<<
>>

Пероксиредоксины

В живых организмах широко представлены белки с пероксидазной активностью - пероксиредоксины, которые имеют фиксированные цистеиновые остатки на концах мо­лекул. Впервые пероксиредоксины, белки с молекулярной массой около 25 кДа, были выделены из дрожжевых клеток и описаны как тиоредоксинпероксидазы, восстанавли­вающие гидроперекиси посредством переноса электронов от тиоредоксина. В после­дующем из клеток разных организмов, от бактерий до человека, были выделены более 70 сходных по строению и свойствам белков, которые получили название "пероксире­доксины", так как донорами электронов для них служили не только тиоредоксины.

У животных и человека на пероксиредоксины приходится от 0,2 до 0,8 % суммарной фракции растворимых белков в клетках. В отличие от тиоредоксинов, имеющих актив­ный двухцистеиновый участок и образующих внутримолекулярную дисульфидную связь, пероксиредоксины не имеют таких участков, однако они несут легкоокисляющие- ся цистеиновые остатки, способные образовывать межмолекулярные дисульфидные свя­зи. По числу активных остатков цистеина все пероксиредоксины млекопитающих разде­ляются на типичные двухцистеиновые (1-4), атипичные двухцистеиновые (5) и одно­цистеиновые (6), все они имеют фиксированные цистеиновые остатки на М-концевых участках молекул и, кроме того, пероксиредоксины 1-4 имеют аналогичные цистеино­вые остатки на С-концах молекул (табл. 71) [1631].

Таблица 71

Семейство пероксиредоксинов млекопитающих

Положение Локализация Локализация Клеточная лока­
активных Cys гена у человека гена у мыши лизация
Пероксиредоксин 1 47,170 lq34.1 4-47 цитозоль, ядра
Пероксиредоксин 2 47,170 13q 12 8-36 цитозоль, мем­браны
Пероксиредоксин 3 47, 170 10q26.12 19-50 митохондрии
I Пероксиредоксин 4 47,170 10p22.ll Х-65.4 цитозоль, внекле- И точная 1
Пероксиредоксин 5 47,72, 151 11 q 12.3 19-0.5 митохондрии, | пероксисомы
Пероксиредоксин 6 47 1 q23.3 1-83.6 цитозоль

Помимо названия по современной номенклатуре, пероксиредоксины имеют также свои исторические названия, полученные ими при первоначальном описании. Так, пе- роксиредоксин 1 известен как фактор усиления активности естественных киллеров (natu­ral killer enhancing factor NKEF-A), гем-связывающий белок с молекулярной массой 23 кДа (heme-binding protein Mr 23, К НВР23) и макрофагальный стрессовый белок (macro­phage stress protein Mr 23 К, MSP23) [752]; пероксиредоксин 2 был описан как тиол- специфический антиоксидант (thiol-specific antioxidant, TSA), кальпромотин [880], a также как фактор усиления активности натуральных киллеров (natural killer enhancing factor В, NKEF-B); пероксиредоксины 3 и 6 известны как антиоксидантные протеины 1 и 2 соответственно (antioxidant protein I, АОР1; antioxidant protein 2, AOP2) [1595]; перок- сиредоксин 3 также называют тиоредоксинпероксидазой 2 и SP-22 (22 kDa-substrate pro­tein) [197, 1131]; пероксиредоксины 4 и 5 известны как антиоксидантные ферменты 372 и В166 (antioxidant enzyme 372, АОЕ372; antioxidant enzyme В166, AOEB166) [775].

За исключением пероксиредоксина 6, все остальные пероксиредоксины могут использовать тиоредоксин как непосредственный донор электронов, поэтому формально они известны как тиоредоксинпероксидазы. Множественность названий отражает разнообразие биоло­гических функций, присущих пероксиредоксинам.

Двухцистеиновые пероксиредоксины 1-4 имеют высокую гомологичность последо­вательностей аминокислотных остатков (60-80 %), но мало гомологичны (« 20 %) пе­роксиредоксинам 5 и 6; в клетках белки присутствуют преимущественно в форме гомо­димеров, соединенных по принципу "голова - хвост", в таких димерах цистеиновые ос­татки способны образовывать дисульфидные связи между субъединицами (рис. 110). Пероксиредоксин 6 образует димеры, но действует как мономер, в то время как перок- сиредоксин 5, будучи мономером, действует аналогично типичным двухцистеиновым молекулам и формирует внутримолекулярные дисульфидные связи между остатками цистеина 47 и 151. Вместе с тем методами рентгеноструктурного анализа и электронной микроскопии выявляется образование олигомерных структур. В частности, типичные двухцистеиновые пероксиредоксины 1 - 4 формируют тороидальные структуры, со­стоящие из 5 гомодимеров [1631]. Наличие таких структур в растворах подтверждается методами гельфильтрации, светорассеяния и ультрацентрифугирования. Влияние оли­гомеризации на функциональную активность пероксиредоксинов, так же как биологиче­ское значение этого процесса, в настоящее время не ясны.

Во многих клетках животных и человека главенствующим по содержанию является пероксиредоксин 1 (молекулярная масса 23 кДа), в его состав входят 199 а. к. о., он также содержит гемсвязывающий участок, наличие которого в настоящее время не име­ет разумного объяснения [752]. Пероксиредоксин 1 содержит участок (Thr90-Pro-Lys- Lys), который подвергается фосфорилированию циклин-зависимыми киназами, в част­ности Cdc2, что приводит к значительному снижению пероксидазной активности [370]. Другие двухцистеиновые пероксиредоксины 2 - 4 in vitro фосфорилируются, но в значи­тельно меньшей степени, чем пероксиредоксин 1. Так как выход киназы Cdc2 в цито­плазму происходит во время митоза, то предполагается, что фосфорилирование перок­сиредоксина 1 приводит к увеличению внутриклеточной Н202, которая индуцирует пе­реход из фазы клеточного цикла G2 в фазу G\. Хотя основная часть пероксиредоксина 1 находится в цитоплазме, с помощью иммуноэлектронной микроскопии он выявляется в ядрах, митохондриях и микросомах клеток печени крыс [743]. Пероксиредоксин 1 пред­ставляет собой стресс-индуцибельный антиоксидантный белок, в макрофагах и гладко­мышечных клетках его синтез усиливается под действием окисленных липопротеинов низкой плотности и одного из главных продуктов их окисления - 4-гидрокси-2-ноненаля [746, 1416]. Анализ экспрессии пероксиредоксина 1 в остеобластных клетках мышей (МСЗТЗ-Е1) под действием арсената натрия показал, что синтез белка может регулиро­ваться как на уровне транскрипции с участием протеинкиназы С, так и на уровне транс­ляции через активацию митоген-активируемой протеинкиназы р38 (р38 МАРК) [916]. Регуляция гена пероксиредоксина 1 осуществляется транскрипционным фактором Nrf2, который связывается с антиоксидант-респонсивным элементом ARE и активирует син­тез мРНК ряда ферментов детоксикации ксенобиотиков и репарации окислительных по­вреждений, таких как глутатион-S-трансфераза, НАД(Ф)Н-хиноноксидоредуктаза, гемо- ксигеназа 1, а также стрессовый белок А170, мембранный транспортёр цистина и др.

[747, 1118]. Усиление экспрессии пероксиредоксина 1 в клетках сопровождается повы­шением их устойчивости к Н202-индуцированному апоптозу [594]. Под действием иони­зирующей радиации в клетках глиомы крыс (С6) и рака прямой кишки человека (НТ29) наблюдалось дозозависимое усиление синтеза мРНК и белка пероксиредоксина 1, при этом летальность клеток со сниженной продукцией белка была значительно выше [376]. Увеличение содержания пероксиредоксина 1 выявлено в регенерирующей печени после частичной гепатоэктамии [752]. Пероксиредоксин 1 обладает не только пероксидазной активностью: взаимодействуя с нерецепторной киназой с-АЫ и увеличивая его содержа­ние в клетках, он способствует снижению киназной активности [1608].

Пероксиредоксин 2 первоначально был выделен из дрожжей Saccharomyces cerevisiae и описан как тиол-специфический антиоксидант (TSA) [365]. В организме человека со­стоящий из двух субъединиц (молекулярная масса 48 кДа) пероксиредоксин 2 был впер­вые идентифицирован в эритроцитах как фактор, повышающий цитотоксичность нату­ральных киллеров [1383]. Синтез и накопление пероксиредоксина 2 в эритроцитах проис­ходит на ранних стадиях эритропоэза и предшествует накоплению гемоглобина [1246]. В зрелых эритроцитах пероксиредоксин 2 связывается с С-концевыми участками мембран­ных белков и играет важную роль в защите от повреждающего действия гидроперекисей [363]. У мышей, нокаутированных по пероксиредоксину 2, наблюдается гемолитическая анемия, что сопровождается снижением гематокрита и увеличением в крови количества ретикулоцитов. Эритроциты мышей-мутантов были более чувствительны к гемолитиче­скому действию Н202, при концентрациях в среде Н202 от 0,2 до 0,6 мМ в клетках более чем в 2 раза возрастало содержание метгемоглобина [906]. Индукция транскрипции мРНК пероксиредоксина 2 в эндотелиальных клетках человека (ECV304) наблюдалась в ответ на Н202, wpew-бутилгидропероксид и метилртуть [1343]. Повышение экспрессии гена перок­сиредоксина 2 под действием на эндотелиоциты факторов, усиливающих продукцию АКМ, не связано напрямую с изменением окислительно/восстановительного баланса в клетках и уровнем глутатиона; по-видимому, регуляция осуществляется через тиоредок- синовую систему и фактор транскрипции АР-1 [1384]. Синтез мРНК пероксиредоксина 2 усиливается в коже крыс под действием УФ-света. Увеличение экспрессии гена перокси­редоксина 2 выявлялось в устойчивых к лучевой терапии опухолевых тканях онкологиче­ских больных, in vitro ингибирование или индукция синтеза мРНК пероксиредоксина 2 в культуре опухолевых клеток (UMSCC-11 А) сопровождалась соответствующим ростом или снижением радиочувствительности клеток [1190].

Пероксиредоксин 3 был впервые выделен и клонирован из эритролейкемических клеток мыши [1653]; он является митохондриальным белком и участвует в регуляции клеточной пролиферации и апоптоза [369]. Восстановителем для митохондриального пероксиредоксина выступает тиоредоксин 2, который, также как тиоредоксинредуктаза 2, содержит связывающий с митохондриями участок. Содержание пероксиредоксина 3 в эндотелиальных клетках аорты быка возрастало в 1,5-4,6 раза под действием повышаю­щих продукцию АКМ факторов: Ре2+/дитиотреитол, Н202 (500 мкМ), трет- бутилгидропероксид (250 мкМ), гидропероксид кумола (500 мкМ), ксантин (50 мкМ) + ксантиноксидаза (50 мЕД/мл), глюкозооксидаза (10 мЕД/мл); а также ингибиторов ми­тохондриального дыхания: ротенон (100 нМ), антимицин А (10 мкМ), KCN (1 мМ), ко­торые, как известно, усиливают образование АКМ в митохондриях [197]. Индукция син­теза пероксиредоксина 3 в клетках повышала их устойчивость к окислительному стрес­су, индуцированному гидропероксидами и некоторыми противоопухолевыми препара­тами, что свидетельствует о его антиоксидантном действии [197, 1131]. Повышенная экспрессия пероксиредоксина 3 в нейрональных клетках крыс предохраняла их от гибе­ли при окислительных инсультах [677]. Снижение синтеза пероксиредоксина 3 в клетках HeLa приводило к усилению продукции Н202 в митохондриях и усиливало индуциро­ванный стауроспорином и ФНО-а апоптоз [369].

Пероксиредоксин 4 известен как регулятор фактора транскрипции NF-кВ и действу­ет подобно цитокинам, он был определён как тирозинпероксидазный активатор NF-кВ и c-Jun-N-концевых киназ (TRANK) [674, 775]. В отличие от других пероксиредоксинов, пероксиредоксин 4 выявляется в межклеточных средах и плазме крови, при этом в вос­становленной форме он связан с гепарансульфатом на поверхности эндотелиоцитов и действует как мембрансвязанная пероксидаза [594].

В отличие от других белков семейства, пероксиредоксин 5 (мол. масса 17 кДа) явля­ется мономером и в процессе своего каталитического действия образует внутримолеку­лярную дисульфидную связь (рис. 111). Помимо способности восстанавливать гидропе­рекиси, человеческий пероксиредоксин 5 проявляет достаточно высокую пероксинит- ритредуктазную активность (константа скорости реакции к = 7 ± 3 х 107 M'V1), при этом пероксинитрит взаимодействует с N-концевым остатком Cys47 [513]. Возрастание экс­прессии пероксиредоксина 5 обнаружено в хрящевой ткани больных остеоартритами, предполагается, что провоспалительные цитокины (ФНО-а и ИЛ-lß) усиливают продук­цию АКМ и синтез пероксиредоксина [1593]. Повышение экспрессии пероксиредоксина 5 снижало продукцию АКМ и р53-ндуцированный апоптоз [1707].

Одноцистеиновый пероксиредоксин 6 содержится во всех клетках, однако его наи­большие количества выявляются в цитоплазме эпителиоцитов легких, желудочно- кишечного тракта и ротовой полости, а также клетках печени и поджелудочной железы [1595]. В клетках животных пероксиредоксин 6 был также идентифицирован как Са2+- независимая фосфолипаза А2, которая проявляет максимальную активность при pH 4,0. In vitro пероксиредоксин 6 в качестве доноров электронов для своего восстановления может использовать циклофелин А, дитиотреитол и глутатион. На транскрипционном уровне индукция пероксиредоксина 6 в мышиных эпителиальных клетках лёгких на­блюдалась в условиях гипероксии (> 95% 02), а также под действием Н202 или параква- та [842]. Повышение экспрессии одноцистеиновых пероксиредоксинов в фибробластах мыши (линия NIH ЗТЗ) или клетках лёгких (линия NCI-H441) увеличивало эффектив­ность удаления Н202 и устойчивость клеток к действию гидроперекисей и ОН- радикалов, образующихся в системе "Си2+ - аскорбат" [811, 971]. Усиление экспрессии пероксиредоксина 6 в фибробластах человека (клетки WI-38) повышало устойчивость клеток к действию wpew-бутилгидропероксида и коротковолнового УФ-света, однако цитотоксическое действие этанола и Н202 не изменялось [496]. Эксперименты, прове­дённые на нокаутированных по пероксиредоксину 6 мышах, показали, что развитие дан­ных мышей не отличалось от развития животных дикого типа, однако перитонеальные макрофаги нокаутов при культивировании in vitro были более чувствительны к токсиче­скому действию параквата, Н202 и wpe/w-бутилгидропероксида; после внутривенного введения параквата летальность нокаутированных мышей также была выше по сравне­нию с животными дикого типа [1595]. Анализ экспрессии мРНК основных антиокси­дантных ферментов ГПО 1-4, каталазы, СОД 1-3, тиоредоксинов 1 и 2, глутаредоксинов 1 и 2, а также пероксиредоксинов 1-5 не выявил различия между нокаутами и мышами дикого типа, что позволило исследователям сделать заключение о независимом от дру­гих антиоксидантных систем защитном действии пероксиредоксина 6 на клетки в усло­виях окислительного стресса.

/ \ / \

Б Б НБ БН

Б

ОББв 2С8Н

Основной антиоксидантный эффект пероксиредоксинов осуществляется за счёт их пероксидазной активности, при этом донорами электронов для них могут выступать как глутатион, так и тиоредоксины (рис. 111). Каталитическая активность в отношении Н202 пероксиредоксинов (~ 105 М_1с_1) хотя и меньше, однако сравнима с таковой для глута- тионпероксидаз (108 М !с !) и каталаз (106 М^с'1) [1631], поэтому они являются важным элементом внутриклеточной детоксикации перекиси [364]. Восстановление Н202 всеми пероксиредоксинами происходит через образование сульфеновой кислоты (Су8-80Н), однако механизмы пероксидазных реакций различны для разных классов пероксиредок­синов (рис. 111). Двухцистеиновые пероксиредоксины 1 - 4 образуют димеры, взаимо­действие с Н202 приводит к образованию сульфеновой кислоты, которая расщепляется с формированием межпептидной дисульфидной связи в димере, в последующем данная дисульфидная связь восстанавливается тиоредоксином или глутатионом. Аналогичный механизм действия показан для пероксиредоксина 5, однако он является мономером и образует внутримолекулярную дисульфидную связь между Су847 и Су8151 [594]. Не­сколько сложнее обстоит дело с пероксиредоксином 6, он не обладает тиоредоксинпе- роксидазной активностью, донорами электронов для него могут служить низкомолеку­лярные тиолы, и в том числе глутатион. В условиях интенсивного окисления помимо сульфеновой кислоты (Су8-80Н) в пероксиредоксинах возможно появление более окис­ленных цистеиновых остатков, а именно сульфиновой (Су8-802Н) и сульфоновой (Су8- 803Н) кислот.

Антиоксидантное действие пероксиредоксинов важно для клеток со сниженной ак­тивностью ГПО и каталазы, в частности инсулинпродуцирующих клеток. На культурах клеток поджелудочной железы мышей и клеток инсулиномы (рТС6-Р7) показано, что прямое действие Н202, цитокинов (ИЛ-1р, интерферон-у, ФНО-а), а также аллоксана и стрептозотоцина на посттранскрипционном и посттрансляционном уровнях повышает содержание в клетках пероксиредоксинов 1 и 2 [248]. При всех воздействиях увеличение содержания пероксиредоксина 1 сопровождалось усилением синтеза его мРНК, в то время как рост концентрации пероксиредоксина 2 проходил без изменения содержания его мРНК. По-видимому, пероксиредоксины являются полифункциональными белками, и их биологическое действие не ограничивается пероксидазной активностью. Так, для пероксиредоксинов из бактерий показана пероксинитритредуктазная активность [319], а также возможность детоксикации ОН-радикалов [242].

Для эффективного восстановления дисульфидных связей в белках служат низкомо­лекулярные глутаредоксины, или тиолтрансферазы (КФ 1.20.4.1, систематическое назва­ние "глутаредоксин:арсенат-оксидоредуктаза"), которые, так же как тиоредоксины, со­держат в активных центрах двухцистеиновые домены, обычно (-Су8-Рго-Туг-Су8-) [554]. Поэтому глутаредоксины часто включают в группу тиоредоксинов (табл. 70). Од­нако если для восстановления тиоредоксинов служат специальные ферменты тиоредок- синредуктазы, то глутаредоксины восстанавливаются глутатионом и фактически явля­ются переносчиками атомов водорода с НАДФН на окисленные белки через глутатионо- вую систему:

Реакция окисления/восстановления глутатиона обратима, при наличии в среде эффек­тивных доноров атомов водорода, в частности дигидролипоамида, глутаредоксины спо­собны катализировать восстановление окисленного глутатиона без участия НАДФН [1227] На самом деле глутаредоксины проявляют множественную ферментативную активность: аналогично глутатионпероксидазе они способны восстанавливать Н202 и органические гидроперекиси [407], инактивируют тиильные радикалы глутатиона [1444], выступают в качестве дегидроаскорбатредуктазы, восстанавливая дегидроаскорбат в аскорбиновую кислоту [1189], проявляют глутатион-Б-трансферазную активность и способны инактиви­ровать ксенобиотики посредством встраивания глутатиона [406], в то же время могут дег­лутатион ил ировать белки, расщепляя их дисульфидные связи с глутатионом [1444]. Пред­полагается, что в клетках млекопитающих глутаредоксины взаимодействуют с тиоредок- синами и способствуют их деглутатион ил ированию в условиях окислительного стресса [355]. Однако если тиоредоксины могут восстанавливать пероксиредоксины 1, 2 и 3, то глутаредоксины такой способностью не обладают [364]. Высокое сродство к GSH приво­дит к тому, что в условиях окислительного стресса обычно наблюдается глутатионилиро- вание глутаредоксинов с участием одного цистеинового остатка, в значительно меньшей степени образуются внутримолекулярные дисульфидные связи [1431].

Существование бактериальных глутаредоксинов как низкомолекулярных глутати- онзависимых доноров атомов водорода для рибонуклеотидредуктазы у Е. coli было впервые показано в 1976 г. [715]. Сегодня выявлены и хорошо охарактеризованы 3 изоформы дитиоловых бактериальных глутаредоксинов и 3 изоформы монотиоловых белков, содержащихся в дрожжах [554]. Глутаредоксин 1 из Е. coli имеет молекуляр­ную массу 9,7 кДа и состоит из 85 аминокислотных остатков. Индукция синтеза глута- редоксина 1 наблюдается в ответ на Н202 и ряд других стимуляторов, активирующих фактор транскрипции OxyR. Так как глутаредоксин 1 катализирует восстановление дисульфидных связей в белках, в том числе и OxyR, то считается, что таким образом осуществляется саморегуляция OxyR в бактериях [215]. Глутаредоксин 2 (Е. coli) име­ет молекулярную массу 24,3 кДа и структурно сходен с глутатион-Б-трансферазой со- субкласса, которая помимо глутатионтрансферазной проявляет высокую глутатионок- сидоредуктазную активность [335, 1641]. Бактериальный глутаредоксин 3 имеет моле­кулярную массу около 10 кДа, по аминокислотной последовательности на 33 % иден­тичен глутаредоксину 1, их свойства также сходны. Наряду с тиоредоксинами глута­редоксины во многом определяют устойчивость бактерий и дрожжей к индуцирую­щим окислительный стресс факторам [336].

Выделенные из многих организмов, от вирусов и бактерий до человека, глутаредок­сины имеют высокую гомологичность аминокислотных последовательностей, особенно в области активного центра. Такая гомологичность приводит к сходству третичных структур белков, которые формируются в результате скручивания четырёх или пяти ß- цепей [554]. N-концевые цистеиновые фрагменты формируют активный центр, взаимо­действующий с дисульфидными участками белков. В клетках млекопитающих выявля­ются 2 глутаредоксина: цитоплазматический глутаредоксин 1 с молекулярной массой 12 кДа и содержащийся в митохондриях и ядрах глутаредоксин 2 с молекулярной массой 18 кДа [956]. У человека глутаредоксины 1 и 2 выявляются в клеточных лизатах и плацен­те, однако в сыворотке обнаруживается только глутаредоксин 1, концентрация которого в плазме крови здоровых доноров составляет 13,4 ± 7,9 нг/мл [956]. В отличие от боль­шинства глутаредоксинов, содержащих активный домен -Cys-Pro-Tyr-Cys-, человече­ский глутаредоксин 2 содержит домен -Cys-Ser-Tyr-Cys-, кодирующий его ген локали­зован в хромосоме lq31.2-31.2 [957]. Восстановителями дисульфидных связей в молеку­лах и промежуточных комплексов Iлутаредоксина 2 с глутатионом выступают НАДФН и тиоредоксинредуктаза [781]. В гладкомышечных клетках из коронарной артерии чело­века индукция глутаредоксина 1 наблюдалась в ответ на действие Н202 (500 мкМ) [1148]. В организмах млекопитающих глутаредоксины не только защищают белковые SH-группы от окисления, но и посредством своей тиолредуктазной активности участву­ют в регуляции факторов транскрипции (NF-кВ, АР-1, CREB) [698]. Глутаредоксины защищают клетки от индуцированного разными факторами апоптоза - в частности, по­средством восстановления протиенкиназы В (Akt) [1073], активации фактора транскрип­ции NF-kB [447] или защиты от повреждения митохондриального комплекса I цепи транспорта электронов [833].

<< | >>
Источник: Меныцикова Е. Б. и др.. Окислительный стресс. Прооксиданты и антиоксиданты / Е.Б. Меныцикова, В.З. Ланкин, Н.К. Зенков, И.А. Бондарь, Н.Ф. Круговых, В.А. Труфакин. - М.: Фирма «Слово»,2006. - 556 с.. 2006

Еще по теме Пероксиредоксины:

  1. Юрий Андреевич Андреев. Три кита здоровья СПб.:,1994. — 382 с., 1994
  2. Предисловие к 14-му официальному изданию (неофициальных, воровских было без счету)
  3. Предисловие к 11-му изданию
  4. Предисловие к 7-му изданию
  5. Глава первая ДОРОГА НА ОКЕАН
  6. Солнечный поддень жизни, или Сохранить бы последние крохи
  7. Глава вторая ДУХ ВЫСОКИЙ, ДЕЯТЕЛЬНЫЙ, ДОБРЫЙ
  8. Стрессы лужу-паяю, чиню-починяю!
  9. Глава третья ЖИВАЯ ЭНЕРГИЯ ЗЕМЛИ И НЕБА
  10. Секрет всех законов, или Жизнь в резонанс с законами мироздания
  11. Все стихии
  12. Глава четвертая КОНЦЕПЦИЯ ЧИСТОГО ОРГАНИЗМА
  13. Что такое "живье"?
  14. Вода - живая и мертвая
  15. Царь-голод
  16. Заключение К НОВЫМ ГОРИЗОНТАМ
  17. С чего начать? Что делать дальше?
  18. Путь человека и человечества
  19. Пять вставных матрешек