<<
>>

возможные способы и пути повышения эффективности лазерофореза

(обзор литературы)

С.В. МОСКВИН*, А.А. ХАДАРЦЕВ**

* ФГБУ «Государственный научный центр лазерной медицины ФМБА России», г. Москва, 7652612@mail.ru, www.lazmik.ru ** Медицинский институт, Тульский государственный университет, ул.

Болдина, 128, Тула, 300012, Россия, ahadar@yandex.ru, www.khadartsev.ru

Реферат

Лазерофорез - перспективное и активно развивающееся направление совре­менной медицины и косметологии, с изученным механизмом и доказанной эффек­тивностью. Обзор литературы и собственный опыт позволяет предположить, что для повышения лазерофореза необходимо работать в следующих направлениях:

- оптимизировать длину волны НИЛИ, обратив особое внимание на непре­рывное излучение с длиной волны 525 нм мощностью до 50 мВт и импульс­ное с длиной волны 635 нм (длительность светового импульса 100 нс, им­пульсная мощность до 5 Вт);

- проводить предварительную электростимуляцию;

- освечивать в постоянно магнитном поле 35-50 мТл, для чего необходимо разработать специальную насадку.

Ключевые слова: лазерная терапия, лазерофорез, низкоинтенсивное лазерное излучение.

POSSIBLE METHODS AND WAYS OF ENHANCING THE EFFECTIVENESS OF LASER PHORESIS (literature review)

S.V. MOSKVIN*, A.A. KHADARTSEV**

* FGBI«State Research Center of Laser Medicine FMBA of Russia», Moscow, 7652612@mail.ru, www.lazmik.ru ** Medical Institute, Tula State University,

128 ul. Boldina, Tula, 300012, Russia, ahadar@yandex.ru, www.khadartsev.ru

Abstract

Laser phoresis is a promising and rapidly developing branch of modem medicine and cosmetology, with studied mechanism and proven effectiveness. Literature review and our own experience suggest that for laser phoresis enhancement it is necessary to work in the following areas:

- optimize LILI wavelength, paying special attention to continuous irradiation with a wavelength of 525 nm, output power up to 50 mW, and pulsed irradiation with a wavelength of 635 nm (duration of light pulse - 100 ns, pulse power up to 5 W);

- carry out preliminary electrical stimulation;

- irradiate in a constant magnetic field of 35-50 mT, for which a special nozzle is necessary to be developed.

Key words: low level laser therapy, laser phoresis, low intensity laser irradiation.

Лазерофорез - способ чрескожного введения биологически активных ве­ществ с помощью освечивания низкоинтенсивным лазерным излучением (НИЛИ) места нанесения препарата. Один из самых востребованных среди сочетанных методов лазерной терапии, перспективность которых мы предска­зали достаточно давно [22; 46; 52]. Шифр в номенклатуре медицинских ус­луг - A17.30.027 (Приказ Минздравсоцразвития России № 1664н от 27 декабря 2011 г. «Об утверждении номенклатуры медицинских услуг»). Также известны его разновидности, фитолазерофорез [35; 37] и лазерная биоревитализация ЛАЗМИК® [63].

Факт усиления проникновения некоторых веществ через кожу под действием внешнего воздействия физическими полями известен давно. В настоящее время в разных областях медицины наиболее широкое распространение получил элек­трофорез лекарственных средств [17; 69]. В косметологии активно используется также фонофорез, поскольку обязательное наличие контактного вещества (геля) между кожей и рабочей поверхностью головки при озвучивании предопределяет возможное добавление в неё активных веществ, проникающих в кожу и оказыва­ющих сочетанное с ультразвуком действие [33]. Но наиболее эффективным вари­антом чрескожного введения биологически активных веществ является именно освечивание кожи НИЛИ.

Лазерофорез, или лазерный фотофорез (первоначальное название), как метод сочетанной лазерной терапии предложил и доказал его большую эффективность по сравнению с традиционным лекарственным электрофорезом или освечива- нием некогерентными источниками света (лампами) А.А. Миненков (1989) [40]. В его варианте методики осуществлялось освечивание области кожного покрова с предварительно нанесённым на неё лекарственным препаратом красным не­прерывным НИЛИ (633 нм, 1-10 мВт/см2) в течение 5-10 мин, что позволило не только эффективнее вводить активные вещества через кожу, но и усиливать их действие. За прошедшие годы метод получил достаточно широкое распростра­нение, но механизм проникновения веществ через кожу и условия, необходимые для этого, стали понятны относительно недавно [58; 56].

Количество работ, посвящённых изучению механизмов и практическому при­менению лазерофореза, постоянно растёт, по теме достаточно много и наших публикаций, включая монографии (большая часть из них процитирована в списке литературы). Но в этой статье мы хотели бы рассмотреть предложения разных авторов по повышению эффективности методики в разных областях медицины и косметологии.

Чрескожное введение веществ посредством лазерного освечивания не только исключительно просто реализуется и экономически выгодно, но что самое важ­ное, наиболее эффективно. В процессе сравнения степени влияния различных физических факторов на форетическую подвижность различных веществ было доказано преимущество такого подхода: в частности, по сравнению с электро­форезом эффективность лазерофореза почти в 1,5 раза выше [40]. Позднее было подтверждено, что выбор НИЛИ в качестве наилучшего физического фактора, стимулирующего форетическую активность некоторых веществ, имеет глубокое научное обоснование [63]. Кроме того, для лазерофореза не требуются иони­зированные и поляризованные вещества, а также электроды, закрепляемые на разных частях тела, обязательно необходимые для проведения электрофореза. И это также есть неоспоримые преимущества нового метода.

Понимание того, через какие механизмы происходит активация НИЛИ процес­са проникновения биологически активных веществ через кожу, т. е. лазерофореза, позволило нам оптимизировать методику и предложить её наилучшие варианты. В настоящее время эта методика развивается практически только российски­ми специалистами. Анализ патентной активности по защите интеллектуальной собственности в отношении лазерофореза показал, что за период с 1981 года по август 2016 года в России оформлено 52 патентных документа. Наибольшая изобретательская активность по рассматриваемому направлению отмечена в период с 2000-го по 2005-й и с 2011-го по 2014 год [90].

Области применения лазерофореза постоянно расширяются:

- акушерство и гинекология [80; 83];

- дерматология и косметология [10; 19; 32; 45; 53; 66; 74; 75];

- заболевания костно-мышечной системы [57; 91];

- неврология [26; 27; 79];

- оториноларингология [67; 77; 86];

- офтальмология [30; 89];

- педиатрия [61; 86];

- спортивная медицина [7; 81; 84];

- стоматология [2; 41; 50; 70];

- урология [20; 65];

- хирургия [14; 72];

- эндокринология [3] и др.

Технология постоянно развивается и совершенствуется по нескольким на­правлениям:

- поиск новых биологически активных веществ для проведения процедуры;

- оптимизация состава гелей, подбор смесей и концентраций;

- оптимизация способов доставки веществ, что важно при труднодоступной локализации патологического очага;

- оптимизация лазерного воздействия, прежде всего длины волны лазерного источника, но также энергетических параметров (плотность мощности);

- комбинирование лазерофореза с другими вариантами физиотерапевтиче­ского воздействия.

Таким образом, представляется весьма актуальным проведение дальнейших научных исследований в области разработки новых эффективных технологий лазерофореза лекарственных препаратов и поиска оптимальных параметров ла­зерного воздействия [24].

Необходимо учитывать, что для лазерофореза подходят не все вещества. Ниже будут рассмотрены механизмы активации процесса чрескожного проникновения макромолекул и обоснованы основные требования к ним: гидрофильность и молекулярная масса не более 500 кДа.

Физико-химические и экспериментальные исследования по изучению форе- тических свойств целого ряда препаратов показали, что пригодными для лазе- рофореза являются только гидрофильные низкомолекулярные соединения. Если фармацевтическое средство выпускается в виде порошка, перед процедурой его разводят по инструкции в дистиллированной воде [33]. Приведём в качестве примера некоторые из них (по данным на 2016 год) [13; 33; 51; 56; 58; 59; 63; 78]:

- аллантоин + гепарин натрия + лука репчатого луковиц экстракт (Контрак- тубекс®);

- антибиотики (бензилпенициллин, левомицетин, оксациллин, тетрациклин);

- гепарин натрия (Гепарин®);

- гиалуронидаза (Лидаза®);

- гиалуроновая кислота (гиалуронат натрия);

- гидрокортизон;

- диоксометилтетрагидропиримидин (Метилурацил®);

- диоксотетрагидрокситетрагидронафталин (Оксолин®);

- долгит-крем;

- индометациновая мазь;

- метронидазол + хлоргексидин (Метрогил Дента®, гель и желе);

- никотиновая кислота;

- пантовегин;

- Солкосерил®.

Физико-химическими исследованиями установлено, что НИЛИ не разрушает фармакологические препараты и не меняет их свойств (апрессин, ганглерон, инозин, никотиновая кислота и др.), но значительно увеличивает форетическую подвижность [39; 40]. Перечень используемых для лазерофореза препаратов пос­тоянно расширяется.

В косметологии наиболее известным является лазерофорез геля с гиалуро- новой кислотой (ГК), проводимый по технологии лазерной биоревитализации ЛАЗМИК® [63; 68]. Последовательность проведения процедуры (подготовка и завершение, параметры лазерного воздействия и др.) соответствует наиболее оптимальным условиям реализации лазерофореза любых веществ, соответству­ющих известным требованиям.

Возможности лазерной биоревитализации ЛАЗМИК® могут быть исполь­зованы при проведении лазерно-вакуумного массажа за счёт нанесения на по­верхность кожи перед проведением процедуры специальных гелей или в виде комбинированной методики - лёгкий, «разогревающий» вакуумный массаж до начала основной процедуры - лазерофореза.

Ещё одно важное уточнение. Достаточно часто лазерофорезом называют ва­рианты методик, которые не являются таковыми в прямом смысле, когда на кожу в область лазерного освечивания наносятся не водорастворимые препараты, про­никновение которых не усиливается под влиянием лазерного света описанными ниже путями. Тем не менее эффективность лечения чаще всего повышается, однако через другие механизмы, например, усиление микроциркуляции и кле­точного метаболизма.

Знание и понимание механизмов ускорения проникновения биологически активных (лекарственных) веществ через кожу под влиянием НИЛИ - важней­ший фактор развития методологии лазерофореза. Поскольку защитная функция кожи одна из главных, то трансэпидермальная диффузия растворов различных веществ ограничена многими условиями [42], и первый вопрос, который ставил всех в тупик до недавнего времени, - каким же образом вещества преодолевают этот барьер?

Всё оказалось достаточно просто, но только после того, как мы предположили, а потом и доказали, что единственно возможными «обходными» путями проникнове­ния веществ в кожу через эпидермис, безусловно, могут быть только шунты (пото­вые железы и волосяные фолликулы).

Не исключаются и микротрещины, но вклад этого пути чаще всего малозначителен. Основываясь на этой гипотезе, мы впервые в мире смогли описать и другие процессы, происходящие уже на втором этапе, в коже, и смогли ответить на вопрос, каким образом различные физические факторы способствуют проникновению веществ, усиливают их транспорт [51; 56; 58; 59].

Рассмотрим этот вопрос подробнее для понимания того, какими свойствами должны обладать макромолекулы вводимого вещества, чтобы иметь потенциаль­ную возможность для проникновения, и какие оптимальные параметры лазерного освечивания. Вначале вспомним строение кожи.

Первый барьер, с которым встречаются молекулы активного вещества, - эпи­дермис и известные его слои (от базального к роговому), состоящие из керати- ноцитов различной степени дифференцировки. Плазмолеммы соседних клеток зернистого слоя эпидермиса разделены промежутками шириной 20-30 нм, ши­поватого слоя - всего 12-15 нм, кроме того, имеют многочисленные специализи­рованные межклеточные контакты (десмосомы) и мембранные тельца Одленда, вместе формирующие межклеточные пространства и обеспечивающие дополни­тельную защитную функцию. Клетки базального слоя вплотную прилегают друг к другу, даже не имея чётких границ [42; 87]. Следовательно, прямой трансэпи­дермальный путь через межклеточные пространства невозможен.

Совершенно иная ситуация с придатками кожи. Плотность распределения сальных желёз неодинакова в различных областях тела человека. Больше всего их содержится в коже головы, лба, щёк и подбородка (400-900 на 1 см2), на остальной поверхности тела плотность сальных желёз варьирует от 0 до 120 на 1 см2 [21; 93]. Различают свободные от волос сальные железы и связанные с волосяными фолликулами, которые классифицируют по размеру - средние и мелкие [21]. Величина секреторных отделов как у разных (в смысле эмбриональ­ного происхождения) желёз, так и у одинаковых, но расположенных в разных областях тела, варьирует в больших пределах. Так, на лице свободные сальные железы имеют секреторные отделы в объёме от 0,5 до 1 мм3, выводной проток их до разветвления имеет длину от 210 до 912 мкм, а устье - от 171 до 285 мкм в диаметре. Секреторные доли проникают в кожу лица на глубину от 960 до 1710 мкм [21]. Подсчитать общую площадь внутренней поверхности железистых клеток затруднительно, поскольку весьма значительны различия от возраста, пола, типа клеток, локализации и пр., но понятно, что она в десятки раз превы­шает общую площадь эпидермиса. Однако вопрос о возможном участии сальных желёз в процессе лазерофореза жирорастворимых веществ в настоящее время дискутируется.

Проток потовой железы имеет дермальную и эпидермальную части, открыва­ется на вершине гребешков кожи. Диаметр потовой поры 60-80 мкм, а просве­тов - 14-16 мкм. Дермальная часть протока состоит из двух слоёв кубического эпителия с базофильной цитоплазмой, лежащего на базальной мембране [87]. Плотность расположения потовых желёз в зависимости от локализации и нацио­нальной принадлежности человека колеблется от 64 до 431 на 1 см2, больше всего на лице - до 174 на 1 см2, и ладонях - до 424-431 на 1 см2, а общее количество составляет от 2 до 5 млн. Общая площадь просветов выводных протоков потовых желёз составляет 57-94 на 1 см2 (меньше 1% от площади поверхности кожи), однако при этом общая секреторная поверхность всех потовых желёз имеет пло­щадь до 5 м2, т. е. в 3 раза превышает общую площадь эпидермиса. Толщина слоя кожи, в котором размещены клубочки потовых желёз, составляет 1,3-3,12 мм, а весь объём данного слоя равен 3200 см3 [21; 34; 93].

Волосяной фолликул состоит из 3 частей: глубокой - от сосочка до соединения с мышцей, поднимающей волос; средней, очень короткой части - от соединения с мышцей, поднимающей волос, до входа протока сальной железы, и верхней части - от входа протока сальной железы до устья фолликула. Луковица волоса представлена недифференцированными эпителиальными клетками, в которых происходят пролиферация клеток, рост волоса и обновление клеток внутреннего корневого влагалища [42; 87]. В различных участках плотность устьев волосяных фолликул на 1 см2 в зависимости от возраста, пола, цвета волос, национальности и пр., по данным разных авторов, колеблется в широких пределах, от 60 ± 40 на коже полового члена и мошонки, до 830 ± 100 (на щеке у мужчин). Число волос меньше, или они даже полностью отсутствуют в некоторых частях тела (ладони, ступни и пр.) [21; 88].

Итак, на теле человека на 1 см2 поверхности имеется более 1000 потенци­альных «входов» для макромолекул размером до 1000 мкм, и этого вполне до­статочно для чрескожного проникновения значительного количества вещества. Но представленные известные справочные данные необходимо дополнительно прокомментировать в рамках рассматриваемой темы и обратить внимание на следующие обстоятельства.

1. В коже всегда имеются открытые и закрытые по разным причинам поры, чем больше первых, тем активнее вещества смогут проникать через кожу, поэтому рекомендуется очищать кожу и разными способами «открывать» поры перед началом процедуры [62; 63; 74].

2. Если общий размер входных «отверстий» невелик (1-3% от всей поверх­ности), то общая внутренняя поверхность волосяных фолликул и потовых желёз превышает площадь кожи в несколько раз. Это обеспечивает исклю­чительно эффективную «закачку» молекул, попавших внутрь.

Однако возможность прохождения молекул вещества через устье шунта вовсе не означает их дальнейшего продвижения в кожу и далее, поскольку для этого необходимо пройти через клетки потовых желёз и эпителия волосяного фолли­кула. Наиболее вероятным механизмом, позволяющим это осуществить, является трансцитоз, точнее его разновидность, пиноцитоз - процесс, объединяющий признаки экзоцитоза и эндоцитоза. На одной поверхности клетки формируется эндоцитозный пузырёк (эндосома), который переносится к противоположному концу клетки, становится экзоцитозным пузырьком и выделяет своё содержимое во внеклеточное пространство. При этом весь процесс (полное прохождение вещества) занимает не более 1 мин. Важно, что для пиноцитоза характерно от­сутствие специфичности плазмалеммы, т. е. любая поверхность соответствующей живой клетки может участвовать в трансцитозе. Данный механизм давно извес­тен как основной, обеспечивающий поглощение клетками мелких капель воды, белков, гликопротеинов и макромолекул с максимальным размером до 1000 нм (1 мкм) [15; 95].

В настоящее время большинство исследователей в качестве первичного механизма биологического действия низкоинтенсивного лазерного света рас­сматривают термодинамический запуск Са2+-зависимых процессов. При погло­щении НИЛИ световая энергия преобразуется в тепло, вызывая локальное нару­шение термодинамического равновесия, вследствие чего из внутриклеточного депо высвобождаются ионы кальция, которые затем распространяются в клетках и тканях в виде волн повышенной концентрации [44; 45; 47; 49]. Поскольку Са2+- зависимыми являются как эндоцитоз, так и экзоцитоз [15; 92; 94], то высвобожде­ние Са2+ под влиянием НИЛИ приводит к активации трансцитоза в целом. Кроме того, известен феномен значительного усиления эндоцитоза после экзоцитоза, который был описан для железистых клеток и нейронов, в последнем случае для синаптических структур [9]. Таким образом, НИЛИ очень эффективно стимули­рует трансцитоз и способствует проникновению веществ.

Впервые способ усиления форетической подвижности ряда препаратов после лазерного освечивания был предложен в начале 80-х годов прошлого века [1], а преимущества использования именно НИЛИ в качестве стимулирующего про­цесс физического фактора доказаны А.А. Миненковым (1989) [40]. На основании 400 физико-химических исследований (с помощью токо- и светотокопроводных моделей) различных по своей структуре лекарственных препаратов (апрессин, ганглерон, карбохромен, инозин, никотиновая кислота и др.) путём выявления их структурной устойчивости и подвижности при действии НИЛИ, постоянного электрического тока и их сочетания было установлено, что НИЛИ с терапевти­ческими параметрами не разрушает исследованные фармакологические препа­раты. Кроме того, показано, что освечивание НИЛИ (633 нм) кожи подопытных животных на участке проведения флюоресцеиновой пробы увеличивает скорость проникновения краски в кровь (коэффициент экстинции при воздействии НИЛИ 0,153 ± 0,1 (контроль 0,106 ± 0,02, р < 0,05).

В сравнительном аспекте были изучены количественные характеристики эффективности индуцированного переноса ионов отдельных лекарственных веществ при использовании для сочетанных воздействий наряду с НИЛИ также и некоторых других физических факторов: коротковолнового ультрафиолетового (КУФ) излучения, ультразвука (УЗ), дециметровых волн (ДМВ), электрического поля ультравысокой частоты (УВЧ), переменного магнитного поля (ПеМП) и постоянного магнитного поля (ПМП). В физико-химических исследованиях на примере 0,1% раствора карбохромена было показано, что все из этих физических факторов повышают электрофоретическую подвижность этого фармакологиче­ского препарата. Однако преимущество НИЛИ заключается в более выражен­ном влиянии на процесс, чем в остальных вариантах воздействия, например, лазерное освечивание оказалось в 1,5-2 раза эффективнее контроля, то есть при электрофорезе. На основании этих исследований было сделано заключение о том, что использование НИЛИ в таком сочетанном варианте является одним из перспективных направлений, назвали новый метод физиотерапии лазерофо- резом [40].

В экспериментах с препарированными плацентарными мембранами позднее также была показана возможность стимулированного различными физическими полями, в т. ч. и НИЛИ, трансмембранного переноса анионов левомицетина, бензилпенициллина и оксациллина [78].

Итак, мы достаточно хорошо понимаем механизмы лазерофореза, что позволя­ет ответить на немаловажный вопрос, с какой предельной молекулярной массой (1 мкм или 500 кДа) макромолекулы могут пройти через мембранные барьеры клеток придатков кожи и какими дополнительными свойствами эти молекулы должны обладать (гидрофильность).

Для экспериментальной проверки предложенной нами модели проникновения веществ через кожу и мембраны клеток наилучшим образом подходит гиалуро- новая кислота (ГК), поскольку она гидрофильная и доступны гели с ГК молеку­лярной массой от 19 Да до 6000 кДа. Увеличивая размеры молекул ГК в геле, мы экспериментально определили крайнее значение, при котором ещё осуществля­ется проникновение, и это действительно 500 кДа [4; 51; 54; 55].

Кроме свойств активного вещества (молекулярная масса, химическое строе­ние, конформация, степень гидрофильности), имеются и другие факторы, влия­ющие на проникновение:

- кожные специфические факторы (место и площадь аппликации; возраст пациента; состояние, температура и степень гидратации кожи; особенности кровоснабжения и др.);

- условия аппликации и наличие внешнего воздействующего фактора (свойс­тва окружающей среды; длина волны, экспозиция и ЭП воздействия).

Понимание механизмов лазерофореза на клеточном и тканевом уровнях также позволяет формулировать и требования к физическим факторам, обеспечиваю­щим максимально эффективное проведение процедуры.

Рассмотрим, какие параметры НИЛИ, в первую очередь длина волны, наибо­лее часто используются для лазерофореза. Из трёх основных типов лазерных источников (непрерывные красного спектра - 633-635 нм, непрерывные ИК - 780-785 нм и импульсные ИК - 890-904 нм), которые выбирают специалисты для проведения лазерофореза, наибольшее предпочтение в косметологической практике отдаётся непрерывному ИК НИЛИ с длиной волны 780-785 нм, мощ­ностью 40-50 мВт [63], где хорошо зарекомендовали себя также фиолетовые лазеры (405 нм, мощность до 120 мВт), однако научных и клинических исследо­ваний по изучению особенностей его применения пока не проведено [47]. При лечении пациентов с широким кругом заболеваний многие отдают предпочтение импульсному ИК НИЛИ (длина волны 890-904 нм). Не оценены также пока воз­можности импульсных лазеров красного спектра (635 нм, мощность 5 Вт) [48], которые прекрасно зарекомендовали себя при местном воздействии [19; 31].

Непрерывный красный лазерный свет для лазерофореза в настоящее время почти не применяется, хотя именно гелий-неоновый лазер с длиной волны 633 нм был первым когерентным источником света, с помощью которого показали саму возможность реализации методики. С другой стороны, не исключён вариант комбинирования. Например, В.В. Коржова с соавт. [25] отметили высокую эф­фективность комбинированного воздействия красного (635 нм, плотность мощ­ности 60 мВт/см2) и инфракрасного импульсного (890-904 нм) НИЛИ у женщин с пародонтитом при проведении лазерофореза препарата «Ксидент» (регулятор обмена кальция).

Математическая модель, предложенная А.А. Рыжевич с соавт. [73], в основе которой лежит анализ термодинамических сдвигов, наблюдаемых при воздейс­твии НИЛИ на биологические объекты, позволяет выбрать возможные оптималь­ные параметры лазерного света. Авторами были рассчитаны длина волны, плот­ность мощности, время воздействия, характеристики модулированного режима для создания максимально возможного температурного градиента в структуре «липиды мембран - окружающая жидкость», что, по их мнению, позволяет оп­тимизировать протокол проведения процедуры. В последние годы были также проведены дополнительные экспериментальные исследования, расширившие представления о механизмах процесса лазерофореза [18]. Основанные на данной модели расчёты А.М. Лисенкова с соавт. [38] показали, что действие лазерного из­лучения с длиной волны 780-785 нм и плотностью мощности 60 мВт/см2 является оптимальным для проведения освечивания кожи с целью увеличения кровотока, при условии что общее время процедуры не превышает 20 мин.

Эффективность лазерофореза с использованием импульсного ИК НИЛИ (дли­на волны 890-904 нм) показана в стоматологии при различных заболеваниях пародонта. Вводимые вещества: экзогенные адаптогены (гирудина, пирроксана, янтарной кислоты и др.) [41]; витамины группы В, стимуляторы метаболизма, ангиопротекторы, противовоспалительные препараты, обладающие противомик­робным действием, общеукрепляющие препараты [28; 29; 70; 85].

Технология лазерофореза импульсным ИК НИЛИ (890-904 нм) с предвари­тельной ионизацией геля «Гиасульф» и электромиостимуляцией в зоне апплика­ции позволяет снизить интенсивность болевого синдрома у пациентов с дорсо- патиями на фоне перенесённых вертебральных переломов на 68% от исходных значений по ВАШ, обладает эффектом последействия до 6 недель и способствует активизации пациентов. На фоне лечения отмечается снижение САД на 5,8 ± 2,1 мм рт. ст., что является дополнительным положительным воздействием при сочетании ОП с АГ. Введение фитомеланина методом лазерофореза с предвари­тельной электромиостимуляцией эффективно и безопасно у пациентов с болевым синдромом на фоне остеопоротической спондилопатии, способствует стабили­зации АД и уменьшает выраженность нежелательных гастро-интестинальных эффектов пероральных нестероидных противовоспалительных средств за счёт снижения их дозы в 3 раза и более на фоне лечения [5; 6].

Коронатеру (фитопрепарат) в сочетании с лазерофорезом фитомеланина реко­мендовано применять дифференцированно в лечении больных ИБС, используя её позитивные целенаправленные характеристики: в качестве монотерапии у пациентов с ИБС и стенокардией I ФК, в комплексном лечении стенокардии II- III ФК, в том числе после перенесённого инфаркта миокарда; при купировании приступов стенокардии в случае непереносимости или резистентности к нитра­там; в лечении ИБС с тревожно-мнительными расстройствами и неадаптивными механизмами защиты в ответ на развитие коронарной патологии [82].

По данным А.А. Горячевой [16], фитолазерофорез импульсным ИК НИЛИ (890-904 нм) способствует стабилизации артериального давления, обеспечивая синтоксический эффект со стороны основных функциональных систем организма человека. Обследовано 87 человек с диагнозом «эссенциальная артериальная ги­пертензия II ст.». В основной группе больных кроме рутинной терапии применял­ся фитолазерофорез. На фоне изменения медиаторов ВНС менялись показатели свёртывающей и противосвёртывающей, окислительной и антиокислительной, иммунной систем с тенденцией к активации синтаксических программ адапта­ции после лечения с использованием фитолазерофореза. Изучен коэффициент активности синтоксических программ адаптации. САД и ДАД через 10 дней лечения устанавливалось на нормальных цифрах. Катамнез - 6 мес. В это время гипотензивных препаратов исследуемые не принимали.

Показано, что методика фитолазерофореза позволяет снять перевозбуждение в центральной нервной системе, устраняя гипоксию и ишемию структурных образо­ваний головного мозга. Длительная компрессия корешков межпозвонковых дисков ведёт к стойкому спазму мозговых сосудов, а также вызывает сокращение с после­дующим укорочением и снижением эластичности мышечно-связочного аппарата шейного отдела позвоночника, что дополнительно вызывает сужение сосудистого русла. Методом лазерофореза в местах компрессии корешков и в области спазмиро- ванных мышц вводятся препараты «Ботокс», «Карипазим» или «Лекозим», которые оказывают миорелаксирующее и рассасывающее действие. Лечение проводится на фоне перорального приёма фитопрепаратов и акупунктуры [36].

М.Р. Катаев с соавт. (2001) [23] предлагают в терапии различных заболеваний применять фитолазерофорез, один из вариантов лазерофореза. В результате по­нижения рецепторной чувствительности, уменьшения интерстициального отёка и напряжения тканей проявляется обезболивающее действие. Уменьшение дли­тельности фаз воспаления оказывает дополнительный противовоспалительный и противоотёчный эффекты, усиливая действие, например, одуванчика. Повышение скорости кровотока, увеличение количества новых сосудистых коллатералей, улучшение реологических свойств крови (эффект аналогичен фитопрепаратам клевера, каштана конского, донника лекарственного и т. д.) улучшает регионарное кровообращение, что вместе с ускорением метаболических реакций и увеличе­нием митотической активности клеток способствует процессу физиологической и репаративной регенерации тканей (свойственно фитопрепаратам из чистотела, календулы, софоры японской, ореха грецкого и т. д.). В результате лазерной те­рапии отмечаются десенсибилизирующий, гипохолестеринемический эффекты, повышение активности общих и местных факторов иммунной защиты, как у растений: топинамбура, боярышника, барбариса, левзеи сафлоровидной, лимон­ника китайского, шиповника. В зависимости от длины волны НИЛИ проявляются бактерицидный или бактериостатический эффекты, как у ряски, чистотела, листа берёзы, ромашки, шалфея. При определённых параметрах, длине волны, плотнос­ти мощности и ЭП проявляется биостимулирующее действие НИЛИ: повышается активность ферментов, происходит усиление кислородного обмена, увеличение поглощения кислорода тканями организма, активизируются окислительно-вос­становительные процессы. Подобные эффекты оказывают бессмертник, чабрец, календула, родиола розовая, ятрышник.

При изучении глубины и скорости прохождения красящего вещества (ме­тиленовой сини, С16Н18СГК^) через яблочную кожуру в глубже лежащие слои установлено, что результат зависит от типа используемого способа активации процесса - электроионофорез (катафорез, анафорез), лазерное воздействие (крас­ный, ИК или зелёный спектр) - и от их сочетания между собой. При оптимальном сочетании воздействующих физических факторов обеспечивается в 10-12 раз большая проницаемость красителя вглубь, чем при свободной диффузии. При этом непрерывное НИЛИ зелёного спектра (525 нм) оказалось эффективнее также непрерывного красного (635 нм) и импульсного ИК НИЛИ (890 нм) [76].

Рядом исследований была продемонстрирована потенциальная возможность повышения эффективности лазерофореза с помощью комбинирования с воздейс­твием электромагнитным излучением крайне высокой частоты [8; 64], а также в комплексе с внутривенным лазерным освечиванием крови (ВЛОК) [11; 12]. Исключительно важен факт синергетического эффекта за счёт местного дейс­твия при проведении лазерофореза и системного влияния других физических лечебных факторов.

Как показали теоретически и экспериментально Ю.М. Райгородский с со- авт. [71], освечивание биоткани НИЛИ в постоянном магнитном поле ускоряет ионный трансмембранный перенос за счёт создания термодинамической нерав­новесности, такое сочетанное воздействие стабилизирует ионный внутриклеточ­ный гомеостаз. Т. е. наличие постоянного магнитного поля также способствует прохождению веществ [43].

А.В. Моррисон с соавт. [43] предположили, что повысить эффективность ла- зерофореза при лечении больных папулёзной формой акне можно сочетанием НИЛИ с постоянным магнитным полем. В их исследовании проводили лазеромаг- нитофорез сложной лекарственной смеси следующего состава: Sol. Clotrimasoli 1% - 4,0; Canamycini 2,0; Diprospani 40% - 2,0; Lidasi - 128 ED; Dimexidi 70%; Sp. Aethylici 70° - 12,0. После нанесения на очаги поражения лекарственной смеси проводили лазерное освечивание этой зоны матричной излучающей головкой от 2 до 5 мин. На курс лечения 10-15 процедур. Результаты наблюдений свиде­тельствуют об отчётливом терапевтическом эффекте метода: после 5-7 процедур наблюдалось уплощение пролиферативных элементов, уменьшение эритемы, улучшение настроения пациентов. Побочных явлений и осложнений не отмечено. Через 1,5-2 мес. большая часть папулёзных элементов и участков инфильтрации полностью разрешилась. В дальнейшем пациенты продолжили терапевтическое лечение в условиях косметологического отделения.

Из обзора литературы однозначно следует, что лазерофорез - перспективное и активно развивающееся направление современной медицины и косметологии, с изученным механизмом и доказанной эффективностью, для повышения которой, на наш взгляд, необходимо работать в следующих направлениях, кроме очевидной оптимизации составов вводимых веществ:

- оптимизировать длину волны НИЛИ, обратив особое внимание на непре­рывное излучение с длиной волны 525 нм мощностью до 50 мВт, и им­пульсное с длиной волны 635 нм (длительность светового импульса 100 нс, импульсная мощность до 5 Вт);

- проводить предварительную электростимуляцию;

- освечивать в постоянном магнитном поле 35-50 мТл, для чего необходимо разработать специальную насадку.

Мы глубоко убеждены, что истинные возможности лазерофореза ещё только предстоит изучить. При этом в исследованиях необходимо обращать внимание не столько на скорость и глубину проникновения веществ, но в первую очередь на усиление активности этих веществ на фоне лазерного воздействия.

Литература

1. А.с. 1012923 SU, МКИ A61N5/00. Способ введения лекарственных препаратов в живой организм / И.Н. Данилова, А.А. Миненков, Т.М. Каменецкая и др. - № 3354461; Заявлено 31.07.81. Опубл. 23.04.1983.

2. Амирханян А.Н., Москвин С.В. Лазерная терапия в стоматологии. - М.-Тверь: Триада, 2008. - 72 с.

3. Андреева Ю.В., Купеев В.Г., Хадарцев А.А. Лазерофорез ботокса и карипазима в комплексе восстано­вительного лечения сахарного диабета 2-го типа // Вестник новых медицинских технологий. - 2012. - Т. 19. - № 2. - С. 68-69.

4. Антипов Е.В., Зарубина Е.Г., Москвин С.В. Оценка изменения микроциркуляции кожи лица после воз­действия низкоинтенсивным лазерным излучением и лазерофореза гиалуроновой кислоты по технологии ЛАЗМИК // Морфологические ведомости. - 2011, № 2. - С. 78-80.

5. Беляева Е.А. Восстановительная терапия осложнённого постменопаузального остеопороза при комор- бидной патологии: Автореф. дис. ... докт. мед. наук. - М., 2011. - 44 с.

6. Беляева Е.А., Федорищев И.А. Лазерофорез гиалуронатсодержащего геля «Гиасульф» при осложнённом постменопаузальном остеопорозе // ВНМТ. - 2010. - Т XVII. - № 1. - С. 36-38.

7. Бехтерева Т.Д., Хадарцев А.А., Сорягин А.А. и др. Лазерофорез гиалуроновой и янтарной кислот в спор­те высших достижений // Лазерная медицина. - 2004. - Т 8. - № 3. - С. 246.

8. Брехов Е.И., Буйлин В.А., Москвин С.В. Теория и практика КВЧ-лазерной терапии. - Тверь: Триада, 2007. - 160 с.

9. Ганиева И.М., Мулюкова ГК. Изучение динамики экзоцитоза и эндоцитоза синаптических везикул в дви­гательном нервном окончании // Вестник РГМУ. - № 3 (42), 2005. - С. 162.

10. Гейниц А.В., Москвин С.В. Лазерная терапия в косметологии и дерматологии. - М.-Тверь: Триада,

2010. - 400 с.

11. Гейниц А.В., Москвин С.В. Новые технологии внутривенного лазерного облучения крови: ВЛОК + УФОК и ВЛОК-405. - Тверь: Триада, 2009. - 40 с.

12. Гейниц А.В., Москвин С.В., Ачилов А.А. Внутривенное лазерное облучение крови. - М.-Тверь: Триада, 2012. - 336 с.

13. Герасименко М.Ю., Герасименко Ю.А., Сковородько C.H. и др. Физико-химические возможности лазе- рофореза мазей // Материалы межд. научно-практ. конф. «Лазерные технологии в медицинской науке и практике» / Лазерная медицина. - 2004. - Т. 8. - Вып. 3. - С. 158.

14. Герасименко М.Ю., Филатова Е.В., Стучилов В.А. и др. Лазерофорез гелем Контрактубекс в комплексном лечении рубцовых деформаций // Хирургия. Приложение к журналу Consilium Medicum. - 2008. - № 1. - С. 82-85.

15. Глебов Р.Н. Биохимия мембран: эндоцитоз и экзоцитоз. - М.: Высшая школа, 1987. - 95 с.

16. Горячева А.А. Системный анализ лечебно-восстановительных мероприятий при артериальной гипертен­зии: Автореф. дис. . докт. мед. наук. - Тула, 2007. - 44 с.

17. Ефанов О.И., Дзанагова Т.Ф. Физиотерапия стоматологических заболеваний. - М.: Медицина, 1980. - 295 с.

18. Железнякова Т.А., Солоневич С.В. Исследование закономерностей процесса введения лекарственных средств в организм под действием лазерных полей различных типов (Отчёт о НИР № ГР 20081451) [Электронный ресурс] / Белорус. гос. ун-т. - Минск, 2010. - 171 с. - Деп. в ГУ «БелИСА» 05.07.2010 г., № Д201024.

19. Жуков Б.Н., Лысов Н.А., Москвин С.В. и др. Экспериментальное обоснование использования лазерного излучения при аутодермопластике // Лазерная медицина. - 2003. - Т. 7, вып. 3^. - С. 45-54.

20. Иванченко Л.П., Коздоба А.С., Москвин С.В. Лазерная терапия в урологии. - М.-Тверь: Триада, 2009. - 132 с.

21. Калантаевская К.А. Морфология и физиология кожи человека. - Киев: Здоров’я, 1972. - 267 с.

22. Капустина ГМ., Москвин С.В., Титов М.Н. Внутривенное лазерное облучение крови (ВЛОК) // Medical Marketing & Media. - 1996. - № 24. - С. 20-21.

23. Катаев М.Р., Купеев В.Г, Тагаев И.Р. и др. Фитолазерофорез в геронтологии // ВНМТ. - 2001. - Т. 8. - № 4. - С. 50-52.

24. Кончугова ТВ. Лазерофорез - перспективы развития метода (краткий обзор литературы) // Вестник но­вых медицинских технологий. - 2016. - Т. 23. - № 3. - С. 289-295.

25. Коржова В.В., Доронин Г.Л., Дорошина В.Ю. и др. Сочетанное действие красного и инфракрасного излу­чений при лечении пародонтита у женщин // Материалы межд. конф. «Клиническое и экспериментальное применение новых лазерных технологий». - М.-Казань, 1995. - С. 198.

26. Кочетков А.В., Москвин С.В. Лазерная терапия больных церебральным инсультом. - Тверь: Триада, 2004. - 51 с.

27. Кочетков А.В., Москвин С.В., Карнеев А.Н. Лазерная терапия в неврологии. - М.-Тверь: Триада, 2012. - 360 с.

28. Кравченко В.В. Обоснование системы дифференцированного применения методов фототерапии в комп­лексе с пелоидо- и фармакотерапией при заболеваниях пародонта: Автореф. дис. ... докт. мед. наук. - М., 2009. - 48 с.

29. Кравченко В.В., Есина Е.А. Применение фотофореза холисала в лечении больных быстропрогрессиру­ющим пародонтитом // Материалы Всерос. научного форума по восст. мед., лечебной физ-ре, курорт., спорт. мед. и физиотерапии «РеаСпоМед 2008». - М., 2008. - С. 143.

30. Красногорская В.Н. Система комплексного лечения дистрофических заболеваний сетчатки с лазерной активацией диффузии лекарственных препаратов (клинико-экспериментальное исследование): Автореф. дис. . докт. мед. наук. - Красноярск, 2008. - 39 с.

31. Кречина Е.К., Маслова В.В., Шидова А.В., Москвин С.В. Сравнительная оценка воздействия на микро­циркуляцию низкоинтенсивного импульсного и непрерывного лазерного излучения красного и инфра­красного диапазонов спектра в комплексной терапии хронического пародонтита // Лазерная медицина. - 2009. - Т 13, вып. 2. - С. 22-26.

32. Круглова Л.С. Лекарственный форез: научное обоснование и клиническое применение // Эксперимен­тальная и клиническая дерматокосметология. - 2012. - № 2. - С. 43-48.

33. Круглова Л.С., Котенко К.В., Корчажкина Н.Б., Турбовская С.Н. Физиотерапия в дерматологии. - М.: ГЭОТАР-Медиа, 2016. - 304 с.

34. Куно Яс. Перспирация у человека (Неощутимая перспирация, потоотделение, водно-солевой обмен) / Пер. с англ. - М.: Изд. иностранной литературы, 1961. - 383 с.

35. Купеев В.Г Диагностические и лечебно-восстановительные технологии при сочетанной патологии поз­воночника, внутренних органов и систем: Дис. ... докт. мед. наук. - Тула, 2003. - 277 с.

36. Купеев В.Г, Купеева Е.В., Тимошина Н.А. Клиническая эффективность и теоретическая обоснованность лазерофореза в лечении сердечно-сосудистых патологий // Современные проблемы науки и образова­ния. - 2006. - № 5. - С. 93-96.

37. Купеев В.Г, Хадарцев А.А., Троицкая А.А. Технология фитолазерофореза. - Тула: Тульский полигра­фист, 2001. - 120 с.

38. Лисенкова А.М., Железнякова ТА., Кобак И.А. и др. Лазерные технологии для эффективного транс­дермального введения лекарственных препаратов в организм // Сборник науч. трудов VIII Межд. науч. конф. «Лазерная физика и оптические технологии». Том 1. - Минск, 2010. - С. 201-204.

39. Масловская С.Г, Горбунов Ф.Е., Миненков А.А. и др. Применение фотофореза лидазы при рубцово-спа­ечном процессе пояснично-крестцового отдела на этапе послеоперационной реабилитации больных со спондилогенными нейропатиями // Вопр. курортологии, физиотерапии и лечеб. физ. культуры. - 2002. - № 1. - С. 29-30.

40. Миненков А.А. Низкоэнергетическое лазерное излучение красного, инфракрасного диапазона и его ис­пользование в сочетанных методах физиотерапии: Автореф. дис. ... докт. мед. наук. - М., 1989. - 44 с.

41. Митрофанов И.В. Немедикаментозные способы в комплексе восстановительных мероприятий при болез­нях пародонта: Автореф. дис. . канд. мед. наук. - Тула, 2006. - 24 с.

42. Михайлов И.Н., Виноградова Е.В. Строение кожи // Кожа: строение, функция, общая патология и тера­пия / Под ред. А.М. Чернуха и Е.П. Фролова. - М.: Медицина, 1982. - С. 19-59.

43. Моррисон А.В., Утц С.Р, Завьялов А.И., Мясникова Т.Д. Магнитолазерофорез в этапной терапии акне // Материалы XXXV Межд. научно-практ. конф. «Применение лазеров в медицине и биологии». - Харьков,

2011. - С. 42.

44. Москвин С.В. К вопросу о механизмах терапевтического действия низкоинтенсивного лазерного излуче­ния (НИЛИ) // Вестник новых медицинских технологий. - 2008. - Т. 15, № 1. - С. 167-172.

45. Москвин С.В. Лазерная терапия в дерматологии: витилиго. - М.: НПЛЦ «Техника», 2003. - 125 с.

46. Москвин С.В. Лазеротерапия как современный этап гелиотерапии (исторический аспект) // Лазерная ме­дицина. - 1997. - Т. 1, вып. 1. - С. 44-49.

47. Москвин С.В. Основы лазерной терапии. Серия «Эффективная лазерная терапия». Т. 1. - М.-Тверь: Три­ада, 2016. - 896 с.

48. Москвин С.В. Принципы построения и аппаратурная реализация оптико-электронных устройств на ос­нове импульсных полупроводниковых лазеров для медико-биологических применений: Автореф. дис. . канд. техн. наук. - М., 2003(1). - 19 с.

49. Москвин С.В. Системный анализ эффективности правления биологическими системами низкоэнергети­ческим лазерным излучением: Автореф. дис. ... докт. биол. наук. - Тула, 2008(1). - 38 с.

50. Москвин С.В., Амирханян А.Н. Методы комбинированной и сочетанной лазерной терапии в стоматоло­гии. - М.-Тверь: Триада, 2011. - 208 с.

51. Москвин С.В., Антипов Е.В., Зарубина Е.Г., Рязанова Е.А. Эффективность кислородного обмена после применения лазерофореза различных гелей на основе гиалуроновой кислоты // Вестник эстетической медицины. - 2011. - Том 10, № 3. - С. 48-55.

52. Москвин С.В., Буйлин В.А. Возможные пути повышения эффективности лазерной терапии // Лазерная медицина. - 1999. - Т 3, вып. 2. - С. 32-44.

53. Москвин С.В., Гейниц А.В., Хазов М.Б., Федорищев И.А. Лазерофорез гиалуроновой кислоты и лазерные антицеллюлитные программы в косметологии (технология ЛАЗМИК®). - М.-Тверь: Триада, 2010. - 96 с.

54. Москвин С.В., Зарубина Е.Г, Антипов Е.В., Рязанова Е.А. Изменения некоторых физиологических по­казателей кожи после лазерофореза различных гелей на основе гиалуроновой кислоты // Современные проблемы дерматовенерологии, иммунологии и врачебной косметологии. - 2011(1), № 4. - С. 49-55.

55. Москвин С.В., Зарубина Е.Г, Лысов Н.А., Антипов Е.В. Обоснование возможности чрескожного лазе- рофореза биологически активных веществ, применяемых в медицине и косметологии // Вестник новых медицинских технологий. - 2011(2). - Т XVIII, № 1. - С. 79-83.

56. Москвин С.В., Кончугова Т.В. Обоснование применения лазерофореза биологически активных веществ // Вопр. курортологии, физиотерапии и лечеб. физ. культуры. - 2012. - № 5. - С. 57-63.

57. Москвин С.В., Кочетков А.В. Эффективные методики лазерной терапии. - М.-Тверь: Триада, 2016. - 80 с.

58. Москвин С.В., Миненков А.А. Механизм переноса лекарственных веществ через кожу методом лазеро- фореза // Клиническая дерматология и венерология. - 2010. - № 5. - С. 78-84.

59. Москвин С.В., Миненков А.А. Механизмы лазерофореза биологически активных веществ, применяемых в медицине и косметологии // Лазерная медицина. - 2012. - Т. 16. - Вып. 4. - С. 41-44.

60. Москвин С.В., Миненков А.А., Кончугова ТВ. Механизмы действия чрескожного лазерофореза с гиалу­роновой кислотой, обоснование оптимальных параметров процедуры // Пластическая хирургия и косме­тология. - 2011, № 3. - С. 519-524.

61. Москвин С.В., Наседкин А.Н., Осин А.Я., Хан М.А. Лазерная терапия в педиатрии. - М.-Тверь: Триада, 2009. - 480 с.

62. Москвин С.В., Рязанова Е.А. Лазерофорез гиалуроновой кислоты и объективные методы контроля его эффективности // Лазерная медицина. - 2012. - Т. 16, вып. 1. - С. 42-45.

63. Москвин С.В., Рязанова Е.А., Румянцева Н.Г Лазерофорез, лазерная биоревитализация, липолитическая и антицеллюлитная программы ЛАЗМИК®. - Тверь: Триада, 2012. - 120 с.

64. Москвин С.В., Хадарцев А.А. КВЧ-лазерная терапия. - М.-Тверь: Триада, 2016. - 168 с.

65. Муфагед М.Л., Иванченко Л.П., Москвин С.В. и др. Лазерная терапия в урологии. - Тверь: Триада,

2007. - 132 с.

66. Мухина Е.С., Жукова О.В., Круглова Л.С. Лазерофорез и микротоковая терапия в коррекции признаков фотостарения // Вестник новых медицинских технологий. Электронное издание. - 2013. - № 1. - С. 211.

67. Наседкин А.Н., Москвин С.В. Лазерная терапия в оториноларингологии. - М.-Тверь: Триада, 2011. - 208 с.

68. Пат. 2456035 RU. МПК А6Ш5/067, А61К31/728, А61Р43/00. Способ лазерофореза биологически актив­ных веществ / С.В. Москвин. - № 2010145006/14(064880); заявлено 03.11.2010; опубл. 20.07.2012.

69. Пономаренко ГН., Москвин С.В. Многофункциональная электротерапия (МЭЛТ). - М.-Тверь: Триада,

2008. - 54 с.

70. Прикулс В.Ф. Лекарственный фотофорез в восстановительном лечении больных хроническим генерали­зованным парадонтитом: Автореф. дис. ... докт. мед. наук. - М., 2009. - 44 с.

71. Райгородский Ю.М., Серянов Ю.В., Лепилин А.В. Форетические свойства физических полей и приборы для оптимальной физиотерапии в урологии, стоматологии и офтальмологии. - Саратов: Изд-во Сарат. гос. ун-та, 2000. - 272 с.

72. Рак А.В. Влияние лазерофореза на уровень эндогенной интоксикации у больных с флегмонами челюст­но-лицевой области // Український стоматологічний альманах. - 2013. - № 1. - С. 38-41.

73. Рыжевич А.А., Солоневич С.В., Железнякова ТА. Методы повышения эффективности лазерофореза // Сб. науч. ст. Республ. науч.-практ. конф. и 19-й итог. науч. сессии ГГМУ «Актуальные проблемы медици­ны». В 4 т. - Гомель: Гомельск. гос. мед. ун-т, 2010. - Т 4. - С. 17-20.

74. Рязанова Е.А. Физические способы восстановительной медицины в дерматокосметологии: Автореф. дис. . канд. мед. наук. - Тула, 2007. - 23 с.

75. Рязанова Е.А., Хадарцев А.А. Лазерофорез гиалуроновой кислоты в профилактике и восстановительной терапии нарушений функций кожи // Фундаментальные исследования. - 2006, № 9 - С. 110-111.

76. Сазонов А.С., Хадарцев А.А., Беляева Е.А. Устройства для экспериментальных исследований лазе­рофореза и электроионофореза // Вестник новых медицинских технологий. - 2016. - Т. 23. - № 2. - С. 178-181.

77. Сипкин А.М., Герасименко М.Ю., Никитин А.А. и др. Лазерофорез «Колетекс-АГГДМ» в послеопераци­онной реабилитации больных верхнечелюстным синуситом // Физиотерапия, бальнеология и реабилита­ция. - 2013. - № 3. - С. 6-10.

78. Сорокина ТЕ. Исследование электрохимического механизма проницаемости плацентарных мембран по анионам антибиотиков в малоамплитудных физических полях: Автореф. дис. ... канд. хим. наук. - М., 2000. - 24 с.

79. Фадеева Р.С. «Карипаин» в лазерной терапии неврологических заболеваний // Поликлиника. - 2010. - № 6. - С. 133.

80. Фёдорова Т.А., Москвин С.В., Аполихина И.А. Лазерная терапия в акушерстве и гинекологии. - М.- Тверь: Триада, 2009. - 352 с.

81. Хадарцев А.А. Немедикаментозные технологии. - Saarbrücken: Palmarium Academic Publishing, 2012. - 505 с.

82. Хадарцев А.А., Купеев В.Г, Олейникова М.М. и др. Коронатера в сочетании с лазерофорезом фитомела­нина при стенокардии напряжения // Вестник новых медицинских технологий. - 2012. - Т. XIX. - № 1. - С. 92-95.

83. Хадарцев А.А., Морозов В.Н., Волков В.Г и др. Медико-биологические аспекты реабилитационно-вос­становительных технологий в акушерстве. - Тула: Тульский полиграфист, 2013. - 221 с.

84. Хадарцев А.А., Фудин Н.А., Москвин С.В. Электролазерная миостимуляция и лазерофорез биологически активных веществ в спорте (обзор) // Вопросы курортологии, физиотерапии и ЛФК. - 2016. - № 2. - С. 59-67.

85. Хохлова Ж.В. Фотофорез нейротропных препаратов в комплексной терапии больных хроническим гене­рализованным пародонтитом: Автореф. дис. . канд. мед. наук. - М., 2007. - 23 с.

86. Хрыкова А.Г. Лазерная терапия и новые перевязочные материалы в лечении детей с верхнечелюстными синуситами: Автореф. дис. . канд. мед. наук. - М., 2007. - 21 с.

87. Цветкова ГМ. Морфология нормальной кожи // Кожные и венерические болезни. Т. 1 / Под ред. Ю.К. Скрипкина, В.Н. Мордовцева. - М.: Медицина, 1999. - С. 11-29.

88. Человек. Медико-биологические данные (Публикация № 23 Международной комиссии по радиологичес­кой защите) / Коллектив авторов; пер. с англ. - М.: Медицина, 1977. - 496 с.

89. Штилерман А.Л. Лазерные гипотензивные и стимулирующие методы лечения первичной нестабилизиро­ванной глаукомы: Автореф. дис . докт. мед. наук. - Красноярск, 2003. - 48 с.

90. Эриванцева Т.Н. Патентование методики лазерофореза (обзор литературы) // Вестник новых медицин­ских технологий. Электронное издание. - 2016. - № 4. Публикация 8-4. URL: http://www.medtsu.tula.ru/ VNMT/Bulletin/E2016-4/8-4.pdf (дата обращения: 25.10.2016). doi: 10.12737/22333.

91. Belyaeva E.A., Khadartsev A.A., Fedorischev I.A., Sazonov A.S. Application of laser phoresis in complicated postmenopausal osteoporosis // Integr Med Int. - 2016. - Vol. 3, № 1-2. - P 17-23.

92. Carafoli E., Santella L., Brance D., Brisi M. Generation, control, and processing of cellular calcium signals // Crit. Rev. Biochem. Mol. Biol. - 2001, 36 (2): 107-260.

93. Montagna W. The structure and function of skin. - New York: Academic Press, 1962. - 237 p.

94. Plattner H., Braun C., Hentschel J. Facilitation of membrane fusion during exocytosis and exocytosis-coupled endocytosis and acceleration of «Ghost» detachment in Paramecium by extracellular calcium. A quenched-flow/ freeze-fracture analysis // J. Membrane Biol. - 1997, 158: 197-208.

95. Tammi R., Saamanen A.-M., Maibach H.I., Tammi M. Degradation of newly synthesized high molecular mass hyaluronan in the epidermal and dermal compartments of human skin in organ culture // J. Invest Dermatol. - 1991, 97 (1): 126-130.

<< | >>
Источник: Серов В.Н., Москвин С.В., Кожин А.А., Жуков В.В.. Лазерная терапия в акушерстве и гинекологии. - М.-Тверь: ООО «Издательство «Триада»,2018.- 248 с.. 2018

Еще по теме возможные способы и пути повышения эффективности лазерофореза:

  1. Повышение эффективности кардиоверсии
  2. Глава 4 Направления и механизмы повышения эффективности внедрения новых технологий в российских медицинских учреждениях
  3. Глава 4. Направления и механизмы повышения эффективности внедрения новых технологий в российских медицинских учреждениях
  4. СПОСОБЫ СЕНСИБИЛИЗАЦИИ
  5. Мочевыводящие пути
  6. Препятствия на вашем пути
  7. ПУТИ ВВЕДЕНИЯ ЛЕКАРСТВЕННЫХ СРЕДСТВ
  8. Синдром повышения
  9. Способы фармакоэкономического анализа
  10. Повышение уровня ГСПГ
  11. Повышенная потребность при раке