снарядов

Взрыв представляет собой очень быстрое выделение энергии в результате физических, химических или ядерных изменений вещества. При этом всегда происходит расширение объема ис­ходного вещества или продуктов его превращения, в связи с чем развивается очень высокое давление, вызывающее разрушение и перемещение окружающей среды. Наиболее часто взрывы осу­ществляются с помощью взрывчатых веществ, к которым отно­сятся тротил (тол), аммонал, мелинит, гексенал и многие дру­гие. Взрывчатый снаряд содержит заряд взрывчатых веществ, средство инициирования взрыва (детонатор, запал) и оболочку, которая может быть металлической, деревянной, пластмассовой. Взрывчатые снаряды могут и не иметь оболочки (например, шашка тротила).

Кроме взрывчатых снарядов взрывными свойствами облада­ют некоторые газообразные и пылевоздушные смеси (пары бен­зина, ацетона, водород, метан, угольная, мучная, сахарная пыль и др.). Могут взрываться закрытые емкости со сжатыми газами, паровые котлы и т. п.

В зависимости от характера боеприпасов и расстояния от них до объекта картина повреждений при взрывах гранат, мин и снарядов может быть различной. Она зависит от действия возникающих при взрыве металлических осколков, от воздей­ствия взрывной волны, кусков земли, дерева и других вторич­ных снарядов.

Особенностью ранений при взрывах снарядов, гранат, мин является их множественность. Нередко осколки поражают почти всю поверхность тела, обращенную к месту взрыва. При этом имеют место многочисленные повреждения головы, туловища и конечностей. Форма и размеры повреждений могут быть самы­ми разнообразными, что зависит от величины и особенностей образующихся осколков. При рентгенологическом исследовании пораженной области выявляются многочисленные осколки в мягких тканях.

Осколочные ранения иногда напоминают рубленые раны, но не имеют такой гладкой поверхности и ровных краев, как при остром орудии. Но если такое орудие имеет затупленное острие (например, тупой топор), то сходство может быть очень боль­шим. Дифференцировать осколочное ранение от ранений ост­рым оружием удается по особенностям повреждений костей. Последние при осколочных ранениях более обширны и менее правильны, чем при повреждении острым орудием.

Повреждения от взрыва гранаты наиболее часто встречаются при взрывах ее в руке потерпевшего. При этом наблюдаются от­рыв кисти, державшей гранату, размозжение и черноватый от копоти цвет тканей в месте отрыва, множественные поврежде­ния на обращенной к этой руке стороне тела. В раневых каналах обнаруживаются осколки гранаты.

При взрывах запалов в кистях рук характерны более или ме­нее обширные отрывы части кисти и рваные размозженные ра­ны, покрытые темно-серым налетом копоти. При расстоянии между взорвавшимся запалом и кистью до 3—5 см наблюдаются травматическая ампутация отдельных, обычно концевых фаланг пальцев, переломы их или пястных костей. При увеличении дистанции свыше 5 см разрывное действие газов не сказывается, переломы костей отсутствуют. В этих случаях образуются только мелкие ссадины и поверхностные раны, в которых обнаружива­ются металлические частицы.

Обязательно составляется план-схема, на которой обознача­ются взрывная воронка (эпицентр взрыва), положение трупа и оторванных частей его тела. Положение трупа фиксируется так­же видеосъемкой или фотосъемкой (производит следователь или специалист-криминалист).

Все обнаруженные в одежде, между слоями одежды свободно лежащие осколки, детали взорвавшегося устройства, частички взрывчатого вещества, а также иные инородные частицы долж­ны быть изъяты.

Характер повреждений одежды (так же, как и тела) во мно­гом определяется дистанцией взрыва. При неблизком взрыве от осколков оболочки снаряда на одежде могут образоваться по­вреждения, напоминающие пулевые. Если же одежда находилась в зоне действия продуктов взрыва, то возникают ее обширные повреждения, обгорание, опаление, закопчение. В таких случаях врач-эксперт испытывает затруднения при описании поврежде­ний одежды (а также тела). Описание осколочных ранений про­водится практически по той же схеме, как и огнестрельных пу­левых ран.

Пример описания повреждений, образовавшихся при близком взрыве:

«Левая кисть и нижняя треть левого предплечья отсутствуют (оторва­ны). Края раны культи неровные, крупнофестончатые, неосадненные. Под­кожная жировая клетчатка и мышцы в области культи размозжены, покры­ты налетом копоти черного цвета. Из размозженных тканей выступают об­рывки сухожилий, сосудов и отломки лучевой и локтевой костей, также покрытые черным налетом. От краев раны к области локтевого сустава от­ходят два линейных разрыва кожи и подкожной жировой клетчатки.

Один разрыв, проходящий по локтевому краю предплечья, длиной 9 см; другой, идущий по его передней поверхности, — длиной 11 см. Ногтевые фаланги 1-го и 2-го пальцев правой кисти оторваны, культи покрыты черной копо­тью. На ладонной поверхности этой кисти 18 ран округлой и овальной формы, размерами от 1 х 0,5 до 2 х 1,5 см с неровными осадненными и закопченными краями. Тыльная поверхность правой кисти в области 1-й и 2-й пястных костей закопчена».

Следует упомянуть и о компетенции судебно-медицинского эксперта в отношении исследования взрывной травмы, которая не может выходит за пределы установления факта повреждений, причиненных взрывом, и должна включать описание характера, объема и локализации полученных повреждений на трупе и его одежде, а также установление возможной позы и удаления от центра взрыва. Все остальные вопросы, связанные с установлени­ем природы взрыва, типа использованного взрывчатого вещества, массы заряда, особенностей конструкции взорванного устройства, способа его взрывания, механизма приведения в действие и т.п., входят в компетенцию эксперта-взрывотехника. Только исполь­зование профессиональных познаний при исследовании взрыв­ной травмы путем проведения ряда экспертиз (судебно-медицинской, взрывотехнической, комплексной экспертизы ма­териалов и т.д.) позволит получить максимум доказательной ин­формации по уголовному делу, возбужденному по факту взрыва. Взрыв, помимо смертельных исходов, в ряде случаев сопровожда­ется причинением несмертельных взрывных повреждений.

Пример.

12 ноября 1999 г. в коммунальной квартире по улице Песчаной в г. Москве в результате неосторожного обращения гражданина А., 18 лет, с взрывным устройством произошел взрыв части тротиловой шашки (около 100 г) с зажигательной трубкой в виде участка огнепроводного шнура и капсюля-детонатора. При этом гражданин А. получил взрывную травму, сопровождающуюся травматическим отрывом правой голени в средней тре­ти, правого предплечья в нижней трети, ожогами 1—2-й степени левой го­лени, поверхностной рваной раной в области крайней плоти, травматиче­ским шоком 2—3-й степени.

Указанные повреждения признаны судебно-медицинской экспертизой как причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни в момент причинения.

Воздействия факторов взрыва, и прежде всего воздушной взрывной волны, способны вызвать как поражения, проявляю­щиеся непосредственно после воздушной контузии (потеря соз­нания, потеря или снижение слуха), так и отдаленные клиниче­ские проявления в виде различных неврологических расстройств, тугоухости, нейроциркуляторной дистонии и т.п. Причину отда­ленных клинико-физиологических последствий и их связь с пре­быванием в зоне действия факторов взрыва установить трудно, если соответствующее медицинское обследование очевидцев со­бытия не было проведено непосредственно после взрыва с при­влечением специалистов соответствующего профиля (невропато­лога, отоларинголога, терапевта, травматолога и др.). Установле­ние такой связи при экспертной оценке состояния здоровья офи­циально не обследованных лиц, предъявляющих характерные жа­лобы через месяцы и годы после воздействия взрыва, нередко за­труднено в силу большого временного разрыва между прошед­шим событием (нанесением травмы) и обследованием.

В заключение считаем необходимым рассмотреть вопросы обеспечения безопасности при экспертном исследовании случа­ев взрывной травмы, при котором возможен контакт со взрыво­опасными объектами непосредственно членов следственно-оперативных групп. Это прежде всего случаи, когда необходим осмотр трупов в зоне боевых действий локальных конфликтов или при их судебно-медицинской экспертизе в моргах, находя­щихся в таких районах. С целью недопущения подрыва исследо­вание трупа рекомендуется начинать с осмотра кистей рук для обнаружения зажатых в них, например, ручных гранат и прово­дить тщательный осмотр снаряжения и обмундирования.

Все осколки оболочки, детали взорвавшегося снаряда, час­тицы непрореагировавшего взрывчатого вещества, обнаружен­ные на месте происшествия, должны быть изъяты для после­дующего исследования. Обнаруженные при осмотре трупа в его одежде, между одеждой и телом осколки оболочки снаряда, вто­ричные снаряды (частицы дерева, грунта и т..п.) также изымают­ся. Указанные объекты заворачиваются в чистую бумагу, поме­щаются в отдельные пакеты (бумажные или полиэтиленовые), снабжаются соответствующей надписью и опечатываются печа­тью следователя.

<< | >>
Источник: Волков В.Н., Датий А.В.. Судебная медицина: Учеб. пособие для вузов / Под ред. проф. А.Ф. Волынского. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право2000. — 639 с.. 2000

Еще по теме 14.14. Ранения от взрыва гранат, запалов, мин, снарядов:

  1. 14.15. Основные вопросы, решаемые судебно-медицинской экспертизой при взрыве
  2. Дыхательный взрыв
  3. Дозирование воздушных ванн, мин
  4. Непроникающие ранения груди
  5. Таблица нахояадения индекса по Гарвардскому степ-тесту по полной форме у взрослых людей (t = 5 мин
  6. 14.6. Установление последовательности огнестрельных ранений
  7. РАНЕНИЯ СЕРДЦА И ПЕРИКАРДА
  8. ТРАВМЫ. РАНЫ, РАНЕНИЯ
  9. 14.8. Особенности огнестрельных повреждений при рикошете и преодолении пулей преград перед ранением
  10. Глава 18. ОРГАНИЗАЦИЯ ХИРУРГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ РАНЕНЫМ ПРИ СОЧЕТАННОЙ БОЕВОЙ ТРАВМЕ В УСЛОВИЯХ ЛОКАЛЬНЫХ ВОЕННЫХ КОНФЛИКТОВ