<<
>>

САМУИЛ ГАНЕМАН — ОСНОВОПОЛОЖНИК ГОМЕОПАТИИ

Основоположником гомеопатии как самостоя­тельной системы лечения в медицине по праву считается немецкий ученый Фридрих Христиан Самуил Ганеман.

Он родился 10 апреля 1755 года в Саксонии, в неболь­шом городке Мейсене.

Дед и отец его были художниками на знаменитой фарфоровой фабрике. Самуил должен был

продолжить семейную дина­стию, к чему его готовили с ранних лет. Не исключено, что именно это обстоятель­ство, глубокое ощущение гармонии, которое дает ис­кусство, наложило отпечаток на личность Ганемана и его научную деятельность.

Ганеман не стал художни­ком, он избрал медицину. Ме­дицинское образование полу­чал в Лейпциге (1775 год), с 1777 года — в Вене, затем в Эрлангене. В 1779 году он защитил дипломную работу, а в 1781-м дополнил меди­цинское образование изучением фармацевтики в Дессау.

После окончания университета Ганеман несколько лет занимался врачебной практикой, но, надо сказать, был ра­зочарован возможностями медицины. В это же время зани­мался переводами научной литературы, так как знал почти все европейские языки и несколько древних. Сферой его интересов стали химия и фармакология.

Экспериментальные науки еще не сформировались, и поч­ти единственной возможностью для исследования лекарств были опыты на себе. Именно так испытывал лекарства, о ко­торых читал, Ганеман.

В 1784 году он женился на Генриетте Кюхлер, падчери­це дессауского аптекаря, и переехал в Дрезден, где работал врачом в городских больницах. С 1789 года начинается пер­вый лейпцигский период жизни С. Ганемана. К этому вре­мени он уже приобрел репутацию опытного практического врача и ученого, который изобрел способ изготовления рас­творимой ртути, описал химические свойства желчи и желч­ных камней и др., преподавал в Лейпцигской академии. Литературная деятельность С. Ганемана также не ограни­чивалась переводами. Он автор следующих работ: «Об отрав­лении мышьяком», «Наставление основательно излечивать


старые преждевременные и гнилые язвы», «Руководство для врачей к венерическим болезням».

Медицинская практика, как уже отмечалось, не принес­ла С. Ганеману удовлетворения. В то время применялись лечебные приемы, истощавшие больных: назначались боль­шие дозы потогонных, рвотных, мочегонных и слабитель­ных средств, производились частые и обильные кровопус­кания. Все это порождало ощущение беспомощности и бес­перспективности медицины. С. Ганеман постепенно отходит от медицинской практики.

В 1790 году Ганеман переводит «Лекарствоведение» эдин­бургского профессора В. Куллена («Материа Медика»). В раз­деле о хине его поразили противоречия в описании ее лечеб­ного влияния, и Ганеман принял хину в терапевтической дозе.

К его удивлению, симптомы, которые он отметил, со­впали с симптомами малярии, которой он до этого болел сам. У него развилась типичная периодическая лихорадка.

Врожденное чувство гармонии и философский склад ума требовали поиска закономерности. Ему стало ясно, что хина потому заняла исключительное положение в лечении маля­рии, что сама способна вызывать такую же картину. Эта аналогия стала для Ганемана принципом выбора лекарств для лечения.

Постулированный С. Ганеманом принцип получил мно­гочисленные частные подтверждения. Например, ртутные препараты в токсических дозах поражают организм, затра­гивая многие органы и системы, при этом значительно по­вреждается толстая кишка (тяжелый язвенный колит). Между тем эти же препараты в малых дозах действуют бла­гоприятно при дизентериеподобных колитах. Мышьяк вызывает холероподобный понос, а в гомеопатическом при­менении препаратами мышьяка излечиваются поносы раз­личной природы. Йод раздражает дыхательные пути, а в ма­лых дозах благотворно действует при бронхитах. Сера при длительном воздействии приводит к распространенному дерматиту, а в гомеопатии Sulfur iodatum излечивает раз­личные кожные заболевания. Cantharis vesicatoria (шпанс­кие мушки) в токсических дозах вызывает воспаление мо­чевого пузыря, а в гомеопатических дозах облегчает стра-


дания больных циститом и уретритом. Спорынья в боль­ших дозах вызывает тяжелое поражение организма со спаз­мом сосудов, осложняющимся развитием гангрены, а в ма­лых дозах БесаЬе согпШит с успехом используется при об­литерирующем атеросклерозе, и т. д. Постепенно созревала концепция, которая легла в основу гомеотерапии как новой системы лечения.

Принцип подобия как возможный принцип выбора лекар­ства для лечения был известен давно. Заслуга Ганемана со­стояла в том, что он пришел к заключению, что таким обра­зом надо поступать не в единичных случаях, а всегда и со всеми лекарствами и это является общим принципом выбо­ра лекарств.

В 1796 году в журнале фон Туфеланда Ганеман опубли­ковал свой труд «Опыт нового принципа для нахождения целительных свойств лекарственных веществ», в котором впервые провозгласил принципы гомеопатии. Эту дату мож­но считать годом рождения нового направления в медици­не. Затем Ганеман прекратил преподавание в университете и вернулся к врачебной деятельности. Ему предстояло на практике проверить действие принципа подобия, в даль­нейшем выраженного формулой «БипБа этШЬиз сигап!иг» («подобное лечится подобным»).

«Органон врачебного искусства» Самуила Ганемана во всем мире считается основополагающим классическим трудом по гомеопатии. Впервые изданный в 1810 году, через 20 лет после открытия С. Ганеманом гомеопатического метода ле­чения, «Органон» содержит философские, теоретические и практические аспекты гомеопатии.

Книга многократно переиздавалась и переводилась на мно­гие языки. Пятое издание «Органона» в русском переводе В. Сорокина было опубликовано в 1884 году. Особый инте­рес представляет шестое издание «Органона», тщательно переработанное С. Ганеманом в возрасте 86 лет. По словам В. Берике, выдающегося гомеопата начала XX века, подго­товившего к печати в 1922 году последний правленый авто­ром текст труда, это был вариант пятого немецкого издания, опубликованного еще в 1833 году, «буквально прослоенный рукописными листами». Последний вариант, вышедший


в свет через 80 лет после окончания работы над ним автора, сам С. Ганеман считал «наиболее близким к совершенству».

Предисловие к «Органону» написано С. Ганеманом еще в 1833 году и подтверждено им при подготовке шестого из­дания книги. В предисловии сопоставляется старая меди­цинская школа (аллопатия) с ее постоянно ослабляющими больных воздействиями (в то время производились повтор­ные кровопускания, ставились многочисленные пиявки, кровососные банки, клизмы и т. д.) с гомеопатией, которая «избегает всего, хотя бы в малейшей степени ослабляюще­го больного», и «является спасительным и благословенным делом». Без такого резкого сопоставления в то время было бы невозможно выделение, становление и развитие гомео­патической системы лечения, сосуществующей сегодня с дру­гими направлениями врачевания, обогащенными крупны­ми успехами и достижениями.

Первая часть «Органона» содержит основные теоретичес­кие представления автора о механизмах гомеопатического лечебного эффекта. Идеалом лечения, по С. Ганеману, явля­ется «быстрое, мягкое и окончательное восстановление здо­ровья... кратчайшим наиболее надежным и безопасным спо­собом на основе легко понимаемых принципов». Врач, кро­ме того, является и «хранителем здоровья, поскольку он знает факторы, расстраивающие здоровье и вызывающие смерть, и знает, как предохранить от них здоровых людей». Врач должен быть практиком целебного искусства, причем истинное назначение врача «состоит не в наукообразной бол­товне, а в оказании помощи страждущему». Таким образом, С. Ганеман призывал лечить, не теоретизируя.

Второй раздел «Органона» содержит практические ре­комендации по применению гомеопатии. Чтобы правильно и эффективно лечить, врач должен исследовать больного, знать действие лекарств и правильно их применять. Среди причин, «возбуждающих» острые заболевания, автор выде­ляет отрицательное влияние окружающей среды, психичес­кие воздействия, «острые миазмы». Одни из них «могут поражать каждого человека не более чем один раз за всю жизнь, как, например, оспа, корь, коклюш, скарлатина, свинка и т. д.», другие же — «часто рецидивировать при


сохранении основного характера своих проявлений». С. Га- неман замечает, что острые болезни «чаще всего являются временными обострениями скрытой псоры». Для современ­ного читателя этот тезис очевиден. Например, острый не­фритический синдром в большинстве случаев оказывается обострением хронической нефропатии, характер которой уточняется нефробиопсией. Среди хронических болезней С. Ганеман различает истинные и ложные. Первые — это миазматические болезни (сифилис, сикоз и псора), вторые — следствие злоупотребления лекарствами или результат воз­действия тех или иных вредностей (нарушения в еде, упот­ребление возбуждающих средств и др.). При острых болез­нях или жизненная сила заболевшего одолевает их, или миазмы в короткий срок побеждают жизненную силу. Сле­довательно, по С. Ганеману, исходы острых миазматичес­ких болезней — выздоровление или смерть. Однако к этому стоит добавить еще один возможный вариант: переход забо­левания в затяжную или хроническую форму.

Заключительный раздел «Органона» посвящен меропри­ятиям, поддерживающим гомеопатическое лечение. С. Га­неман подтверждает действие на «жизненный принцип» «динамической силы минеральных магнитов, электричества и гальванизма». Он положительно относится к «животному магнетизму», предлагая называть его, в знак уважения к Месмеру, месмеризмом. «Сильная воля человека, действу­ющая из самых лучших побуждений на больного посред­ством контакта и даже без него, и даже на некотором рас­стоянии, может динамически передать жизненную энергию здорового гипнотизера», «мощь сильной доброй воли мо­жет временами творить чудеса». Эти соображения С. Гане- мана сегодня не кажутся чуждыми и неприемлемыми для нас. Многие «мануальные процедуры» автор наделяет «ус­покаивающим и раздражающим» эффектом. Массаж осо­бенно эффективен тогда, когда его «делает сильный добро­желательный человек», но этот метод «не должен излишне применяться к сверхчувствительным пациентам». Ванны полезно присоединять к общему лечению в период выздо­ровления и улучшения состояния больного «при надлежа­щем внимании к состоянию выздоравливающего, темпера-

туре воды, продолжительно­сти и частоте повторения процедур». По-видимому,

«отец» гомеопатии не отри­цает и роли музыкотерапии:

«доносящиеся издалека не­жнейшие звуки флейты... могут наполнить нежное сердце возвышенными чув­ствами и растворить его в ре­лигиозном экстазе».

Авторитет С. Ганемана как искусного врача возрас­тал с каждым годом, расши­рялась практика. Вместе с тем он постоянно сталки­вался с недовольством, за­вистью и противодействием врачей и аптекарей. В период с 1793 по 1810 год С. Ганеман вынужден часто переезжать из одного города в другой, практикуя в Молыпкбене, Геттин­гене, Пирмонте, Брауншвейге, Вольфенбюттеле, Кенингс- люттере, Альптоне, Гамбурге, Мелне, Махеме. Параллельно с практикой он составляет объемный «Аптекарский лекси­кон», который принес автору славу авторитетного знатока фармации.

Важнейшим этапом становления и распространения гомео­патии стал второй лейпцигский период жизни С. Ганемана (1811—1821 годы), когда он преподавал в университете. Во­преки противодействию многочисленных недругов, он успеш­но защитил диссертацию на медицинском факультете, пред­ставив обстоятельное историко-медицинское исследование «О геллеборизме древних». Необыкновенная глубина изуче­ния предмета, блестящее знание огромного количества древ­них источников, убедительность и логичность изложения ис­ключили все возражения со стороны даже самых недоброже­лательных оппонентов. С. Ганеман сплотил вокруг себя многочисленных учеников и последователей. Это был пери­

од накопления развития зна­ний и практического опыта по гомеопатии, обстоятель­ных описаний патогенеза го­меопатических лекарств.

В 1811 году вышла книга С. Ганемана «Чистое лекар­ствоведение» в шести томах, где описано 60 лекарствен­ных средств. Кроме закона подобия здесь были описаны два других правила гомеопа­тии: применение малых доз и необходимость испытания действия лекарств на здоро­вом человеке.

Вместе с успехами гомео­патии, ростом авторитета С. Ганемана и его школы уве­личивались и ряды его оп­понентов. Возник судебный процесс между ним и лейпцигскими аптекарями, требовав­шими передать изготовление любых лекарств в свои руки. В результате С. Ганеману было официально предписано все свои гомеопатические лекарства выписывать исключитель­но через обычные аллопатические аптеки, находившиеся в руках яростных противников гомеопатии. Это было рав­носильно запрещению врачебной гомеопатической практи­ки в Лейпциге.

Летом 1821 года С. Ганеман был вынужден переехать в небольшой городок Кетен, где ему покровительствовал при­верженец гомеопатического лечения герцог Фердинанд Ангальт-Кетенский. С. Ганеман вновь получил свободу ме­дицинской практики с правом самостоятельного приготов­ления и отпуска гомеопатических средств. В Кетен приез­жали больные не только со всей Германии, но и из сосед­них стран.

В 1828 году С. Ганеман выпустил капитальный пятитом­ный труд «Хронические болезни», в основу которого была
положена концепция миаз- мов. Был также основатель­но уточнен и детализирован важнейший принцип гомео­патии — потенцирование или динамизация лекарств, дано объяснение эффективности малых доз. В 1831 году, ког­да в Европе была эпидемия холеры, С. Ганеман предло­жил использовать для лече­ния этого тяжелейшего забо­левания, уносившего тысячи жизней, гомеопатические средства (камфору, вератрум, соли меди). Положительный эффект гомеопатии был под­твержден многими врачами того времени в Австрии, Вен­грии, Англии, Италии, Рос­сии и других странах.

В 1830 году С. Ганемана постигло несчастье — умерла жена, которая была его верным другом и спутником на не­легком жизненном пути, родила ему 11 детей. После смер­ти жены он продолжал практиковать в Кетене. Количество его пациентов все увеличивалось. В 1835 году в возрасте 80 лет он женился на 35-летней парижанке Марии Мелани Хар- вили и переехал в Париж.

Последний период жизни С. Ганемана был насыщен ин­тенсивной медицинской практикой. Он стал одним из са­мых популярных врачей в Париже, был окружен почетом и уважением.

Однако нападки на учение Ганемана продолжались. В 1845 году медицинский совет попросил французского ми­нистра Франсуа Гизо запретить применение гомеопатии, но Гизо ответил очень умно: «Если гомеопатия химера или ме­тод, не имеющий ценности, она исчезнет. Но если, наобо­рот, она прогрессивна, то распространится, что бы не дела­ли. Академия должна желать этого более всего, поскольку


ее задача — стимулировать научный прогресс и научные открытия».

И все же возраст и непосильная нагрузка давали себя знать. Здоровье С. Ганемана стало ухудшаться. 2 июля 1843 года на 89-м году жизни он скончался и был похоронен в Париже на кладбище Пер-Лашез. На надгробии великого ученого выбито латинское изречение «Non inutilis vixi» («Я прожил не напрасно»).

Это была, без сомнения, выдающаяся личность, неисто­вая по своему характеру, гениальная по величине своего таланта. Два столетия гомеопаты всего мира свято соблю­дают основной жизненный принцип С. Ганемана: лечить «верно, безопасно, быстро и надежно».

<< | >>
Источник: Тихонов А.И.. Основы гомеопатической фармации: Учеб, для студ. фар- 0-75 мац. специальностей вузов / А. И. Тихонов, С. А. Тихонова, Т. Г. Ярных, В. А. Соболева и др.; Под ред. А. И. Тихонова.— X.: Изд-во НФАУ; Золотые страницы,2002.— 574 с.: ил.. 2002
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме САМУИЛ ГАНЕМАН — ОСНОВОПОЛОЖНИК ГОМЕОПАТИИ:

  1. Возникновение и развитие гомеопатии
  2. Гомеопатия
  3. ФАРМАКОГНОЗИЯ И ГОМЕОПАТИЯ
  4. Основные принципы гомеопатии.
  5. Основные принципы гомеопатии
  6. Основные понятия гомотоксикологии и гомеопатии. Биография Реккевега.
  7. Проблема дозирования лекарственных воздействий в гомеопатии и гомотоксикологии.
  8. Пинто Г., Фельдман М.. Гомеопатия для детей: Все, что нужно знать о естественном здоровье детей/Габриэль Пинто, Мюррей Фельдман. — Пер. с англ. В. Петрашек. — М.: ФАИР- ПРЕСС,2004. — 272 с. — (Популярная медицина)., 2004
  9. Введение
  10. Основные понятия и термины
  11. Упаковка, маркировка, хранение