<<
>>

Мгновение 4. Гиперактивность: «тяжелая» фармакология или «умное» питание?

«Клим Григорьевич Чугункин, 25 лет, холост.

Беспартийный, сочувствующий. Судился 3 раза и оправдан: в первый раз благодаря недостатку улик, второй раз происхождение спасло, в третий раз - условно каторга на 15 лет.

Кражи. Профессия - игра на балалайке по трактирам. Маленького роста, плохо сложен. Печень расширена (алкоголь). Причина смерти - удар ножом в сердце в пивной «Стоп-сигнал»,

у Преображенской заставы».

М.А. Булгаков. Собачье сердце

Гиперактивность и дефицит внимания - крупная медико-социальная и медико-педагогическая проблема. После 1992 года, в России наблюдает­ся постоянное нарастание популяции детей и подростков с девиантными формами поведения с отчётливым компонентом гиперактивности. Этиоло­гия данного состояния не вполне ясна; считается, что синдром дефицита внимания с гиперактивностью возникает как результат взаимодействия со­циальных, медицинских, генетических, нутрициальных и других факторов. Без четкого ответа на вопрос об этиологии заболевания, сведение терапии гиперактивности просто к приему синтетических модуляторов дофамино­вого метаболизма не что иное как надежный способ создания химической зависимости у ребенка.

Приведенный в этой главе систематический ана­лиз биохимических нарушений при дефиците внимания с гиперактивнос­тью указывает на молекулярные механизмы, через которые дефициты оп­ределенных микронутриентов предрасполагают к возникновению гиперак­тивности и дефицита внимания. Следует отметить, что концепция «умного питания» уже активно внедряется в ряде западных стран.

Дефицит внимания и гиперактивность - основные признаки «плохого ученика», «плохого» в смысле способности к обучению. Любой профессио­нальный педагог прекрасно осведомлен о том, что если ребенок неспосо­бен, вследствие тех или иных причин, сохранять внимание во время урока, об обучении ребенка чему-либо не может быть и речи.

То же самое с ги­перактивностью: при избыточной, скажем так, «подвижности» ребенка во время урока, содержимое последнего полностью улетучивается, как толь­ко началась перемена - или намного ранее... Таким образом, отсутствие гиперактивности при сохранении внимания - необходимое условие учебы и, следовательно, развития интеллекта ребенка. Поэтому педагогические, диетарные, фармакологические, терапевтические и прочие меры, способс­твующие сохранению внимания и предотвращению гиперактивности, явля­ются основой основ нормального интеллектуального развития ребенка.

В последнее время отмечен чрезвычайно гипертрофированный инте­рес только к одному методу коррекции дефицита внимания или гиперак­тивности - фармакологической коррекции. Да, действительно, это проще всего - дал таблетку и ребенок успокоился. По данным социального опро­са, проведенного среди фармацевтов аптек г. Москвы, обращение покупа­теля «дайте пожалуйста что-то, чтобы успокоить ребенка» одно из самых распространенных. Особенно часто обращаются бабушки и матери.

Попытка решить весьма сложную поведенческую проблему у ребенка с использованием какой-либо «магической таблетки» (очень часто, в обход посещения врача) является примером халатного (если не наплевательско­го) отношения к собственным детям. Такое поведение зачастую преследу­ет эгоистические потребности взрослых: спокойно посмотреть телевизор, спокойно выпить, покурить, поговорить по телефону, а не следить и не бе­гать все время за этим надоедливым, шумным и настырным чадом.

Полноценное решение проблемы гиперактивности состоит, конечно же, не в приеме той или иной «магической таблетки» а, прежде всего, в ус­тановлении реальных причин, корней данной проблемы. На сегодняшний день известно, что гиперактивность и т.н. «СДВГ» (синдром дефицита вни­мания с гиперактивностью) обусловлены комплексом причин, многие из которых по-прежнему полностью игнорируются не только родителями, но и многими медицинскими специалистами. К этим причинам относятся отри­цательное влияние агрессивной информационной среды, дефициты мно­гочисленных микронутриентов (магния, йод, омега-3 ПНЖК и т.д.), избыток некоторых нейротоксинов в организме матери при вынашивании (свинец, никотин, алкоголь), генетические полиморфизмы и др.

Как было отмечено ранее, недостаток или дефицит внимания, наряду с гиперактивностью, являются основными препятствиями на пути нормаль­ного интеллектуального развития ребенка. Клиника этого неврологическо­поведенческого расстройства развития начинается в раннем возрасте и проявляется такими симптомами, как трудность концентрации внимания, гиперактивность, плохо управляемая импульсивность. Гиперактивный ре­бенок постоянно двигается (как правило, бесцельно), неаккуратен (не завя­зывает шнурки, неправильно застегивает одежду или одевается наизнанку, пачкает одежду), с трудом приобретает гигиенические навыки, перебивает окружающих. В игре часто разрушает созданное другими детьми, агрес­

сивен. В целом, гиперактивность проявляется недостатком самоконтроля над поведением в ответ на конкретные требования окружающей обстанов­ки и высокой степенью деструктивности поведения по отношению к себе и окружающим.

У гиперактивных людей с дефицитом внимания, элементарная культу­ра поведения прививается с большим трудом. Здесь можно вспомнить ха­рактерное поведение известного всем героя романа М.А. Булгакова «Соба­чье сердце»: «Да что вы все... То не плевать. То не кури. Туда не ходи... Что уж это на самом деле? Чисто, как в трамвае. Что вы мне жить не даете?!» и ряд других, не менее замечательных цитат, весьма точно схватывающих характерные черты гиперактивного расстройства поведения.

В различных странах мира, от 5% до 40% детей в популяции могут ха­рактеризоваться СДВГ различной интенсивности и различным соотноше­нием дефицита внимания и гиперактивности (Rader, 2009; Van Cleave, 2008; Заваденко Н.Н., 1999). Следует отметить, что часто формальный диагноз «СДВГ» своевременно не ставится. Гиперактивность у детей распростра­нена гораздо шире нежели чем СДВГ (Заваденко Н.Н., 1999; Журба Л.Т., 1980; Заваденко Н.Н., 2003). До начала перестройки, СДВГ не имело столь широкого распространения у российских детей, как в настоящее время. После 1992 года, в России наблюдается постоянное нарастание популяции детей и подростков с СДВГ, осложненным алкоголизмом и наркоманией (Заваденко Н.Н., 2003).

Диагноз «СДВГ» (обычно ставится по специальным шкалам-опросни­кам в DSM-IV) является ярко выраженной клинической формой дефицита внимания/гиперактивности у детей и взрослых. Этиология данного забо­левания не вполне ясна; имеющиеся данные позволяют сделать предполо­жение, что СДВГ возникает как результат взаимодействия многочисленных социально-медицинских факторов - педагогической запущенности, отри­цательного влияния среды, дефицитов многочисленных микронутриен­тов (магния, омега-3 ПНЖК и т. д. ) с одной стороны и избытка некоторых нейротоксинов (свинец, никотин, алкоголь) - с другой (Торшин, Громова с соавт, 2010). Поэтому, анализ такой частной патологии как СДВГ имеет принципиально важное значение для установления этиопатологии менее выраженных форм гиперактивности и дефицита внимания.

Мы уделим особое внимание дефицитам микронутриентов. Тому есть две причины. Во-первых, о дефицитах микронутриентов практически ни­когда не вспоминают при гиперактивности у ребенка. Во-вторых, нельзя за­бывать о широком распространении гиповитаминозов и дисмикроэлемен- тозов среди россиян. По данным многолетних исследований проводимых лабораторией витаминов и микроэлементов НИИ Питания РАМН (Спиричев В.Б., Коденцова В.М., 1985-2010), в России широко распространен поли­гиповитаминоз (т.е. сочетанный дефицит многих витаминов). Дефициты определенных нутриентов (прежде всего, магния, омега-3 ПНЖК и йода) нарушают баланс нейротрансмиттеров в ЦНС и косвенно способствуют развитию гиперактивности.

В современной России проблема хронического дефицита многих мик­ронутриентов (витаминов, минералов, омега-3 ПНЖК) настолько серьезна, что правительство России издало постановление о необходимости коррек­ции дефицита йода и других микронутриентов еще в 1999. Тем не менее, проблема серьезного поливитаминоза россиян по-прежнему остается, что сейчас можно говорить прямо-таки о целенаправленной атаке против микронутриентов. Направления этой атаки можно очертить следующим об­разом: повсеместное распространение иррационального, безграмотного питания (пересоленная пища, гиперфосфорное питание, искусственные продукты питания и другая «мусорная еда»), спесивое отношение к микро­нутриентам узких специалистов и склонность малоинформированных лю­дей к мисконцепциям (англ.

misconception, «недоразумение», «неправиль­ное представление», «предрассудок»).

Безграмотное и нерациональное питание. В традиционных системах питания разных народов имеются проверенные временем решения о здо­ровом питании. Мы, однако, живем в эпоху всё более усиливающейся де­натурализации продуктов питания. Большинство продуктов, предоставляя адекватные количества макронутриентов (белки, жиры, углеводы, макро­элементы, вода), могут быть значительно обеднены микронутриентами (витамины, микроэлементы и витамино-подобные вещества). Гиперфос­форное питание (сосиски, колбаса) и искусственные продукты питания непосредственно стимулируют потерю организмом и витаминов, и микро­элементов.

Установлена четкая корреляция между определенными пищевыми до­бавками и риском гиперактивности даже при однократном приеме этих пи­щевых добавок (McCann, 2007). Особенно высокое повышение риска СДВГ было установлено для консерванта бензоата натрия и искусственных пище­вых красителей «закатжелтый» FCF (E110), «хинолиновыйжелтый» (E104), «кармоизин» (E122), «красныйочаровательный» (E129), «тартразин» (E102) и «понсо 4R» (E124). По результатам исследования, федеральное агентс­тво Великобритании по пищевым стандартам предложило производителям продуктов питания добровольно отказаться от использования большинства искусственных пищевых красителей к концу 2009 года.

Спесивое отношение к микронутриентам узких специалистов. Про­блема дефицита витаминов и микроэлементов характерна либо для воен­ного времени, либо для стран, где система здравоохранения практически полностью разрушена. В советской России существовали государствен­ные программы по комплексной профилактике витаминных дефицитов и, в том числе, йодного дефицита. С начала т.н. «перестройки» в России была полностью прекращена программа профилактики дефицита йода

- несмотря на то, что ещё с 1920-х годов было прекрасно известно: Россия

- йод-дефицитный регион. Поэтому, с 1988 года в России резко возрасло количество врождённых дефектов развития, связанных с нутритивной не­достаточностью.

Отмечались даже случаи врождённого йодного кретиниз­ма, которого практически не наблюдалось в СССР. Тем не менее, в стра­не с широчайшим распространением полигиповитаминозов и дисмикро- элементозов, очень часто можно услышать рассуждения о воображаемой «бесполезности» или даже «вреде» витаминов и минералов. К сожалению, подобные безграмотные высказывания можно прочитать не только в жел­той прессе, но и услышать от определённых медицинских «специалистов», причём имеющих некоторый административный ресурс...

Г

Склонность кмисконцепциям. Наконец, еще одним направлением ата­ки на микронутриенты является идеологическая атака - распространение заведомо ложных идей (или «мисконцепций») с целью извлечения коммер­ческой или иной выгоды из возникающей ситуации.

Любое природное явление и любая область человеческой деятельнос­ти очень часто окружается различного рода предрассудками, сплетнями и мифами. Некоторые искренне верят, что гром производится неким богом грома. Другие - что черная кошка приносит несчастье. Третьи - что кроли­чья лапка предотвращает несчастье от черной кошки, особенно во время грозы. Медицину мисконцепции сопровождают веками - при анемии ле­кари рекомендовали кровопускание, англоязычные «специалисты» (англ. quack) столетиями «лечили» всех пациентов хлоридом ртути (каломель) и т. д.

К сожалению, в век массовых средств коммуникации и вседовле- ющей рекламы, любая мифология распространяется гораздо быстрее чем научные знания. Медицинские специалисты такие же люди как и их пациенты и, зачастую, весьма падки на иррациональные идеи мифоло­гического толка, особенно подаваемые в красивой упаковке. Поэтому, всякого рода мисконцепции иногда получают распространение и среди медицинских специалистов: акушеров, неврологов, терапевтов, детских психологов.

Приведем одну из самых частых мисконцепций по отношению к про­блеме гиперактивности у детей. Ее можно сформулировать следующим образом: «Гиперактивность - следствие тяжелейших нарушений нейроме­диаторного обмена и лечение гиперактивности возможно только фармако­логическими препаратами, напрямую регулирующими обмен нейромедиа­торов». Еще одна популярная мисконцепция: «витамины не имеют никакого отношения к нервной системе и, тем более, к поведению детей». В свете приводимых далее результатов научных исследований этиологии гиперак­тивности, абсурдность мысли о воображаемой «бесполезности» физиоло­гических доз витаминов и микроэлементов становится более чем очевид­ной для профессиональных врачей.

Далее, мы рассматриваем результаты ассоциативных генетических исследований этиологии гиперактивности и СДВГ, представляем резуль­таты систематического анализа биохимических факторов гиперактивности и дефицита внимания и, затем, приводим результаты доказательной меди­цины по использованию определенных микронутриентов в терапии и про­филактике СДВГ.

<< | >>
Источник: Торшин И. Ю., Громова О. А.. Экспертный анализ данных в молекулярной фармаколо- Т61 гии. - М.: МЦНМО, 2012- 747 с.. 2012

Еще по теме Мгновение 4. Гиперактивность: «тяжелая» фармакология или «умное» питание?:

  1. А) депрессии утраты или тяжелой болезни близких
  2. СКОРОСТЬ И ВРЕМЯ У всякого мгновения своя вечность и свой закон.
  3. ИСПЫТАНИЕ НА ТЯЖЕЛЫЕ МЕТАЛЛЫ
  4. Острая тяжелая брадикардия
  5. ТЯЖЕЛАЯ ТРАВМ
  6. Занятия по тяжелой атлетике
  7. Тяжелый (лихорадочный) вариант белой горячки
  8. ПРОИСХОЖДЕНИЕ И ПРИРОДА ИНТОКСИКАЦИИ ПРИ ТЯЖЕЛОЙ ТРАВМЕ
  9. 9.4. ИНСТРУКЦИЯ ПО ПРИЕМУ В ШКОЛЫ ДЛЯ ДЕТЕЙ С ТЯЖЕЛЫМИ НАРУШЕНИЯМИ РЕЧИ
  10. Спектр фармакологической активности солей тяжелых металлов
  11. Стабилизация состояния ребенка при отравлениях тяжелой степени
  12. Наглядная фармакология
  13. 8.2. РАБОТА ЛОГОПЕДА В ШКОЛЕ ДЛЯ ДЕТЕЙ С ТЯЖЕЛЫМИ НАРУШЕНИЯМИ РЕЧИ
  14. ЛИЦО, НАХОДИВШЕЕСЯ В ТЯЖЕЛОМ ГРУЗОВОМ АВТОМОБИЛЕ И ПОСТРАДАВШЕЕ В РЕЗУЛЬТАТЕ ТРАНСПОРТНОГО НЕСЧАСТНОГО СЛУЧАЯ (V60-V69)
  15. Клиническая фармакология
  16. Клиническая фармакология
  17. Питание тяжелобольных
  18. Макробиотическое питание