<<
>>

Витамин Е и канцерогенез

В конце 50-х годов прошлого столетия академиком Н. М. Эмануэлем и рядом других исследователей практически одновременно была выдвинута гипотеза, согласно которой свободные радикалы играют ключевую роль в процессах злокачественного перерожде­ния клеток и развитии опухолей. Предпосылкой такой гипотезы послужило большое число фактов, показывающих, что действие многих канцерогенных соединений и физи­ческих факторов сопровождается индукцией образования свободных радикалов. В по­следующие годы было получено много экспериментальных подтверждений тому, что свободные радикалы могут сами инициировать или способствовать трансформации ин­тактных клеток в опухолевые [18, 137].

Несколько сложнее дело обстоит на стадиях раз­вития и прогрессии опухолей. Ясно, что развитие опухоли не может не влиять на актив­ность окислительных процессов в других органах и тканях организма, однако прямо свя­зать свободнорадикальные процессы или антиоксидантные механизмы защиты в орга­низме с ростом опухоли не удаётся [58]. Это осложняет проблему возможного профи­лактического и лечебного применения антиоксидантов при опухолевых процессах. Л

Хотя токоферолы являются липофильными соединениями и большая их часть сосре­доточена в мембранных структурах, они оказывают защитный эффект и в отношении генома клеток. Приём добровольцами в течение 42 дней витамина Е (800 мг/день) сни­жал Н202-индуцированное повреждение ДНК в лимфоцитах, но не влиял на эндогенное повреждение [308]. Кратковременный приём витамина Е (2400 мг в день) или более дли­тельный (14 дней по 1200 мг в день) защищал ДНК лейкоцитов крови от деструкции, вызванной интенсивной физической нагрузкой [675]. У людей диета с низким содержа­нием полиненасыщенных жирных кислот (5 % от общего энергетического потребления) и а-токоферола (5-7 мг в день) уменьшала т уНго Н202-индуцированное повреждение ДНК в лимфоцитах, в то время как поступление больших количеств ненасыщенных жирных кислот (15 % от энергии) совместно со снижением содержания в рационе токо­ферола в течение 4 недель, наоборот, усиливало повреждающее действие Н202. Введе­ние в состав данных диет а-токоферилацетата (80 мг в день) нивелировало различия в чувствительности лимфоцитов к деструктивному эффекту Н202 [770]. В рандомизиро­ванном двойном слепом плацебо-контролируемом исследовании было показано, что приём в течение 8 недель витамина Е (400 МЕ/день) больными инсулинзависимым диа­бетом и здоровыми людьми снижал эндогенное и Н202-индуцированное повреждение ДНК в лимфоцитах, однако это падение было недостоверным [218]. Длительное в тече­ние 6 месяцев исследование влияния комплекса антиоксидантов (500 мг витамина С, 400 МЕ витамина Е и 12 мг р-каротина в день) не выявило существенного изменения содер­жания 7-гидрокси-8-оксо-2'-дезоксигуанозина в лейкоцитах крови у курильщиков [760].

В другом исследовании приём комплексного препарата (100 мг витамина С, 280 мг ви­тамина Е и 25 мг (}-каротина в день) в течение 20 недель снижал количество мест связы­вания эндонуклеазы III (отражает образование окисленных пиримидинов) в лимфоцитах и уменьшал эффект действия Н2О2, однако после 10 недель приёма защитного эффекта на ДНК не выявлялось [522].

В 1995 году впервые была показана способность КЯВ-а-токоферилсукцината вызы­вать апоптоз клеток В-лимфомы человека в культуре [1534]. На культурах разных опу­холевых клеток человека КЯЯ-а-токоферилсукцинат и токотриенолы проявляли выра­женное антипролиферативное действие и индуцировали апоптоз [856].

После одно-, двух-, трёх- и четырёхдневной инкубации клеток МОА-МВ-435 с 10 мкг/мл токоферил- сукцината апоптоз наблюдался соответственно у 9, 19, 51 и 72 % клеток [1686]. В клет­ках рака молочной железы человека апоптогенное действие ЯКЯ-а-токоферилсукцината сопровождалось активацией с-1ип-МН2-концевых киназ, транслокацией проапоптогенно- го белка Вах в митохондрии, активацией каспазы-9 и каспазы-3 [1684]. Метилирование сукцинатной карбоксильной группы полностью отменяло способность а- токоферилсукцината индуцировать апоптоз, уменьшение числа метильных заместителей в бензольном кольце снижало апоптогенную активность, однако замена сукцинатной группы на малеат или глутарат увеличивало эту активность, тролокс и его сукцинат не обладали апоптогенным действием [281].

Исследование способности разных гомологов токоферола индуцировать апоптоз кле­ток, чувствительных (МСЕ7) и не чувствительных (МОА-МВ-435) к эстрогену опухолей человека, показало, что токотриенолы и 5-токоферол наиболее апоптогенны для клеток линии МСЕ7 [1685]. Концентрации 50-процентной индукции апоптоза клеток линии МСР7 для а-, у-, 5-токотриенолов и ЯШ1-5-токоферола составляли 14, 15, 7 и 97 мкг/мл соответственно; для клеток со сниженным содержанием эстрогеновых рецепторов МОА- МВ-435 соответствующие концентрации были 176, 28, 13 и 145 мкг/мл. В области кон­центраций 10-200 мкг/мл а-, р, у-токоферолы и ацетат токоферола не оказывали сущест­венного влияния на рост клеток МСР7 и МОА-МВ-435 и не индуцировали их апоптоз. В другом исследовании а-токотриенол не проявлял апоптогенного действия, а у- токотриенол индуцировал апоптоз, причём как этерификация янтарной кислотой, так и уменьшение боковой алифатической цепи на одно звено повышали его проапоптотиче- сую активность [281]. На клетках карциномы простаты человека 011-145 показано, что у- токоферол обладает противоопухолевой активностью, действуя посредством ингибиро­вания циклинов 01 и Е [657]; аналогичное угнетение витамером (1-10 мкМ) циклин- регулируемой передачи сигналов наблюдалось и в отношении клеток рака простаты че­ловека РС-3, при этом а-токоферол был несколько менее эффективен [607].

В экспериментальных исследованиях на модели рака эпидермиса защёчного мешка у сирийских хомячков, индуцированного 7,12-диметил-1,2-бензантраценом (симулирует рак полости рта у человека), введение витамина Е оказывало профилактический эффект и даже вызывало регрессию развившихся опухолей. Однако в другом эксперименте не было выявлено какого-либо влияния витамина Е на латентный период и количество раз­вившихся опухолей молочной железы у крыс при индукции 7,12-диметил-1,2- бензантраценом или метилнитрозомочевиной. В 1963 году Е. А. Нейфахом была выска­зана гипотеза, что растущая опухоль "перекачивает" антиоксиданты из организма- опухоленосителя и представляет собой некий "антиоксидантный паразит". Действитель­но, рост некоторых опухолей (саркома 45, лимфосаркома Плисса, асцитная гепатома Зайделя) характеризуется противофазным изменением антиокислительной активности липидов злокачественного новообразования и органов животного-опухоленосителя [18].

Однако изучение содержания витамина Е в плазме, печени и ткани опухоли при росте саркомы-45 у крыс ставят под сомнение возможность опухолевой ткани эффективно "выкачивать" токоферолы из организма [137]. Анализ содержания а-токоферола в инду­цированных диметилнитрозоамином злокачественных новообразованиях почек крыс показывает значительное накопление данного антиоксиданта в опухолевой ткани [117]. По-видимому, в вопросе о "перекачке" антиоксидантов можно согласиться с мнением ^ Е. Б. Бурлаковой, что между опухолью и организмом несомненно существуют тесная взаимосвязь и взаимное влияние, но этот процесс не ограничивается примитивной фор­мой паразитирования, в том числе антиоксидантного.

По данным многих авторов в ткани активно растущей злокачественной опухоли зна­чительно снижена активность процессов ПОЛ, при этом рост большинства опухолей у человека сопровождается падением уровня токоферолов в крови. Так как действие анти­канцерогенных препаратов (цитостатиков), как правило, сопровождается активацией свободнорадикальных процессов в опухолевых клетках, то естественно предположить, что экзогенные антиоксиданты будут ингибировать эффекты лучевой и химиотерапии. Вместе с тем в научной литературе есть сообщения, что приём антиоксидантных вита­минов, в том числе витамина Е, в мегадозах (40 000 МЕ витамина А, 100 мг витамина В6, 2 г аскорбиновой кислоты, 400 МЕ витамина Е) больными с диагностированными формами рака мочевого пузыря даёт хорошую ремиссию и в некоторых случаях приво­дит к регрессии опухолей [894]. В то же время продемонстрирован и противоположный эффект токоферолов: так, содержание на дефицитной по витамину Е диете существенно угнетало рост и метастазирование у трансгенных мышей опухоли молочной железы, что было связано с повышением уровня АКМ и индукцией ими апоптоза [1355].

Противоречивы и результаты клинических исследований роли токоферола в профи­лактике рака. Наиболее убедительные свидетельства защитной роли витамина Е получе­ны для злокачественных опухолей простаты и желудочно-кишечного тракта, однако эти результаты не были подтверждены когортным исследованием 72704 мужчин- американцев, в котором протективная функция витамина Е показана только для куриль­щиков. В некоторых работах продемонстрирована слабо выраженная полезная роль то­коферола в профилактике рака груди, яичника, лёгкого, поджелудочной железы и моче­выводящих путей; и в то же время в большом количестве исследований защитный эф­фект витамина Е выявить не удалось [1355].

На сегодняшний день можно констатировать, что анализ экспериментальных и кли­нических данных об участии витамина Е в процессах канцерогенеза не позволяет свести данную проблему к какой-либо простой теоретической концепции, позволяющей дать однозначные рекомендации применения токоферолов в терапии опухолевых процессов.

<< | >>
Источник: Меныцикова Е. Б. и др.. Окислительный стресс. Прооксиданты и антиоксиданты / Е.Б. Меныцикова, В.З. Ланкин, Н.К. Зенков, И.А. Бондарь, Н.Ф. Круговых, В.А. Труфакин. - М.: Фирма «Слово»,2006. - 556 с.. 2006

Еще по теме Витамин Е и канцерогенез:

  1. Факторы риска и механизмы канцерогенеза.
  2. Обеспечение витаминами процессов синтеза в клетке. Показания и противопоказания к назначению витамина С
  3. Применение витаминов при регуляции энергетических процессов. Показания и противопоказания к назначению витамина В1
  4. Витамин Р (цитрин, витамин проницаемости)
  5. Витамин В12- дефицитные анемии Метаболизм витамина В12
  6. Водорастворимые витамины
  7. Жирорастворимые витамины
  8. Витамины
  9. Витамин С
  10. ВИТАМИНЫ