Механизмы регулирующего влияния Нили на нейроэндокринные интеграции организма и его репродуктивную функцию

В работах многих исследователей подчёркивается, что в ответной реализации организма на воздействие НИЛИ участвует ЦНС [Обросов А.Н., 1985]. Меха­низмы могут быть реализованы несколькими путями: во-первых, при непос­редственном взаимодействии излучения с нейронами, во-вторых, в результате взаимовлияний нервных клеток с теми активными соединениями и биологически активными веществами, которые были получены в результате первичных и вто­ричных эффектов.

Первичные реакции запускают каскад вторичных эффектов, которые связаны с изменением функциональной активности различных биоло­гических систем, в частности, ферментной, гормональной, антиоксидантной, от которых зависит течение энергетического обмена в клетках, его интенсивность, а также образование активных форм кислорода.

Известны также протекторные свойства НИЛИ. Например, в эксперименте М.С. Саулбековой (1980) с культурой клеток мышечной ткани эмбриона проде­монстрировано, что излучение с ЭП 20 Дж/см2 полностью предотвращает мута­генное действие, а также хромосомные аберрации, индуцируемые рентгеновским воздействием.

Следует подчеркнуть, что вторичные изменения, возникающие под влиянием НИЛИ, представляют собой комплекс ответных реакций организма, направлен­ных на восстановление его гомеостаза. Причём первичные эффекты определяют изменения в клетках и тканях, а вторичные находятся с ними в корреляционной зависимости.

Адаптационные изменения в организме при воздействии НИЛИ возникают при многократном, но непродолжительном воздействии, что сопровождается усилением регионарного кровообращения, эритропоэза, улучшением микроцир­куляции и трофики в тканях, возрастанием уровня энергообмена.

В процессе лазеротерапии регистрируются также общие ответные реакции организма. Генерализация местного эффекта происходит вследствие нейрогу­морального отклика, который запускается с момента появления эффективной концентрации биологически активных веществ в освечиваемых тканях, а также за счёт рефлекторного механизма. Возникающие сдвиги основных показателей функционирования ЦНС, сердечно-сосудистой и других систем носят отсрочен­ный характер и проявляются через несколько минут после окончания процедуры. Наиболее резко выражены они при освечивании рефлексогенных зон.

Анализ многочисленных публикаций, выполненный С.В. Москвиным (2003(2)), показал, что при изменении вегетативного баланса при патологическом процессе происходит перестройка всей системы внутренней регуляции. Лазерное воздейс­твие, направленное на рецепторное звено рефлекторного кольца, осуществляет адаптивную настройку регуляции, способствующую восстановлению функцио­нальной активности регулирующих и эффекторных органов. Ответ биологиче­ского объекта на уровне клеточных и тканевых реакций и адекватных изменений в нейрогуморальном звене регуляции составляет итоговый результат, развиваю­щийся по механизму срочной адаптации.

Особые биофизические свойства НИЛИ, а именно оптимальное соотноше­ние коэффициентов поглощения и отражения при взаимодействии с биотканями, позволили широко его использовать для активации точек акупунктуры (ТА) [Буй- лин В.А., 2002; Москвин С.В., 2003(2)]. Точечное воздействие и малая интенсив­ность раздражения рецепторного аппарата в области ТА благодаря пространствен­ной и временной суммации раздражения приводит к развитию многоуровневых рефлекторных и нейрогуморальных реакций организма, что и нормализует гомеос­таз.

Общая реакция на лазерное рефлекторное воздействие осуществляется двумя путями: нейрогенным и гуморальным, стимулируется синтез адренокортикотроп- ного гормона (АКТГ), глюкокортикоидов и прочих гормонов, возрастает синтез простагландинов. Гуморальные изменения зависят от направленности исходного фона, в большинстве случаев происходит нормализация состава крови и активация микроциркуляции. Эффекты аккумулируются и достигают максимума к 7-й про­цедуре. Исследования показали, что при использовании лазерного излучения с длиной волны 635 нм для нормализации различных показателей оптимальны­ми параметрами являются: мощность на торце акупунктурной насадки 1-2 мВт, частота модуляции излучения 2-4 Гц, экспозиция на корпоральную ТА - 15-30 с [Буйлин В.А., 2002].

В клинико-экспериментальных исследованиях В.Н. Серова с соавт. (1988; 1998) показано, что терапевтическое действие лазерного излучения наиболее чётко проявляется на исходно сниженном функциональном фоне, причём акти­вирующий эффект манифестируется не сразу, а через 3-5 ежедневных процедур, что позволяет сделать заключение об адекватности подобранных параметров методики воздействия.

Известно, что для импульсного НИЛИ характерна более высокая эффектив­ность биомодулирующего действия, такой режим позволяет увеличить глубину воздействия и достичь большего эффекта с меньшими энергетическими тратами. Часто необходимо постепенно увеличивать экспозицию лазерного освечивания, при этом лечебный эффект улучшается [Москвин С.В., 2003(2)]. При этом ещё В.М. Инюшин (1987) обращал внимание на то обстоятельство, что фотобиологи­ческий эффект зависит от всех параметров: интенсивности излучения, экспозиции и площади освечивания.

В исследованиях В.В. Мрыхина (1995) была продемонстрирована возмож­ность эффективного использования излучения ИК-лазера в лечении больных с астено-депрессивным и астено-вегетативным синдромами как преморбидного фона к возникновению различных заболеваний эндокринного профиля. К числу новых способов относится разработанный нами метод эндоназальной лазерной стимуляции [Жуков В.В. и др., 2016(2); Пат. 2123868 RU].

Большой интерес представляют данные о влиянии НИЛИ в красном и ИК-диа­пазонах спектра на центральные структуры, участвующие в регуляции репродук­тивной системы. Этой проблеме были посвящены наши исследования, в которых изучали в первую очередь реакции гипоталамо-гипофизарно-нейросекреторной системы (ГГНС) на освечивание НИЛИ области входа во влагалище крыс, нахо­дящихся как в интактном состоянии, так и на фоне моделируемых патологических процессов в репродуктивной системе. Для освечивания использовали ГНЛ (длина волны 633 нм, мощность около 50 мВт, экспозиция 3 мин ежедневно) в течение 15 дней (имитация курсового применения ЛТ в клинике). Животные были раз­делены на 6 групп: 1-я - интактные, 2-я - с персистирующим эструсом, 3-я - с анструсом, 4-я - интактные крысы на фоне лазерного освечивания, 5-я - крысы при наличии постоянного эструса на фоне лазерного освечивания, 6-я - животные на фоне анэструса и лазерного освечивания. Определение фаз эстрального цикла осуществляли при забое животных (на 5, 10 и 15-й день после воздействия) [Жу­ков В.В., Кожин А.А., 2014; Жуков В.В. и др., 2016; Серов В.Н. и др., 1988, 1998].

На основании морфометрических и гистохимических данных было установ­лено, что у интактных крыс ядра гипоталамуса характеризовались умеренным выведением нейросекреторных веществ (НСВ). Во второй группе на фоне пос­тоянного эструса в ГГНС отмечались явления усиления выведения нейросекрета из тел нейронов в отростки, которые были переполнены НСВ. Клетки супраоп­тического (СОЯ) и паравентрикулярного ядер (ПВЯ) увеличивались в размерах, в них было много вакуолей. Это признаки их активного состояния.

У животных 3-й группы на фоне анэструса в ГГНС имели место обратные явления. В нейронах СОЯ и ПВЯ гипоталамуса происходило накопление НСВ, объёмы клеток и ядер уменьшались. Такая морфологическая картина отражала состояние депонирования или аккумуляции секреторного материала в ГГНС. Во всех областях ГГНС отмечена гиперемия сосудов.

В 4-й группе крыс после освечивания (5 сеансов) наблюдалось значительное выведение НСВ в систему циркуляции, особенно в СОЯ. Объёмы клеток и ядер возрастали, т. е. имели место активации нейроэндокринного образования.

У животных 5-й группы на фоне постоянного эструса лазерное освечивание вызывало резкое опустошение, истощение структур ГГНС от НСВ. Объёмы кле­ток и ядер увеличивались, появлялось обилие вакуолей в цитоплазме, она приоб­ретала пенистый вид (табл. 5.1). Эти признаки расценивали как перевозбуждение клеточных структур.

Морфологические показатели нейросекреторных клеток гипоталамуса в разных условиях опыта, мкм3

Таблица 5.1
Соя пвя
Группа крыс объём объём объём объём
нейронов ядер нейронов ядер
1 Интактная 4100 ±150 610 ± 19 3200 ±110 420 ± 12
2 С персистирующим эструсом 4700 ±170 750 ± 20 3560 ±140 490 ± 16
3 С анэструсом 3600 ±140 550 ± 17 2800 ±120 375 ± 12
Освечивание интактного животного (5 сеансов) 4850 ±190 780 ± 19 3450 ±160 460 ± 15
То же (10 сеансов) 4910±210 880 ± 21 3550 ±130 470 ± 18
Освечивание на фоне персистирующего эструса (5 сеансов) 5200 ±185 800 ± 19 4000 ±160 520 ± 21
То же (10 сеансов) 5600 ± 220 780 ± 18 4100 ±160 610 ± 22
Освечивание на фоне анэструса (5 сеансов) 4050 ±150 610 ± 14 3000 ±100 410 ± 14
То же (10 сеансов) 4150 ±170 650 ± 15 3200 ±120 480 ± 17


В 6-й группе крыс на фоне анэструса лазерное освечивание способствовало восстановлению активности ГГНС. Депонирование секрета сменялось состояни­ем его умеренного выведения. Морфометрические параметры нейросекреторных ядер гипоталамуса (СОЯ, ПВЯ) приближались к контрольным значениям. При десятидневном сроке освечивания описанные морфологические изменения ак­тивности ГГНС были ещё более отчётливыми.

Дальнейшая стимуляция гормонозависимых образований освечиванием НИЛИ (15 дней) приводила к функционально-морфологическим перестройкам, демонс­трирующим начало развития патогистологических изменений в нейросекретор­ных элементах (резкая гиперемия сосудов, явления дегенерации, пикноз нейро­секреторных клеток).

Таким образом, функционально-морфологические исследования показали, что лазерное воздействие индуцировало определённые изменения в регуляторных структурах. Увеличение объёмов клеток и появление в них вакуолей связано с усиленным выведением образующихся в этих клетках нейропродуктов в сосу­дистое русло и активацией периферических эндокринных желёз.

Полученные нами результаты согласуются с гипотезой А.Л. Поленова (1979, 1980), согласно которой стрессорные ситуации мобилизуют все защитные меха­низмы организма, реализуемые гуморальным путём вследствие взаимодействия пептидных и моноаминовых нейрогормонов. Отмеченная повышенная реактив­ность СОЯ гипоталамуса по сравнению с ПВЯ является отражением его большой причастности к регуляции половой функции организма.

Наши исследования выявили определённую закономерность реакций нейро­эндокринных механизмов на лазерное освечивание в зависимости от исходного функционального состояния. Возникло предположение, что этот феномен легче проследить в более просто устроенных эффекторных органах - яичниках и матке, деятельность которых регулируется центральными структурами. В результате исследований было выяснено, что у интактных животных лазерное освечивание приводило к морфофункциональным изменениям в эндометрии, свидетельству­ющим об активации овариального гормонопоэза. После 10 сеансов у крыс повы­шалось содержание РНК в эндометрии, что указывало на усиление эстрогенной активности. Лазерное воздействие на фоне активации функционального состоя­ния яичников (постоянный эструс) стимулировало гиперпластические процессы в эндометрии, количество РНК резко возрастало к 10-му сеансу.

Лазерное освечивание для корреляции гипоэстрогенного состояния носило репаративный характер. Функциональное состояние яичников имело тенденцию к восстановлению. Об этом можно было судить по значительному возрастанию РНК в эндометрии, которое до этого было снижено вследствие длительного анэс- труса, сопровождающегося атрофическими изменениями во влагалище (рис. 5.1).

Дни

----------- на фоне лазерной терапии ----------------- без лазерной терапии

Рис. 5.1. Динамика изменения содержания РНК в цитоплазме клеток эндометрия крыс с анэструсом на фоне лазерной терапии и без неё. Содержание РНК определяется как произведение средней оптической плотности цитоплазмы клеток на её средний объём


Наши исследования выявили зависимость характера овариального гормо- нопоэза от лазерного воздействия. Использование НИЛИ для восстановления функции яичников возможно только в определённых случаях. Состояния, сопро­вождающиеся патогистологическими изменениями в эндометрии, следует считать противопоказанными к лазерному освечиванию (по крайней мере, в указанных режимах), поскольку длительная интерорецептивная стимуляция гормонозависи­мого органа в этом функциональном состоянии только усугубит морфологические перестройки.

Дальнейшие исследования дополнили полученную ранее информацию о зако­номерностях перестроек в репродуктивной системе под влиянием лазерного ос- вечивания на центральные отделы регуляторной цепи. Так, было показано, что в овариально-маточном комплексе к 10-му сеансу отчётливо появлялись признаки ак­селерации гормонопоэза, в то время как в центральных отделах регуляции явления активации наблюдались уже к 5-му сеансу [Серов В.Н. и др., 1988]. Этот феномен подчёркивает необходимость проведения во время курса лазерной терапии диаг­ностики, позволяющей контролировать состояние центральных специфических комплексов, которые в первую очередь реагируют на данный физический фактор.

Экстраполируя экспериментальные данные на клинический уровень, можно сказать, что лазерное освечивание оправдано для стимуляции менструальной функции, когда не исчерпаны компенсаторные возможности гипоталамо-гипо- физарного комплекса к секреции либеринов. Поскольку воздействие на гонады осуществляется через изменения функционирования центральных механизмов регуляции, то и перед, и после использования лазерной терапии необходимо проведение исследований, оценивающих состояние специфических образований диэнцефальной области, а также, очевидно, функции эпифиза, который является важным компонентом нейрогуморального ансамбля регуляции функции яични­ков. Применение ЛТ на фоне сформировавшихся патогистологических пере­строек в функциональных элементах может привести к усугублению развития нейрогормональных дисфункций.

Исходя из этого нами была предпринята попытка идентифицировать функцио­нальное состояние эпифиза на фоне лазерного воздействия. Количество вакуо­лей, отражающих секреторный процесс в клетках эпифиза, вычисляли в 1 мм2 плоскости среза. Для оценки уровня нуклеинового обмена в эпифизе проводили на микроспектрофотометре сканирование срезов по всей поверхности эпифиза (3 линии сканирования зондом площадью 0,2 мкм2). Метаболическая активность ядер пинеалоцитов оценивалась по изменению их объёма, концентрации и содер­жания в них ДНК, количеству вакуолей в цитоплазме.

В результате дальнейших исследований было выявлено, что в контрольной группе крыс в эпифизе выявлялись два типа клеток: тёмные и светлые. Светлые клетки больше располагались в центре железы, тёмные - по периферии органа. В кариоплазме отмечалось небольшое количество ДНК. У крыс после одноразо­вого освечивания (зона входа во влагалище) существенных изменений в струк­турной организации эпифиза не наблюдалось. В 3-й группе (5 дней освечивания) обнаружены существенные перестройки в структурной организации эпифиза. Концентрация суммарных нуклеиновых кислот (НК) в структурах эпифиза воз­растала. Объём эпифиза, цитоплазмы пинеалоцитов и ядер значительно умень­шались. Плотность вакуолей в пинеалоцитах, диаметр капилляров не изменялись. Такая морфологическая картина оценивалась как накопление, депонирование биологически активных веществ в структурах железы, соответственно, снижение функциональной активности органа.

У крыс после 10 дней освечивания несколько ослабевала окраска клеток, кон­центрация НК несколько снижалась. Плотность вакуолей в цитоплазме клеток возрастала. Объёмы эпифиза, его клеток и их ядер имели тенденции к возраста­нию. Увеличивался и диаметр капилляров. Эта структурно-функциональная орга­низация была оценена как начало активации секреторной деятельности железы.

После 15 дней освечивания морфологическая картина менялась. Плотность вакуолей возрастала в 3 раза, концентрация НК в клетках снижалась почти в 3 раза. Увеличивался объём эпифиза, его клеток. Значительно был расширен диаметр капилляров (в контроле - 5 мкм, на 5-й день - 8 мкм, на 10-й - 11,5 мкм, на 15-й - 14 мкм). Такая гистохимическая картина идентифицировалась нами как значительная активация секреторной функции железы.

Можно заключить, что при активации рецепторов влагалища НИЛИ эпифиз реагировал фазными изменениями структурных особенностей в зависимости от длительности освечивания. На 5-й день воздействия в нём развивались тормоз­ные процессы, а на 10-15-й день, наоборот, происходило повышение активации секреторной деятельности. При этом следует подчеркнуть, что наиболее выра­женная реакция в обеих фазах наступала со стороны трофически-транспортного компонента (отростки клеток), и вероятно, является проявлением общей зако­номерности реагирования эндокринных органов на стрессорные воздействия.

Полученные данные коррелируют с результатами исследований В.И. Грищенко (1979), в которых было показано в клинических условиях, что лазерная терапия при дисфункциональных маточных кровотечениях обеспечивает снижение про­дукции мелатонина в течение 5-7 дней, тем самым способствуя восстановлению продукции гипоталамических нейрогормонов, что в конечном счёте приводит к восстановлению менструальной функции.

В дальнейшем мы провели сравнение результатов воздействия непрерывным НИЛИ красного спектра (ГНЛ, длина волны 633 нм) и импульсным ИК НИЛИ (длина волны 890 нм) на диэнцефальную область и органы репродуктивной сис­темы животных [Жуков В.В. и др., 2016].

Крысы-самки находились как в интактном состоянии, так и в эксперименталь­ных моделируемых условиях. Программа исследований состояла из 2 этапов: 1-й - моделирование астенического состояния подопытных крыс, 2-й - проведе­ние на этом фоне освечивания НИЛИ и оценка его эффективности по морфофунк­циональным показателям, регистрируемым после завершения курса.

Для индукции астенического состояния и сниженной резистентности организ­ма крыс использовали метод хронического стрессирования путём их длительного (в течение 1 месяца) ежедневного содержания в клетках-пеналах (по 8 часов в сутки) в условиях ограниченной двигательной активности. Стрессовый эффект усиливался снижением содержания воды в рационе питания. Цитофотометриче­ские исследования мозга и овариально-маточного комплекса животных проводили с помощью прибора МЦФУ «ЛОМО» общепринятым методом [Агроскин Л.С., Папаян М.В., 1977]. Контролем служили материалы от интактных крыс того же возраста.

Для красного непрерывного НИЛИ плотность мощности была 100 мВт/см2, экспозиция 2 мин, для ИК-лазера - импульсная мощность 2,5 Вт, частота сле­дования импульсов 3000 Гц, экспозиция также 2 мин. Курс освечивания состо­ял из 5 сеансов, проводимых ежедневно в одно и то же время. Лазерный луч направлялся на слизистую носа во время пребывания крыс в клетках-пеналах. Как известно, слизистая носа отличается высокой плотностью рецепторных сен­сорных полей, поэтому вероятнее всего, что физический фактор реализует свой биологический эффект на центральные нейроэндокринные интеграции через афферентную стимуляцию соответствующих дендритов нейронов, активацию микроциркуляторных процессов [Жуков В.В. и др., 2016].

Выбор указанных параметров НИЛИ обусловлен тем, что они являются наибо­лее распространёнными в терапевтической практике и реализуются большинс­твом из многочисленных физиотерапевтических комплексов.

На 1-м этапе, как уже говорилось, изучали морфофункциональные измене­ния, которые возникали при моделировании у крыс астенического состояния. Было обнаружено, что содержание крыс в указанных условиях сопровождалось морфологическими перестройками как в периферических, так и в центральных эндокринных интеграциях. Имела место тенденция к снижению содержания примордиальных и созревающих фолликулов, во многих зрелых фолликулах цитоплазма была лизирована, ядра сморщенной формы. Атретические фолликулы характеризовались многослойной гранулёзной оболочкой с явлениями пикноза ядер. Молодые жёлтые тела не выявлялись.

У крыс была удлинена фаза диэструса, а у некоторых наступало состояние анэструса. В эндометрии матки обнаруживалось значительное уменьшение ма­точных крипт. В них происходили уплощение призматических клеток и появле­ние атрофических изменений покровного эпителия. Размеры матки и её масса уменьшались.

Цитофотометрическое исследование показало снижение содержания суммар­ных НК в клетках эндометрия, что указывало на сниженную секрецию гормонов яичников (интактная группа - 560,5 ± 4,5 отн. ед., опытная - 405,2 ± 3,6 отн. ед.). Учитывая центральный принцип регуляции функции яичников, можно было за­ключить, что наблюдаемые морфофункциональные изменения имели вторичный характер, обусловленный аномалиями в работе высших вегетативных комплек­сов. Для изучения этих явлений были проведены дальнейшие гистохимические исследования.

При рассмотрении структур СОЯ и ПВЯ гипоталамуса, принимающих участие в регуляции адаптационных реакций, было обнаружено, что по истечении месяца эксперимента в нейронах указанных ядер значительно возрастало количество нейросекреторного вещества (НСВ) в цитоплазме. В то же время размеры кле­ток уменьшались. В клетках СОЯ происходило более интенсивное, чем в ПВЯ, накопление НСВ в цитоплазме нейронов.

Обнаруженные оптико-структурные изменения свидетельствуют о том, что в крупноклеточных ядрах гипоталамуса (СОЯ, ПВЯ) секреторная активность тормозилась, следовательно, в русло крови биологически активные вещества поступали в меньшем количестве. Более интенсивные сдвиги по сравнению с контролем происходили в структуре СОЯ, где особенно значительно уменьшались объёмы нейронов. Изложенные данные указывают на значительное угнетение секреторной активности рассматриваемых нейроэндокринных интеграций.

Для более подробного анализа состояния нейрогуморальных механизмов, обеспечивающих координацию ритмичности эндокринного гомеостаза, анализи­ровали состояние базофилов аденогипофиза, клеток, участвующих, как известно, в индукции секреции фолликулостимулирующего гормона, усиливающего, в свою очередь, продукцию эстрогенов в яичниках. Было обнаружено, что на фоне хронического стресса происходило депонирование НСВ в цитоплазме базофилов аденогипофиза, их объёмы значительно уменьшались (2125 ± 12,7 мкм3 в контро­ле и 1368,2 ± 9,2 мкм3 после моделирования патологического процесса, р < 0,05).

Отмеченные признаки указывали на сниженную функциональную активность базофилов, и следовательно, угнетение гормонопродукции яичников. Как извест­но, сниженная активность периферических эндокринных желёз является одним из характерных признаков астено-вегетативного синдрома в клинике.

Определённая роль в развитии постстрессовых реакций придаётся эпифизу, который участвует в организации биоритмологических процессов, в этиологии патологии репродукции и сезонной депрессии. Учитывая, что эпифиз находится в реципрокных отношениях с гипоталамо-гипофизарной интеграцией в аспекте её влияния на репродукцию, были проведены исследования основных функциональ­ных элементов эпифиза - пинеалоцитов в плане интенсивности их вакуолизации как индикатора секреторной активности. Было выяснено, что в пинеалоцитах крыс, находящихся в состоянии стресса, количество вакуолей и процент клеток с явлениями вакуолизации возрастали, а это указывало на повышенную функцио­нальную активность органа (количество пинеалоцитов с вакуолями в контроле 71,5 ± 3,3%, на фоне стресса - 40,2 ± 2,4%).

Таким образом, морфофункциональные исследования показали, что модели­руемое состояние сопровождалось основными патогенетическими признаками астено-вегетативного синдрома. Следовательно, избранный приём моделирования был адекватен для решения следующего этапа - изучения изменения в нейроэн­докринных интеграциях на фоне моделируемого процесса при его эксперимен­тальном освечивании НИЛИ.

Указанные выше источники лазерного света применялись на фоне как интакт­ного состояния животных, так и индуцированных астенических перестроек (3-я группа). Тест-объектом для проведения сравнительного анализа служили объёмы нейронов СОЯ и ПВЯ как первичного звена рефлекторного ответа на физический стимул и эндометрий как морфологически относительно просто устроенную ткань, имеющую чёткую связь с высшими регуляторными структу­рами. Как известно, структура эндометрия и содержащиеся в нём биологически активные вещества (НК) перестраиваются синхронно с колебаниями секреторной деятельности центральных образований.

Было показано, что под влиянием НИЛИ как красного, так и ИК-спектров в ПВЯ и СОЯ интактных крыс возникали нерезко выраженные признаки уси­ления секреторной продукции. Реакция СОЯ и ПВЯ имела сходный характер. Более резко выраженная цитологическая перестройка имела место под влиянием излучения импульсного ИК-лазера, объёмы нейронов СОЯ и ПВЯ возрастали более значительно (под влиянием излучения ИК-лазера почти на 30%, красно­го НИЛИ - 18%). При изучении содержания НК в эндометрии существенных изменений обнаружено не было (наблюдалась лишь тенденция к возрастанию). Видимо, при исходно нормальном функционировании эндокринных комплексов используемые параметры НИЛИ не вызывали резких пролиферативных реакций, что указывало на относительно мало меняющуюся гормональную продукцию в репродуктивной системе подопытных крыс.

В дальнейшем указанные варианты лазерного воздействия применялись на фоне моделируемого патологического процесса при тех же параметрах НИЛИ. В данном случае контролем служили животные, которые после месячного содер­жания в условиях моделируемого эксперимента подвергались имитационному воздействию (плацебо), как и при реальном курсе сеансов воздействия НИЛИ. По его завершении те же ткани брались на гистохимическое исследование.

Было обнаружено, что в этих условиях имели место очевидные изменения морфологических показателей по сравнению с таковыми, регистрируемыми у контрольных животных. Особенно резкая клеточная реакция возникала при при­менении импульсного ИК-лазера. Как и ранее, более резкие перестройки имели место в СОЯ, что указывало на его большую чувствительность к физическому фактору. Вследствие центральных перестроек значительные изменения происхо­дили и в картине эндометрия, что сопровождалось значительным возрастанием концентрации НК. Полученные результаты морфофункциональных исследований свидетельствовали о том, что используемые параметры НИЛИ способствовали процессу восстановления гомеостаза. По сравнению с непрерывным НИЛИ крас­ного спектра импульсное ИК НИЛИ индуцировало более выраженные реакции. Регистрируемые показатели при этом приближались к таковым, наблюдаемым у интактных животных.

Более выраженный биостимулирующий эффект ИК-лазера можно объяснить, в частности, импульсным режимом его работы. Как известно, стимулы преры­вистого характера любой природы вызывают более экспрессивные реакции, чем монотонное раздражение рефлексогенных зон. Можно предположить, что помимо активации рецепторных зон слизистой носа НИЛИ через оптико-вегетативные связи может также вмешиваться в интрацентральные корреляции между гипо­физом и эпифизом. Это отражается на секреции гипоталамических рилизинг- гормонов, для которых продукты секреции эпифиза являются антагонистическим началом. В пользу этого предположения говорят данные наших исследований об изменениях в клетках эпифиза при воздействии НИЛИ на рефлексогенные зоны [Жуков В.В. и др., 1987].

По нашему мнению, можно аргументированно считать, что механизм терапев­тического действия НИЛИ заключается в восстановлении нейросекреторной де­ятельности гипоталамо-гипофизарного комплекса, обусловливающей нормализа­цию нейроэндокринного гомеостаза организма, перенесшего длительный стресс.

Помимо освечивания рефлексогенных зон на поверхности тела НИЛИ в аку­шерстве применяют неинвазивное лазерное освечивание крови на проекции крупных сосудистых стволов на коже. Так, В.А. Мельников (1989) приводит данные о возможности использования излучения ГНЛ для метаболической и гемоциркуляторной коррекции фетоплацентарной системы при развивающейся гипотрофии плода. С этой целью световой поток направляли на участок кожи передней брюшной стенки, находящейся над местом прикрепления плаценты в матке. В результате курсового воздействия были диагностированы гемоди­намические, метаболические эффекты. В частности, имело место увеличение наполнения пульса и интенсивности кровообращения, снятие спазма артериол. Лабораторно регистрировали положительную динамику плацентарных гормонов, уменьшение внутрисосудистой агрегации форменных элементов крови, про­изошло ускорение темпов прироста фетометричеких показателей и исчезновение признаков дистресса плода.

Таким образом, большинство данных об использовании НИЛИ в акушерско­гинекологической практике базируется на материалах работ, связанных с при­менением этого фактора в коррекции нейроэндокринных нарушений функции яичников, а также воспалительных поражений репродуктивных органов.

Задать вопрос врачу онлайн
<< | >>
Источник: Серов В.Н., Москвин С.В., Кожин А.А., Жуков В.В.. Лазерная терапия в акушерстве и гинекологии. - М.-Тверь: ООО «Издательство «Триада»,2018.- 248 с.. 2018

Еще по теме Механизмы регулирующего влияния Нили на нейроэндокринные интеграции организма и его репродуктивную функцию:

  1. пг в РЕПРОДУКТИВНОЙ ФУНКЦИИ ЖИВОТНЫХ ОРГАНИЗМОВ
  2. Влияние на репродуктивную систему
  3. Реферат. Репродуктивное клонирование организмов млекопитающих2006, 2006
  4. ОБРАЩЕНИЯ В УЧРЕЖДЕНИЯ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ В СВЯЗИ С ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМИ, ОТНОСЯЩИМИСЯ К РЕПРОДУКТИВНОЙ ФУНКЦИИ (Z30- Z39)
  5. ВЛИЯНИЕ СЕРОТОНИНА НА ФУНКЦИИ ОРГАНОВ
  6. ВЛИЯНИЕ ЛУНЫ НА ОРГАНИЗМ ЧЕЛОВЕКА
  7. Влияние глюкокортикоидов на системы организма
  8. РЕФЕРАТ. ГАЗООБМЕН И ЕГО РЕГУЛЯЦИЯ В ОРГАНИЗМЕ ЧЕЛОВЕКА2018, 2018
  9. Реферат. Влияние никотина на организм подростка2007, 2007
  10. Влияние глюкокортикоидов на обменные процессы и его связь с побочными эффектами
  11. Влияние симпатической и парасимпатической систем на функции органов и тканей
  12. Повреждения позвоночника, осложненные нарушениями функций спинного мозга и его корешков
  13. Повреждения позвоночника без нарушений функций спинного мозга и его корешков
  14. ■ Влияние электромагнитных волн на организм человека