<<
>>

1.5.Фармация в средние века

На развитие фармации в средние века большое влияние оказа­ла алхимия. Алхимию часто называют герметическим искусством, так как, по преданиям, она восходит к Гермесу Трисмегисту — легендарному египетскому фараону, которому приписывают соз­дание нескольких алхимических трактатов, в том числе и самого короткого из них — «Изумрудной скрижали».

На изумрудной пла­стине, найденной в усыпальнице Гермеса воинами Александра Македонского, были вырезаны следующие строки:

«Это верно, без обмана, истинно и справедливо!

То, что внизу, как то, что вверху, и то, что вверху, как то, что вни­зу, для того, чтобы совершить чудеса одного и того же. И подобно тому как все предметы произошли из Одного, по мысли Одного, так все они произошли из этого вещества, путем его применения.

Его отец — Солнце, его мать — Луна; Ветер носил его в своем чреве, Земля — его кормилица. Он — отец всякого совершенства во Вселенной. Его могущество безгранично на Земле.

Отдели землю от огня, тонкое от грубого, осторожно, с большим искусством. Это вещество поднимается от земли к небу и тотчас снова нисходит на землю. Оно собирает силу и верхних и нижних вещей.

И ты получишь славу мира, и всякий мрак удалится от тебя.

Это могущественная сила всякой силы, она уловит все неуловимое и проникнет во все непроницаемое, потому что так сотворен мир.

Вот источник удивительных применений... Вот почему я был назван Гермесом Трижды Величайшим, владеющим Тремя отделами Всеобщей философии. Я сказал здесь все о деле Солнца»[2].

Алхимия возникла в Древнем Египте в III —IV вв. до н.э. (еги­петской царице Клеопатре даже приписывают сочинение «Хри- сопея» (Златоделие), но широкое развитие она получила лишь в XI —XIV вв. в Западной Европе. Главной целью алхимиков был поиск так называемого «философского камня» для получения «эликсира долголетия», позволяющего многократно увеличить ин­теллектуальные и духовные возможности человека. Процесс пре­вращения неблагородных металлов в золото или серебро являлся лишь контрольным этапом, позволяющим убедиться, что полу­ченное вещество действительно философский камень. Мало кто из алхимиков был богат, так как не это было целью их жизни. Благодаря алхимикам шло количественное и качественное накоп­ление сведений практического характера, составлялись руковод­ства по производству разнообразных веществ (от ЛС до красите­лей), ими были предложены и усовершенствованы методы пере­гонки, возгонки, осаждения, фильтрации, кристаллизации, изоб­ретена водяная баня, перегонный куб и другое оборудование для химических лабораторий.

Европейскому периоду развития алхимии предшествовал араб­ский. Арабскими алхимиками впервые были получены азотная и хлористоводородная кислоты, хлорная известь, препараты ртути, нитрат серебра, спирт. Основа фармации арабского Востока была заложена алхимиками. В трудах арабских ученых почти полностью отсутствовали мистика и таинственность, свойственные европей­ским алхимикам, ими первыми были введены правила приготов­ления лекарств.

В 840 г. издана первая в мире фармакопея «Караба- дин», авторство которой приписывают Сабур-ибн-Сахелю, пред­ставителю медико-фармацевтической школы в Джонджабуре (пер­сидская провинция Хоцисган). В лечебной практике арабские уче­ные избегали применения сильнодействующих веществ и для ослаб­ления их действия рекомендовали добавлять к ним лимонный сок, фиалковый корень. Широко применялись легкие слабительные средства, такие, как лист сенны, тамаринды. Арабы ввели в меди­цинскую практику сахар (вместо меда) и лекарственные сиропы, использовали для лечения корицу, мускатный орех, гвоздику. Ре­цепты отличались сложностью, включали до 60 ингредиентов. Го­товили такие лекарственные формы, как пилюли, кашки, плас­тыри, душистые масла. Память об этом периоде развития фарма­ции сохранилась в виде терминов арабского происхождения, та­ких, как юлеп (розовая вода), камфора, безоар, алкоголь. Разви­

тию фармации на Востоке способство­вало возникновение и распространение аптек. Первая аптека была открыта в Багдаде в 754 г. калифом Альманзором (слово «аптека» греческого происхож­дения и обозначает склад, кладовую, помещение для хранения). Позже ара­бы перенесли устройство аптек в свои европейские владения, и из Салерно,

Кордовы, Таледо они распространились по всему миру.

Среди ученых Востока особое место занимает Авиценна (Абу-Али ал-Хусе- ин ибн Абдаллах ибн ал-Хасан ибн Али ибн Сина, 980—1037) (рис. 1.4). Ави­ценна был разносторонне образован­ным человеком: он многое сделал в области астрономии, физики, химии, геологии, географии, по­эзии, музыки, философии. Особенно велики его заслуги в обла­сти медицины и фармации. Роль Авиценны в развитии человече­ской культуры настолько значительна, что в 1980 г. по решению ЮНЕСКО весь мир отмечал тысячелетие со дня его рождения.

Авиценна — автор пятитомного труда «Канон врачебной на­уки», охватывающего вопросы анатомии, физиологии, патоло­гии, терапии, фармации, гигиены. Первый том «Канона» посвя­щен теоретическим основам медицины и содержит очерк анато­мии человека. Во втором томе дано описание простых лекарств растительного, животного и минерального происхождения. Третий том посвящен описанию болезней и способов их лечения. Четвер­тая книга уделяет много внимания ядам и противоядиям. В пятой книге «Канона» даны различные сложные лекарственные формы, технология их изготовления и способы применения. Всего Авицен­на перечисляет 2 600 лекарственных веществ, из которых 1 400 рас­тительного происхождения. Среди них прописи лепешек, порош­ков, сиропов, пилюль, мазей, пластырей, лекарственных масел.

Авиценна требовал производить предварительную проверку действия лекарств на животных и только после этого применять для лечения людей. В XII в. «Канон» перевели на латинский язык, и в течение пяти столетий он был настольной книгой европей­ских врачей.

Во время расцвета арабской культуры на Востоке Западная Европа находилась в состоянии экономического и культурного упадка. Господствовала церковная схоластика, исходившая из по­ложения, что знания даны человеку готовыми, любые открытия отрицались, а люди, высказывавшие новые идеи, объявлялись еретиками. Практически единственным центром медицинской
мысли на Западе была медицинская школа, основанная в IX в. в старинном портовом городе Салерно на юге Италии вблизи Не­аполя. Школа в Салерно имела светский характер и продолжала лучшие традиции античной медицины. Слава о ней была так вели­ка, что даже после появления в Салерно школ философов и юри­стов его называли городом Гиппократа. В 1076 г. город был занят крестоносцами, а школа превращена в центр подготовки врачей, которые должны были сопровождать армию во время крестовых походов и организовывать госпитали в Европе. Возникла необхо­димость унификации методов приготовления лекарств, для чего ректором Салернской школы Николаем в 1140 г. была составлена первая в Европе фармакопея «Антидотарий», где впервые были введены унифицированные меры аптекарского веса (гран, скру­пул, драхма, унция, либра), позднее получившие название «нюрн­бергский вес» и употреблявшиеся вплоть до введения метриче­ской системы (отменены в сентябре 1899 г.). Соотношение этих единиц с единицами метрического веса следующее: 1 гран со­ставляет 0,062 г; 1 скрупул = 20 гран = 1,243 г; 1 драхма = 3 скру­пулы = 3,73 г; 1 унция = 8 драхм = 29,86 г; 1 либра = 12 унций = = 358,32 г. Условные значки, обозначавшие меры «нюрнбергского веса», своим прототипом имели египетские цифры.

В 1224 г. императором Священной Римской империи Фридри­хом II был издан декрет, разделивший права и обязанности вра­чей и фармацевтов. Этот декрет положил начало выделению фар­мации в самостоятельную специальность и дисциплину. Им же были установлены клятва фармацевтов, готовящих лекарственные препараты, правила хранения и отпуска ядов. Врачам запрещалось содержать аптеки, снабжать лекарствами больных, вступать с ними в торговые отношения. Аптекари, в свою очередь, не имели права лечить больных, вводилась ревизия аптек. Салернской медицин­ской школе единственной было дано право присвоения звания врача, без лицензии этой школы заниматься медициной было за­прещено. Фармацевтам запрещалось реализовывать лекарства, не будучи проэкзаменованными медицинским факультетом и не имея на то специального удостоверения. Салернская школа установила 4 степени для выпускников:

1- я степень — лиценциат — получали лица, прошедшие основ­ной курс какой-либо дисциплины. Например, уход за больными, приготовление лекарственных смесей из готовых материалов;

2- я степень — бакалавр — получали лица, которым доверяли обучение других;

3- я степень — магистр — получали лица, в совершенстве овла­девшие какой-либо наукой и способные передавать эти знания другим;

4- я степень — доктор — получали лица, самостоятельно разви­вающие учение (доктрину).

Известный средневековый врач и философ Арнольд де Вила- нова (1240—1313) написал «Салернский кодекс здоровья» — один из самых знаменитых трудов этой школы, гигиенические и сани­тарные предписания которого не утратили своего значения до на­стоящего времени. Медицинская школа Салерно в отличие от других средневековых школ была основана не духовенством и носила светский характер. В ее создании участвовали многие горожане, которые в благодарность за помощь школе освобождались от уплаты налогов. Еще одним отличием Салернской школы было то, что среди ее профессоров имелось немало женщин: Абелла — автор трактатов «О черной желчи», «О природе человеческого се­мени»; Тротула — «О женских болезнях», «О составлении лекарств»; Ребекка Гуарна — «О лихорадке», «О моче», «О зародыше»; Кон­станта Календа — доктор медицины, дочь декана Неаполитан­ской медицинской школы; Меркуриадис — знаменита как хирург.

Салернская школа оказала огромное влияние на развитие ме­дицины во всем мире.

Развитие науки привело к значительному обогащению лекар­ственного каталога. Изготовление и усовершенствование фарма­цевтических препаратов сосредоточивалось в аптечных лаборато­риях, которые стали колыбелью фармацевтической химии.

Самый большой вклад в развитие фармации XVI в. внес Пара- цельс (Филипп Ауреол Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм, 1493 — 1541) — создатель лечебной химии, или ятрохимии (рис. 1.5). Па- рацельс родился в семье врача в Айнзидельне, близ Цюриха (Швей­цария). Парацельс — «подобный Цельсу», добавочное имя, при­нятое Теофрастом Гогенгеймом после окончания университета.

Ятрохимики считали, что живой организм — это сочетание определенных химических веществ, болезни — отклонение хими­ческого состава организма от нормы.

Для восстановления нарушенного рав­новесия надо воздействовать на орга­низм химическими средствами. Пара­цельс ввел в европейскую медицинскую практику употребление препаратов рту­ти, меди, сурьмы, железа, мышьяка, ему принадлежит знаменитое высказы­вание о задаче химии, которая состоит не в том, чтобы делать золото или се­ребро, а в том, чтобы готовить лекар­ства. Он развил представление о дози­ровке лекарств (все есть яд и ничто не лишено ядовитости, одна только доза делает яд незаметным). Парацельс впер­вые стал готовить химически чистые препараты и выделил признаки, позво-

лившие сулить о чистоте препаратов. Ученый не испытывал новые JIC, и предложенные им препараты вызывали большое количел ство отравлений, поэтому в некоторых городах они были запре-4 щены (например, в Париже в 1566 г.).

Парацельс считал, что лекарственным действием обладает не само растение, а вещества, в нем заключающиеся, и рекомендо­вал выделять их в возможно чистом виде с помощью спирта. Пре­параты, изготовленные по Парацельсу, получили название Medica­menta spagirica (от spao — тяну и âgeiго — собираю) в отличие от Medicamenta galenica, которые получали с помощью других раство­рителей (воды, вина, уксуса, меда) и которые, по мнению уче­ного, были менее эффективны.

Получить действующее вещество в чистом виде не удалось, но благодаря опытам Парацельса и его последователей в аптеках ста­ли готовить новые препараты, такие, как «золотая тинктура», «же­лезная тинктура» (жидкие лекарственные препараты, содержащие золото и железо соответственно) или «лауданум», в состав кото­рого входил опий (рис. 1.6). Парацельс был сторонником учения о сигнатурах, согласно которому цвет, вкус и запах растения ука­зывают на заболевание, при котором оно может применяться. На­пример, растение с желтыми цветами — при лечении желтухи и т.д. К причинам болезни он относил влияние планет, ненависть другого человека и т. п.

Влияние ятрохимиков привело к возникновению новых фар- макопей, были написаны труды по ревизии аптек, улучшению работы которых Парацельс уделял много внимания. В послании к магистрату г. Базеля он писал: «Имеются еще неполадки в апте-


ках, кои в будущем могут мне, а также и больным, к большой невыгоде и вреду послужить; надлежит, чтобы они, когда сие по­надобится, сведущими людьми посещались, дабы все, что может ко вреду послужить и во вред обратиться, было бы изъято и остав­лено, а также, чтобы была взята клятва и о негодных рецептах городскому лекарю доносить... Также надлежит, чтобы ни один аптекарь с докторами общения не имел, даров от них не получал и в дележ с ними не вступал. Также испытать надлежит, достаточ­но ли аптекари в своем деле опытны и искусны, дабы через их невежество ни одному больному в отношении его тела беды не приключилось и дабы лекарства были приготовляемы самими ап­текарями, а не их малолетними учениками...»*.

Беспощадно отрицая все авторитеты, Парацельс страстно про­пагандировал свое новое учение, читая лекции не на латинском, как тогда было принято, а на немецком языке, что приводило к большему распространению в обществе его взглядов. Непримири­мая вражда с противниками привела к появлению многочислен­ных врагов, пытавшихся его убить. «Ни у одного человека в мире не было столько врагов и хулителей; ни у одного человека в мире не было столько приверженцев и восторженных поклонников», — пи­сал о Парацельсе французский историк XVIII в. Лангле дю Френуа. Профессор В. А. Тихомиров, читавший курс лекций по фармации в МГУ на рубеже XIX—XX вв., так оценил значение этого чело­века: «Период от конца XV столетия до начала XVIII столетия может быть назван парацельсовским, ... так как Парацельс, по­добно своему современнику Лютеру, принадлежит к числу вели­ких реформаторов своего века; он ревностно заботился о введе­нии в число лекарств неорганических препаратов вместо упо­треблявшихся до тех пор по преимуществу трав, корней и корок. Парацельс по справедливости должен считаться основателем фар­мацевтической химии»**.

<< | >>
Источник: Лоскутова Е.Е.. Управление и экономика фармации. В 4 т.Фармацев тическая деятельность. Организация и регулирование: учеб, для стул. высш. учеб, заведений / [И. В. Косова и др.|; под ред. Е.Е. Лоскутовой. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Издатель­ский центр «Академия»,2008. — 400 с.. 2008
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме 1.5.Фармация в средние века:

  1. 4.9. Автоматизированные системы управления и информационно-управленческие системы в фармации. Перспективы автоматизации и компьютеризации управленческих процессов в фармации
  2. Лоскутова Е.Е.. Управление и экономика фармации. В 4 т.Фармацев тическая деятельность. Организация и регулирование: учеб, для стул. высш. учеб, заведений / [И. В. Косова и др.|; под ред. Е.Е. Лоскутовой. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Издатель­ский центр «Академия»,2008. — 400 с., 2008
  3. Рак века (ICD-O С44.1). Правила классификации
  4. ГЕННАЯ ТЕРАПИЯ И МЕДИЦИНА XXI ВЕКА
  5. Глава 9. ПРЕДШЕСТВЕННИКИ ПГ И ФАРМАЦИЯ НЕКОТОРЫХ ГРАНИЧНЫХ СОЕДИНЕНИЙ
  6. Развитие фармации в России
  7. Глава 11. -МОРСКАЯ ФАРМАЦИЯ И ЕЕ МЕСТО В СИСТЕМЕ СОВРЕМЕННОГО ЛЕКАРСТВОВЕДЕНИЯ
  8. 1.2. Особенности менеджмента в фармации
  9. Медицина и фармация древних цивилизаций
  10. Медицина и фармация Ближнего Востока и Западной Европы в средневековье
  11. МОРСКАЯ ФАРМАЦИЯ — НОВАЯ ОТРАСЛЬ ФАРМАЦЕВТИЧЕСКОЙ НАУКИ
  12. МОРСКАЯ ФАРМАЦИЯ И ЕЕ МЕСТО В СИСТЕМЕ СОВРЕМЕННОГО ЛЕКАРСТВОВЕДЕНИЯ