<<
>>

Загрязнение внешней среды ртутью и его экологические и гигиенические последствия

Толчком к проведению исследований содержания ртути в различных объектах окружающей среды послужила трагедия Минамата. Было установлено, что воды 1/3 (по последним данным 2/3) территории США имеют высокое содержание ртути.

Ртуть в «опасных количествах» выявлена в водах 20 штатов США, в том числе в штатах Алабама, Далавер, Джорджия и т. д. Наибольшие количества ртути и ее соединений были выявлены в донных отложениях в устьях крупных рек.

Рыба, выловленная в Канаде и США, загрязнена ртутью в количествах, превышающих допустимое по федеральным законам содержание (0,5 мг/кг) в 3—14 раз. Содержание ртути в мясе водоплавающей птицы, зимующей на озере Сент-Клер в Канаде, доходило до 1,7 мг/кг. В среднем промышленные предприятия Канады сбрасывают в Великие озера до 100 т ртути за год; с американских предприятий в водоемы поступает в 2 раза больше ртути, т. е. 200 т, что составляет 9—10 % годовой потребности США в этом металле. Отметим, что общий сброс ртути в водоемы США в 2 раза превышает годовую потребность в ртути такой страны, как Швеция.

В ряде западных штатов США находили трупы орлов, в тканях которых обнаруживали большое количество ртути; ртуть содержалась также и в дичи, употребляемой в пищу, в частности в мясе фазанов.

Ситуация в Европе аналогична. Рейн ежегодно выносит в Северное море среди прочих токсических продуктов 8 т ртути. Содержание ртути в спинных мышцах рыб, обитающих в реке Инн в районе г. Инсбрука (до 1 мг/кг), в 10—15 раз выше, чем в рыбах, выращенных в прудных хозяйствах (в среднем 0,06 мг/кг), обитающих в горных озерах или в притоках и верхнем течении реки (0,11 мг/кг).

В Швеции также отмечено накопление ртути в сельскохозяйственной продукции, в рыбе и мясе птиц. Это вынудило шведские власти (в качестве временной меры) пойти на повышение допустимого содержания ртути в рыбе до 1 мг/кг и одновременно принять ряд мер ограничительного характера (в частности, с февраля 1966 г. запрещено применение метилртутных соединений в качестве фунгицида). В последующем ртуть переходит в рыбные продукты, где ее количество достигает 0,9мг/кг сухого вещества.

Подтверждением относительно недавнего загрязнения ртутью внешней среды Швеции служат данные исследования содержания ртути в оперении 11 видов птиц из музейной коллекции (экспериментально показано, что в оперении откладывается 20—40 % вводимой курам метилртути). Оказалось, что в течение 1840—1940 гг. содержание ртути в оперении практически не изменялось, а за последующие 20 лет оно выросло в 10—20 раз. При этом наиболее высокий уровень обнаружен у птиц, питающихся рыбой, а наиболее низкий — у птиц, питающихся зерном. В дальнейшем в связи с запрещением использования ртутьорганических соединений с 1966 г. наметилась тенденция к снижению их содержания в организме разных еидов птиц [211].

Ртуть способна накапливаться в яйцах птиц, куда переходит около 30 % метилртути, вводимой в эксперименте курам. Известен случай отравления женщины, проживающей на Аландских островах, сходный по клинике с отравлением ртутью.

При расследовании установлено, что она в течение года питалась яйцами крохаля (род птиц семейства утиных), содержащими в среднем 1,4 мг/кг ртути, 78 % которой приходилось на метил- ртуть.

В эксперименте установлены переход ртути фенил- меркурацетата в яйца кур, получавших фенилмеркура- цетат подкожно, и наличие ртути в организме цыплят, выведенных из этих яиц, а также наличие ртути в яйцах интактных кур, спаренных с петухами, получавшими метилмер кур хлорид подкожно. В яйца кур, получавших в течение 32 сут по 1 мг Hg в виде этил-п-полисульфона- нилида, перешло до 10 % общего количества потребляемой ртути.

Экспериментально была показана также возможность развития интоксикации у хорьков в результате скармливания им цыплят, которые в течение 36—44 сут находились на стандартном рационе с добавлением дицианди- амидметилртути (содержание Hg ~ 8 мг/кг); при этом у цыплят признаков интоксикации не наблюдалось.

Тщательный анализ болезни Минаматы позволил предположить возможность концентрации и превращения в теле биологических объектов одних, менее токсичных соединений ртути в более токсичные, как это имеет место во внешней среде. Основанием к предположению было то, что содержание ртути в морской воде было невысоким, однако моллюски обладают способностью отфильтровывать из воды вещества, находящиеся в ней в очень малых концентрациях, и накапливать их в своем организме. , «Экологическое» обогащение, необходимое моллюскам для сохранения жизни в таком сильно разбавленном растворе питательных веществ, каким является морская вода, привело к концентрированию в их организме таких количеств ртути, что они превратились в «живые сосуды» с ядом. В настоящее время установлено, что содержание ртути в фитопланктоне океана может в 1000 раз превосходить ее содержание в воде океана.

Превращения неорганических соединений ртути в органические в тканях живых существ нельзя отрицать и ввиду того, что бактерии анаэробного цикла способны конвертировать неорганические соединения ртути в органические. Признано допустимым также наличие определенного количества органических соединений ртути в некоторых «продуктах моря», как следствие естественного процесса их образования. Таким образом, метил- ртуть. являющаяся более токсичной для млекопитающих, чем неорганические соединения ртути, может появляться как естественный конечный продукт, когда неорганические соединения ртути имеются в растворах. Высокое же содержание органических соединений ртути, наблюдаемое, например, в Швеции, США, Японии, является, несомненно, результатом дополнительного поступления такого рода соединений ртути в водоемы в результате человеческой деятельности. Отсутствие динамических наблюдений в прошлые годы не позволяет провести сравнение между естественным содержанием ртути и содержанием ртути как следствием загрязнения. Высказано мнение, что пока уровень метилртути в рыбе был обусловлен естественным содержанием ее в пресной или морской воде, загрязнение колебалось в пределах 0,01 — 0,20 мг/кг. Очевидно, эти цифры и некоторые другие данные и соображения в какой-то мере учитывались, когда допустимое количество ртутьорганических соединений в рыбе определялось на уровне 0,5 мг/кг.

Исследования показали, что если содержание общей ртути в тканях озерной форели возрастает от 0,19 — 0,24 мг/кг у однолетних особей до 0,44—0,66 мг/кг у 12-летних, т. е. в 2—2,5 раза, то содержание метилртути

за этот же период увеличивается от 0,061—0,098 до 0,0339 мг/кг, т. е. в 3,5—5 раз. Эти данные свидетельствуют о том, что накопление ртути в тканях озерной форели в естественных условиях происходит преимущественно за счет органических соединений ртути: массовая доля органических соединений ртути в общем количестве ртути за этот же период увеличился с 38—40 до 78— 88 %.

В целом зависимость между содержанием ртути в пробах мяса, рыбы С и возрастом рыб К носит линейный характер и описывается уравнением In С =1,3 + + In (/С + 3,14). Рассмотрим проблему влияния токсических концентраций ртути на биологические процессы, происходящие в воде. Так, на основании исследований влияния различных соединений ртути на проростки красных морских водорослей установлено, что органические соединения ртути в десятки раз токсичнее неорганических и что токсичность первых возрастает с увеличением числа атомов углерода в молекуле соединения. Зависимость токсичности фенилмер кур ацетата от наличия в его молекуле ртути доказывается тем, что фенилуксусная кислота соответствующей концентрации не влияет на рост морских водорослей.

Содержание ртути в яйцах птиц, питающихся рыбой и обитающими в воде амфибиями (0,64—0,83 мг/кг), было значительно выше, чем в яйцах хищных птиц, питающихся наземной пищей (0,06—0,09 мг/кг).

В волосах японцев, не работающих на ртутных производствах, содержится ртути в 4—6 раз больше, чем в волосах проживающих в Японии иностранцев. В основе этого лежит резкое увеличение концентрации ртути в рисе и в других традиционных для японцев сельскохозяйственных продуктах. Высокое содержание ртути в волосах японцев связывается с ежедневным потреблением ими большого количества рыбы и других продуктов моря, содержащих пусть даже незначительные количества ртути [192]. Содержание ртути в волосах японцев, переехавших на постоянное место жительства в Бирму и исключивших из своего рациона рыбу, снизилось через 6 мес., в то время как у японцев, выехавших в Восточный Пакистан и продолжавших питаться продуктами японского происхождения, оно не снижалось в течение 10 мес.

Уникальной представляется попытка изучения содержания ртути в волосах японских женщин за период с 1881 по 1968 г. [204]. В отобранных 68 пробах были обнаружены соединения ртути. Высший уровень неорганических соединений ртути (среднегеометрическое значение 30,7 мг/кг) приходится на 1920-е годы, высший уровень органических соединений ртути (19,0 мг/кг) — на 1960-е. Эти значения статистически достоверно отличались от соответствующих значений содержания ртути в другие периоды. Сопоставление содержания ртути с такими рассматриваемыми в динамике возможными факторами повышенного поступления элемента в организм человека, как использование косметики, использование каменного угля для отопления домов, общее производство ртути, использование ртутьсодержащих соединений в сельском хозяйстве (в Японии преимущественно применялись фенилртутные препараты, отличающиеся быстрым распадом до неорганических соединений ртути и малой конверсией в алкильные производные), потребление рыбы в пищу, показало, что пик содержания неорганических соединений ртути в 1920-е годы обусловлен применением косметики, а пик содержания органических соединений ртути в 1960-е годы— загрязнением водной среды и потребляемых продуктов моря метилртутью.

Содержание ртути в крови и волосах французов, потреблявших в неделю около 3 кг рыбных и морских продуктов, было более высоким, чем у французов употреблявших I—1,5 кг рыбных продуктов в неделю [145].

Содержание ртути в клетках и плазме крови (соответственно 120 и 15 нг/г) у лиц, потребляющих в пищу рыбу, выловленную из водоемов, загрязненных метилртутью, было значительно выше, чем у лиц контрольной группы (соответственно 9,4 и 3,1 кг/г). При этом была обнаружена существенная обратная корреляция между содержанием ртути в крови и активностью дегидразы б-аминоленуленовой кислоты эритроцитов (содержание свинца в цельной крови лиц сопоставленных групп не отличалось и составляло 10 мкг/л).

Содержание ртути в крови аборигенов Хольмана (Северная Канада) было несколько выше, чем в целом по стране, хотя оно не достигало угрожающих уровней. Изменение рациона аборигенов в сторону увеличения потребления мяса тюленей может привести к опасному увеличению содержания ртути в их организме.

Сельскохозяйственная продукция Швеции содержит ртути больше, чем Норвегии и Дании, причем максимальные значения содержания ртути в свинине (0,13 мг/кг) намного превышают уровень остаточного количества ртути в пищевых продуктах (0,005 мг/кг), рекомендованный продовольственной и сельскохозяйственной организацией ООН и ВОЗ. Содержание ртути в молоке в Пуэрто- Рико колебалось в пределах 0,040—0,056 мг/кг, что в среднем в 4 раза больше, чем в США.

Нарастание содержания ртути в сельскохозяйственной продукции, в свою очередь, приводит к тому, что поступление ртути в организм человека (по рекомендации ВОЗ оно не должно превышать 0,3 мг в неделю) оказывается выше допустимого и как следствие растет содержание ртути в организме человека. Так, если в сыворотке крови жителей Швеции содержится в среднем 2,01— 2,89 мг/г ртути, то у населения, питающегося рыбой одного из шведских озер, загрязненных ртутью, оно составляет 4,8—13,4 мг/г. Настораживает тот факт, что на долю органических соединений ртути приходится в среднем 65 % (максимум — 95 %) соединений ртути, обнаруженных в человеческой плаценте после нормальных родов [152].

Постоянное присутствие ртути во многих сортах сигаретного и трубочного табака, а также в сигаретной бумаге служит источником дополнительного поступления ртути в организм курильщиков. Установлено более высокое содержание ртути и свинца в волосах детей, родители которых работают в контакте с этими металлами, что свидетельствует об участии работающих в распространении токсичных элементов в окружающей среде и переносе их на загрязненной одежде, открытых участках тела.

Поступление тяжелых металлов в биологические компоненты экосистемы приводит к преимущественному накоплению загрязняющих веществ отдельными ее звеньями, создавая тем самым неблагоприятные условия для их жизнедеятельности и функционирования всей экосистемы. Для экосистем суши, например, таким звеном являются мышевидные грызуны. Будучи типичными фитофагами, мышевидные грызуны выполняют роль вторичных продуцентов, практически полностью обеспечивающих пищевые потребности животных высших трофических уровней. Отсутствие существенных различий в токсичности большинства тяжелых металлов для различных млекопитающих позволяет рассматривать грызунов


в качестве типичных представителей высших животных, что обусловило широкое использование лабораторных крыс и мышей в экспериментальной токсикологии. В частности, разработанная В. С. Безелем модель обмена ртути в организме лабораторных крыс, как показано автором, в последующем «работает» для полевки обыкновенной, лесной мыши и рыжей полевки [11].

Хорошо изучена популяционная экология мышевидных грызунов. Л. Ф. Васьковская [22] с помощью разработанных ею тестов (экологического, химического, коэффициента кумулятивной емкости, коэффициента суммарной нагрузки и коэффициента метаболизма) установила для ртутьпроизводных препаратов универсальным индикаторным видом степной зоны полевку обыкновенную, для остальных ценозов суши — мышь полевую (рис. 8).

Изучение циркуляции и трансформации ртутьпроиз
водных препаратов в системе окружающая среда— биологический объект показало, что водная растительность накапливает ртуть в незначительных количествах и содержание ртути в питающихся ею рыбах (толстолобик белый) невелико. Напротив, в рыбе, питающейся донными беспозвоночными (сазан, лещ), содержатся высокие концентрации ртути. На основании этого предложена следующая цепь миграции и концентрации ртути в водной среде: вода и иловые отложения — водная растительность — водные беспозвоночные — организмы растительноядных, бентосоядных, хищных рыб и рыбоядные птицы (рис. 9). Комплексное использование в ихтиопато- логии химических, токсикологических, паразитологических, биохимических, иммунологических и гистологических методов позволило рекомендовать рыб карпа и карася в возрасте до 1 г. для использования в качестве индикаторов загрязнения водной среды ртутьсодержащими соединениями.

Тот факт, что США, Швеция и Япония находятся в различных точках земного шара и что их разделяют тысячи километров, свидетельствует о необходимости признания прав на первоочередное изучение ртути с геоги- гиенических позиций. Показательно, что группа экспертов, изучавшая степень риска для человека, потребляющего загрязненную метилртутью рыбу, оценила ее как глобальную проблему, особенно важную для населения тех стран, белковый рацион которых обеспечивается рыбой и продуктами моря.

Учащаются случаи диагностируемых ртутных отравлений лиц, непосредственно не связанных ни с производством, ни с использованием ртутьсодержащих соединений. Так, с августа 1964 г. среди населения долины реки Огайо начали регистрироваться случаи ранее неизвестного заболевания, которое в январе 1965 г. было диагностировано как отравление алкилртутью. Больные с симптомами отравления продолжали поступать до июля 1965 г. Массовое обследование выявило еще 26 пострадавших. Содержание ртути в их волосах колебалось в пределах 66—750 мг/кг, в моче — 53—670 мкг/сут, в крови — 10,6—90,8 мкг/дл. Ртуть была обнаружена в рыбе, выловленной в низовьях реки и вблизи сброса сточных вод химических предприятий. В отдельных экземплярах рыбы содержание ртути доходило до 41,0 мг/кг. По мнению исследователей, источником загрязнения могли послужить либо сточные воды химических производств, либо ртутьорганические пестициды.

Явными последствиями использования органических соединений ртути для протравливания семян являются случаи пищевых отравлений после употребления протравленного зерна или приготовленной из него муки. Начиная с 1956 г. на земном шаре зарегистрировано 6 случаев массового отравления ртутьорганическими соединениями при употреблении в пищу протравленного пестицидами зерна (табл. 9). Общее число пострадавших

Таблица 9. Случаи массового отравления людей при употреблении в пищу зерна, протравленного ртутьсодержащими пестицидами
Год Страна Число пострадавших Число

умерших

Летальность, %
1956 Ирак Около 100 14 14
1960 Ирак Около 100 31 31
1960 Западный Пакистан 34 4 12
1965 Гватемала 45 20 44
1972 Ирак 6350 459 7
1974 Гана 144 20 14


6873, из них умерло 548 человек, летальность составляет в среднем 8 % при колебаниях от 7 (Ирак, 1972г. ) до 44 % (Гватемала, 1965 г.). Столь высокая летальность, зарегистрированная в последнем случае, может быть обусловлена недостаточным учетом общего числа пострадавших.

Эти и аналогичные случаи представляют собой результат грубого нарушения элементарных требований гигиены питания и являются дополнительным аргументом при гигиенической оценке окружающей среды в связи с загрязнением ее отдельных компонентов ртутью.

Повышение общего фона содержания ртути во внешней среде требует уточнения тех показателей ее содержания в тканях организма, которые необходимо учитывать как физиологические при судебно-медицинских исследованиях. Как показали Н. Г. Петросян и А. А. Гранкина [105], при использовании в судебной экспертизе метода дробного определения ртути в трупном материале в значительном количестве наблюдений, где нет оснований предполагать прижизненное воздействие на организм соединений ртути, количество ее в печени и почках значительно превышает показатели, которые должны учитываться при судебно-медицинской оценке результатов анализа как естественное содержание (0—0,01 мг/г в печени и 0—0,04 мг/г в почках).

В заключение приводим сводные данные (табл. 10) о содержании метилртути в цельной крови, эритроцитах и волосах людей в «норме», при летальных исходах и при употреблении в пищу рыбы, загрязненной метил- ртутью.

Таблица 10. Содержание метилртути (в пересчете на ртуть) в биосредах человека
Биосреда Содержание ртути
В норме При летальных исходах отравлений У лиц, употребляющих загрязненную рыбу
Цельная кровь, нг/кг 5 1300 155—650
Эритроциты, нг/кг 10 2400 822—1200
Волосы, мг/кг 10 500 56—185


Эти цифры не могут не вызвать тревогу: в ряде случаев у лиц, питавшихся загрязненной метилртутыо рыбой, содержание ртути оказалось всего в 2 раза ниже, чем при отравлениях с летальным исходом.

Оценивая перспективы возможного дальнейшего возрастания суточного поступления ртути в организм человека (5 мкг в тридцатых годах и 20 мкг в начале семидесятых), авторы работы [146] отмечают,что оно достигло 1/2 критического уровня, при котором ртуть и ее соединения могут поступать в организм без ущерба для здоровья. Если темпы роста содержания ртути в биосфере сохранятся, то критический уровень будет превзойден в ближайшее время.

Таким образом, включение ртути в число соединений, в отношении которых еще в начале семидесятых годов под эгидой ВОЗ проводилось изучение нормального их содержания в организмах людей различных стран мира, весьма своевременно и глубоко обосновано [214]. Динамические наблюдения за содержанием ртути в крови и моче лиц, проживающих в различных частях земного шара, и соответствующий анализ получаемых при этом данных может оказать существенную помощь в сигнализации о нарастании загрязнений как в отдельно взятой стране, так и в масштабе земного шара. Уже сейчас следует приложить все усилия и мобилизовать необходимые средства, чтобы избежать дальнейшего загрязнения биосферы, поскольку те количества ДДТ, ртути и свинца, которые в настоящее время циркулируют в биологических системах, обусловливают сохранение опасности на десятки лет, если даже все дальнейшие загрязнения будут немедленно исключены. Даже после прекращения поступления метилртути она может сохраняться в воде в течение 10—100 лет.

Однако среди исследователей существуют мнения [173] о том, что опасения о загрязнении океана ртутью необоснованны, поскольку естественное содержание ртути в океане намного превосходит количество металла, поступающего за счет производственной деятельности человека, а обнаружение ртути в мясе рыб открытых морей (тунец, меч-рыба и др.) обусловлено естественной ртутью, содержащейся в морской воде. Автор игнорирует два очевидных обстоятельства: первое — концентрация ртути в воде мирового океана крайне ничтожна; второе— основным фактором загрязнения биосферы являются высокотоксичные органические соединения ртути. Так, объединенная группа экспертов специализированных органов ООН отнесла соединения ртути к числу тех веществ, в отношении которых при транспортировании морем необходимо применение специальных мер для предупреждения их поступления в океан, так как они представляют наибольшую опасность для здоровья человека или морских ресурсов и могут значительно препятствовать культурно-оздоровительному использованию моря.

Широкое применение ртути в различных отраслях народного хозяйства и обусловленное этим загрязнение окружающей среды приводит к возможности воздействия ее соединений на организм людей внепроизводственных условий. При этом возможны как острые, так и хронические отравления. Можно выделить три независимых пути внепроизводственных поступлений (воздействий) ртути и ее соединений.

1. Использование ртути в различных лекарственных препаратах (ртутные мочегонные, антимикробные средства в дерматологической практике) при неправильной дозировке или индивидуальной повышенной чувствительности приводит к многочисленным случаям острых И хронических отравлений. Этому способствует также и то, что через поврежденные слизистые оболочки или


кожу всасывается относительно больше ртути. Описаны случаи отравления оксицианатом ртути после повторных промываний мочевого пузыря, серно-ртутной мазью {с развитием токсино-аллергического миокардита), ме- тилртутным тиоацетамидом при лечении грибковых заболеваний. В педиатрии возможность отравления солями металлической ртути при наружном применении обусловлена большой резорбционной способностью кожи ребенка. Поэтому при назначении детям препаратов солей тяжелых металлов необходима особая осторожность.

Таким образом, лекарственные вещества являются существенными факторами возможного повышенного содержания ртути в организме лиц, не соприкасающихся с ртутью и ее соединениями в производственных условиях. Однако это повышение, как правило, ограничено, во времени, поскольку лекарственные ртутьсодержащие препараты быстро выводятся из организма через почки и кишки.

2. Применение в пищу сельскохозяйственной продукции, загрязненной ртутью, прежде всего изделий из зерна, обработанного ртутьсодержащими пестицидами, или в результате употребления в пищу мяса домашних животных, которым скармливали протравленное зерно, является вторым внепрофессиональным источником поступления и накопления ртути в организме.

Самым массовым из зарегистрированных считается отравление, происшедшее в Ираке в 1971—1972 гг.

Обследование показало, что единственным источником отравлений людей был хлеб, в котором ртуть присутствовала в виде метилртути. Выпечка хлеба практически не снижала содержания в нем метилртути, достигавшего 5—10 мг/кг. Это заключение было подтверждено идентификацией метилртути как доминирующей формы в различных тканях пострадавших. Загрязненный метил- ртутью хлеб употреблялся в среднем в течение0,5—3 мес.; первые поступления пострадавших в больницу были зарегистрированы через 1—1,5 мес. после начала употребления в пищу такого хлеба. Приблизительно к 50 % лиц, сообщивших об употреблении в пищу загрязненного хлеба, наблюдались симптомы и (или) признаки, которые этиологически могли быть обусловлены воздействием метилртути. О тяжести поражения свидетельствует то, что летальность в наиболее пораженном районе составляла 21 %. Симптомы поражения были характерны для воздействия алкилртути — нарушение чувствительности, расстройство походки и артикуляции, концентрическое сужение поля зрения, раздражение слизистой пищевого канала, эксфолиативный дерматит. В отличие от описанных ранее случаев (например, болезнь Минаматы), большинство больных со слабо выраженными симптомами отравления были полностью или почти полностью излечены, что несколько меняет представление о необратимости последствий отравлений ал- килртутью. Возможно, относительно более благоприятное течение интоксикации и сохранение способности к восстановлению утраченных функций обязано непродолжительности воздействия по сравнению с тем, что имело место в Японии, где поступление избыточных количеств ртути в организм продолжалось годами.

Отравления во внутриутробном периоде не отличались от таковых в Японии и характеризовались тяжелыми и практически необратимыми поражениями мозга плода. При динамическом клиническом исследовании 15 пар матерей и детей в течение двух лет признаки отравлений были обнаружены у семерых детей. Было подтверждено более тяжелое течение отравлений у детей (возможно, это обусловлено тем, что степень всасывания металлов из пищевого канала у детей в 5 раз выше, чем у взрослых). Двухгодичный период после прекращения воздействия был признан недостаточным для окончательного суждения об отсутствии поражения организма ребенка.

Несмотря на все трудности в определении взаимозависимости доза — эффект, при такого рода исследованиях было показано наличие такой связи для парестезии, атаксии и летального исхода.

В качестве мер профилактики отравлений людей пищевыми продуктами, загрязненными ртутьсодержащими пестицидами, совместное совещание ФАО/ВОЗ рекомендовало ограничить использование алкилртутных соединений для протравливания семян, ограничить экспорт таких семян, ввести метку семян, обработанных РОС, и мешков, в которые они затарены. Признано целесообразным изучить возможность добавления в обработанные семена горьких, рвотных средств или других «сигнальных» веществ. В СССР, в частности, к этилмеркурхло- риду добавляют краситель — фуксин, и препаративная форма в силу этого приобретает розовый цвет, а зерно —

розоватый оттенок. Тем не менее были отмечены неоднократные бытовые (пищевые) отравления ртутьсодержащими пестицидами [63,100].

Н. Д. Мухтаровой [94] проанализированы отдаленные последствия патологии нервной системы у лиц, которые в течение двух-трех лет употребляли в пищу мясо-молочные продукты, загрязненные небольшими количествами этилмеркурхлорида в результате скармливания животным зерна, протравленного гранозаном. Цри динамическом обследовании (через 1,5 и 3 года после воздействия вещества) было отмечено увеличение количества жалоб, указывающих на патологию гипоталамических структур мозга, и уменьшение количества жалоб, указывающих на патологию периферической нервной системы. Выявленные автором особенности нейротоксического процесса (стойкое изменение функций симпатико-адрена- ловой системы в сторону угнетения активности обоих звеньев, сосудистая патология головного мозга по типу преходящих нарушений мозгового кровообращения, преимущественное вовлечение в процесс гипоталамических структур, клинически протекающее в виде нейроэндокринной и вегетативно-сосудистой формы) имеют определенное дифференциально-диагностическое значение, хотя и несколько ослабленное в силу отсутствия сведений о предшествующем статусе и профмаршруте пострадавших и малочисленности группы обследованных.

Установлены положительные корреляции между частотой лейкозов у жителей сельской местности (Польша) и содержанием ртути в оболочке семян из этих районов, а также между частотой лимфолейкоза крупного рогатого скота и количеством использованных в этой местности фунгицидов [157]. Концентрация ртути в молоке коров, больных лимфолейкозом (0,21 ± 0,05 мг/кг), почти в два раза превышала аналогичный показатель здоровых коров (0,12 =£ 0,03 мг/кг).

3. Третьим путем внепрофессионального поступления ртути и ее соединений в организм человека является введение ртутьсодержащих соединений в косметические изделия. Отмечены случаи регламентации неоправданно высокого содержания ртути в косметических изделиях [197].

Встречаются описания фактов и случайного поступления в организм ртути или ее соединений или приема (поступления их) в суицидальных целях. Хотя они и не [5]имеют прямого отношения к рассматриваемым вопросам, подобные случаи также нельзя выпускать из поля зрения, когда речь идет о причинах повышенного поступления, содержания и выведения ртути из организма человека.

<< | >>
Источник: Коллектив авторов. Ртуть и ее соединения в окружающей среде (гигиенические и экологические аспекты) / И. М. Трахтенберг, М. Н. Коршун; Под общ. ред. И. М. Трахтенберга.— К. : Выща шк.,1990.— 232 с.. 1990
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме Загрязнение внешней среды ртутью и его экологические и гигиенические последствия:

  1. ПОСЛЕДСТВИЯ ВОЗДЕЙСТВИЯ ВНЕШНИХ ПРИЧИН ЗАБОЛЕВАЕМОСТИ И СМЕРТНОСТИ (Y85-Y89)
  2. ФОРМЫ И МЕХАНИЗМЫ АДАПТАЦИИ ОРГАНИЗМА К ФАКТОРАМ ВНЕШНЕЙ СРЕДЫ
  3. ПОСЛЕДСТВИЯ ТРАВМ, ОТРАВЛЕНИЙ И ДРУГИХ ВОЗДЕЙСТВИЙ ВНЕШНИХ ПРИЧИН (T90-T98)
  4. ТРАВМЫ, ОТРАВЛЕНИЯ И НЕКОТОРЫЕ ДРУГИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ВОЗДЕЙСТВИЯ ВНЕШНИХ ПРИЧИН
  5. Коллектив авторов. Ртуть и ее соединения в окружающей среде (гигиенические и экологические аспекты) / И. М. Трахтенберг, М. Н. Коршун; Под общ. ред. И. М. Трахтенберга.— К. : Выща шк.,1990.— 232 с., 1990
  6. КЛАСС XIX. ТРАВМЫ, ОТРАВЛЕНИЯ И НЕКОТОРЫЕ ДРУГИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ВОЗДЕЙСТВИЯ ВНЕШНИХ ПРИЧИН (S00-T98)
  7. Жир и его последствия
  8. ■ Интоксикация ртутью
  9. Экологический мониторинг
  10. Медико-экологическое нормирование и районирование