<<
>>

СОВРЕМЕННЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О МЕХАНИЗМЕ ДЕЙСТВИЯ ГОМЕОПАТИЧЕСКИХ ПРЕПАРАТОВ

В разное время предлагались разные теории для объяснения механизмов гомеопатии. Автором первой из них был С. Ганеман. Он принадлежал к числу тех мыслителей,

кто верил в существование тонкой субстанции, названной им «жизненной силой», которая организует и одухотворяет все формы материи. Он был не единственным, кто так ду­мал. Гете, с которым С. Ганеман был в тесной дружбе, так­же писал о «живительных силах природы».

Не вдаваясь в подробности, не анализируя такие взгля­ды и не пытаясь их критиковать, отметим, что в соответ­ствии с этими представлениями мир в целом и все его части пронизаны каким-то видом материи, достаточно тонким и недоступным для обычного восприятия. Ганеман считал, что все лекарственные вещества содержат этот вид силы, но в том естественном виде, в котором они находятся в при­роде, эта тонкая материя более связана и менее активна. Наблюдая, как повышается активность лекарств в резуль­тате последовательных разведений, Ганеман предположил, что при этом «жизненная сила» лекарства все более осво­бождается. Именно на этом основано представление Ганемана о низко и высоко потенцированных лекарствах. Самим ле­карствам он дал название «потенций», а не доз. Именно эта «жизненная сила», если выражаться современным языком, и является, по мнению Ганемана, действующим началом гомеопатических потенций.

В своей книге «Органон врачебного искусства» Самуил Ганеман подчеркивал важность динамической силы, кото­рая влияет на жизненные процессы, положительно изме­няя существования организма. Описывая особенности и по- стадийность приготовления динамизированных средств, автор отмечал, что по мере увеличения степени динамиза­ции лекарственное вещество очищается и становится «но­сителем духовной лекарственной силы», проявляя эту не­видимую способность в больном теле. Кроме этого, осново­положник способа также отмечал, что по мере уменьшения дозы лекарства (на жидком или твердом носителях), изго­товленного в соответствии со строго определенными прави­лами, эффективность его значительно увеличивается.

Такой же вид материи — «жизненная сила» — есть и в человеке. Суть болезни, по Ганеману, состоит в ее ослаб­лении. Таким образом, витальная сила организма и есть точкой приложения гомеопатических лекарств.

Уже при жизни Ганемана его взгляды вошли в противо­речие с развивающимся материалистическим научным ми­ровоззрением и стали символом витализма и идеализма.

Активность лекарств незначительной степени разведе­ния допускалась, и именно в этом виде гомеопатия продол­жала существовать в Европе. Действие же сильно разведен­ных лекарств полностью отрицалось, а это неизбежно при­водило к отрицанию самой возможности подобного лечения. Официальная медицина тем временем добивалась все но­вых и новых успехов, и обращаться к идеям Ганемана вро­де бы не было необходимости. Однако по мере развития науки возникали новые идеи относительно механизмов дей­ствия гомеопатических лекарств.

В литературе существуют различные теории для объяс­нения закона подобия. С. Ганеман (1810) утверждал, что ткани больного человека проявляют сверхчувствительность к медикаментам в малых дозах. По мнению Д. В. Попова (1961), болезнетворный фактор и гомеопатическое лекар­ство проявляют свои эффекты на уровне единого субстрата, но их векторы оказывают влияние в противоположных на­правлениях.

Экспериментальными и клиническими исследованиями последних лет убедительно показано, что лекарства воздей­ствуют на рецепторные механизмы реализации физиоло­гических процессов, вызывая каскад биохимических и фи­зико-химических реакций (С. В. Аничков, 1950, 1976; А. И. Черкес, 1954, 1976; М. Д. Машковский, 1960, 1989; П. В. Сергеев, 1981; И. В. Комиссаров, 1983; И. С. Чекман, 1991). Все применяемые в медицинской практике высоко­эффективные лекарственные средства воздействуют на тка­невые рецепторы, а именно: адренергетические (адреналин, норадреналин, изадрин, празозин, клофелин, анаприлин, корданум), холинергические (ацетилхолин, атропин, пла- тифиллин), серотониновые (серотонин, мексамин, типиндол), бензодиазепиновые (диазепам, оксазепам, феназепам), гис- таминовые (гистамин, димедрол, диазолин), пуринергичес- кие (аденозин, АТФ, АДФ, АМФ, метилксантины). Приме­няемые с глубокой древности препараты мака снотворного

(опий, морфин, кодеин и др.), как выяснилось в последние годы, влияют на специальные (опиоидные) рецепторы. Не исключено, что в организме имеются и специальные рецеп­торы, которые по-разному реагируют на химические соеди­нения в больших и малых дозах.

Приверженцы данной теории объясняют механизм дей­ствия гомеопатических лекарств тем, что гомеопатический препарат действует на «свой» гомеорецептор. Через гомео­рецепцию осуществляется влияние на организм не только лекарств, но и многочисленных факторов внешней и внут­ренней среды; через нее формируется структура модальнос­тей. Гомеопаты получают эффекты при точном подборе средств в соответствии с индивидуальной гомеорецепцией. Существование и функционирование гомеорецепторов мо­жет быть доказано только фармакологически.

Член-корреспондент АМН Украины И. С. Чекман пред­лагает иное объяснение эффективности гомеопатических средств. Сверхмалые дозы гомеопатических препаратов, взаимодействуя с тканевыми рецепторами, запускают «це­лый каскад биохимических, физико-химических и кванто­во-механических реакций», благодаря чему в конечном итоге и достигается лечебный эффект. Другими словами, гомео­патические препараты реализуют свое действие так же, как и многие традиционные аллопатические медикаменты.

Мнение о том, что гомеопатия стимулирует иммунно­биологические силы организма, является сегодня общеприз­нанным для всех, кто практикует эту терапию.

Что же касается малых доз, то в клинических и экспери­ментальных исследованиях многократно встречаются указа­ния на то, что вещества могут проявлять активность в гораздо меньшей концентрации, чем принято считать в классической фармакологии. Более того, представления о границах малых доз постоянно расширяются. Фазность в реагировании на разные дозы раздражителей была установлена Л. X. Гарка- ви, М. В. Уколовой, Е. В. Квакиной, которые обнаружили 10 уровней реагирования организма в зависимости от дозы. Н. П. Кравков в опыте с адреналином показал противополож­ное влияние на сосуды больших и малых доз. Аналогичные

механизмы действия обнаружил И. П. Павлов в работах с ко­феином. Он как-то заметил, что «дозы имеют гораздо боль­шее значение вниз, чем вверх».

П. В. Симонов установил, что субминимальные дозы ве­ществ вызывают торможение, которое он назвал превентив­ным. Оно обладает выраженными защитными свойствами. Автор пишет: «По всей вероятности, свойствами вызывать эффекты, противоположные действию средних доз, облада­ют субминимальные дозы многих лекарственных веществ».

Он полагает, что именно это свойство используют гомеопа­ты в тех случаях, когда они получают достоверный тера­певтический эффект.

Наибольшие разногласия даже в среде гомеопатов вызы­вает применение высоких разведений, в которых теоретичес­ки нельзя обнаружить ни одной молекулы действующего вещества. Однако исследования ряда ученых показали, что растворы высоких разведений обладают биологическим эф­фектом. В начале 30-х годов XX века ленинградский гомео­пат В. М. Персон обнаружил воздействие хлорида ртути в разведениях до 10“120 на ферментацию крахмала амилазой слюны и на лизис фибрина пепсином и трипсином и получил достоверные результаты. Но до сих пор не выявлены законо­мерности, которые позволили бы возвести использование ма­лых доз в терапевтический принцип. Этот вопрос в науке плохо разработан, и дозы остаются такими, какие они есть.

Конечно, центральной неизученной проблемой гомеопа­тии является явление потенцирования. На этот счет в со­временной химии и физике нет никаких представлений. Но на самом ли деле наука не встретилась с этим явлением?

Многие экспериментаторы указывают на то, что по мере уменьшения дозы активность вещества то уменьшается, исчезает, то возобновляется, увеличивается. Обычно при этом делается вывод об эффективности меньших доз, чем это принято считать. Иногда вспоминается гомеопатия, так как большинство людей, в том числе ученых, гомеопати­ческим считают «малое». При этом экспериментаторы не указывают, каким образом производится уменьшение дозы.

Возможно, не обходится без последовательных разведений, а значит, без эффекта потенцирования. С. Ганеман первым обратил внимание на значение последовательных разведе­ний и создал представление о потенцировании лекарств.

Нужно признать, что правильно приготовленный гомео­патический препарат с использованием динамизации несет определенную специфическую информацию. В чем сущность этой информации? Каковы механизмы ее восприятия орга­низмом и ответные изменения в последнем? Ответив на эти вопросы, мы сможем, вероятно, понять и теорию гомеопатии.

Имеется ряд работ, в основном английских и американ­ских гомеопатов, свидетельствующих в пользу высоких раз- ведений. Это работы по биологии, биохимии, биофизике, в области ядерно-магнитного резонанса, которые остались без внимания научной общественности.

В 1982 году Г. Н. Шангин-Березовский, В. Я. Адамов, О. Р. Рыхлецкая и С. А. Молоскин, используя дозы химичес­ких мутагенов (нитрозодиметилмочевину) при обработке се­мян, провели ряд экспериментов с разведениями, исключа­ющими нахождение в растворе даже единичных молекул, и обнаружили, что эти растворы обладают биологической ак­тивностью. Авторы пришли к выводу, что мутаген обладает способностью переводить воду в биологически активную форму и эта вода оказывается медиатором стимулирующего действия микродозы мутагена. Кроме того, оказалось, что эта стимуляция при действии малых доз супермутагена, т. е. в высоких разведениях, оказывала положительное действие на биологические объекты. При этом применялись разведе­ния до 10-30. Авторы пытались объяснить существо процес­сов, происходящих в биологических объектах: «В свете по­лученных данных становится очевидным, что супермутаген может действовать на биологические структуры как непо­средственно, так и через конверсию воды (а в клетке, вероят­но, и воды цитоплазмы)».

Большое внимание обратила на себя работа Ж. Бенве- ниста, Е. Давенаса и др., которые в 1988 году выявили де­грануляцию базофилов на 40—60 % под влиянием антисы­воротки против IgE (иммуноглобулин Е) при разведении 10'120

(что соответствует теоретической концентрации 2,2 • 10~126), при использовании антисыворотки против IgG (иммуногло­булин G) эффект не наблюдался. Они последовательно гото­вили десятикратные разведения в HEPES-буферном раство­ре Тироде (pH = 7,4) при помощи вихревого перемешива­ния на протяжении 10 с. При этом наблюдались максимумы дегрануляции базофилов в определенных разведениях с пе­риодом 6—9 разведений. Эти максимумы проявлялись в пределах 1—2 разведений, но зависели от образца крови. Пики дегрануляции наблюдались не только для антисыво­ротки против IgE, но и для моноклональных антител про­тив IgE, специфичного антигену аллергичных пациентов или пероксидазо-иммунизированных кроликов, фосфолипа­зы А из пчелиного яда или предстательной железы свиньи, Na+ ionophore monensis (дегрануляция до 90 % в 10'30 М) и Са2+ ionophores А23187 и ionomycin (10-38 М).

Было исследовано влияние способа и времени переме­шивания. Исследования показали, что при встряхивании 10 раз сверху вниз дегрануляция в высоких разведениях не наблюдалась. Время перемешивания должно быть не менее 10 с, при перемешивании на протяжении 30 и 60 с повыше­ния дегрануляции не происходило. Использование этило­вого и пропилового спирта не влияло на активность разве­дений, в то же время разведения диметилсульфоксида ее теряли. Активность высоких разведений терялась при на­гревании до 60—70 °С, действии ультразвука, заморажива­нии с дальнейшим оттаиванием; на низкие разведения эти факторы не влияли.

Данные эксперименты, по мнению Ж. Бенвениста, под­тверждают, что молекулы растворенного вещества передают информацию воде в процессе потенцирования. Она выступает в роли «шаблона» для молекулы, и информация передается через сеть водородных связей или электромагнитные поля. Позже автор остановился на последнем мнении и в последу­ющих работах утверждал, что данная информация может моделироваться при помощи электроники, а также ее мож­но переписать при помощи передатчика и персонального компьютера со звуковой платой в виде электромагнитных

волн с амплитудой 0—22 кГц, 16 бит, 1 с (для передачи клет­кам и органам — 44 кГц, 16 бит, 6 с), зашифровать и пере­дать электронной почтой по телефонным линиям в любое место. Там ее можно расшифровать и снова проиграть воде (на протяжении 20 мин), клеткам и органам (30 мин) при помощи передатчика в форме электромагнитных волн с дан­ной амплитудой. Таким образом, молекулярный сигнал со­стоит из низкочастотных форм волн (меньше чем 44 кГц) и является уникальным для каждой молекулы; структури­рованные молекулы воды могут передавать и принимать этот сигнал, а также данный сигнал может передаваться непо­средственно клеткам и органам.

Результаты, полученные Ж. Бенвенистом, соответство­вали клиническим наблюдениям гомеопатов. Эффект де­грануляции уменьшался, увеличивался или не наблюдался по мере разведений, т. е. он был немонотонный, нелиней­ный. Нелинейность, многофазность эффектов под влиянием слабых внешних воздействий наблюдал и описал в 1955 году С. Э. Шноль.

Некоторые авторы высказывают гипотезу о том, что вза­имодействие между электрическими диполями воды и из­лучением полей растворенной молекулы генерирует посто­янную поляризацию воды, которая становится когерентной и набирает возможности передавать специфическую инфор­мацию рецепторам клетки подобно лазеру.

Поверхность клеточной мембраны является посредником между электромагнитными волнами и биологической ак­тивностью клетки. Клеточная мембрана тщательно поддер­живает поверхностный потенциал, который временно сме­няется электромагнитным полем, проникновением вирусов, связыванием нейромедиаторов, гормонов, факторов роста с их рецепторами. А. Б. Либов в своих исследованиях до­пускает, что специфические ионные потоки, вызванные по закону Фарадея, влияют на рецепторы и ионные каналы поверхности клетки. В специфических участках клетки, та­ких как ионные каналы и клеточные рецепторы, рассеива­ние волн может быть ослаблено. Ионные разновидности или заряженные боковые цепи на клеточных рецепторах под влиянием электромагнитных сигналов будут двигаться ре­зонансным круговым или спиралеподобным, точно опреде­ленным путем. Ионы, которые перемещаются по ионным каналам, вынуждены двигаться вдоль спиральных путей. Аналогично рецепторные молекулы вынуждены двигаться между билипидным слоем и резонировать со специфичес­кими частотами, оказывая характерное периодическое вли­яние. Любое движение или конформационная смена рецеп­торов фактора роста будут вызывать процессы передачи сигнала. Упорядоченные молекулы воды, которые образу­ют за счет межмолекулярных водородных связей решетку, размещаются в области между факторами роста и их рецеп­торами, но не имеют существенного значения для связыва­ния белков. Упорядоченные молекулы воды присутствуют и на некоторых других поверхностях раздела белок — бе­лок и могут быть как в связанном, так и в несвязанном виде. Например, молекулы воды, которые заполняют про­странство между недостаточно упакованными участками межмолекулярного домена рецепторов с гормонами роста человека в связанном состоянии лиганд/рецептор, полнос­тью доступны для электромагнитного активирования в не­связанном состоянии. Таким образом, можно предположить, что высокие разведения веществ изменяют электромагнит­ные силы, вызывая резонанс в сигнальных белках клеточ­ной поверхности, которые передают биологическую актив­ность через клеточные рецепторы или ионные каналы и ини­циируют процессы передачи сигнала.

В 1988 году была опубликована работа В. А. Пеккеля и А. 3. Киркеля «Необычное ингибирование активности мо- ноаминооксидазы, индуцируемое хлоргилином». Было из­вестно, что хлоргилин ингибирует активность моноамино- оксидазы в соотношении 1:1. Авторы установили, что эф­фект ингибирования может наблюдаться при значительно меньших количествах хлоргилина (в концентрации 1010 и ниже). Оказалось, что ингибирующим потенциалом обла­дают даже те растворы в ряду разведений хлоргилина, ко­торые практически не содержат самого вещества. Авторы предположили, что эффект при концентрации хлоргилина

10“10 и ниже обеспечивается не хлоргилином как таковым, а теми изменениями растворителя, которые возникают в его растворах, и что в растворах хлоргилина образуется новый гипотетический ингибитор, который воздействует подобно хлоргилину. Авторы исследовали влияние хлоргилина на моноаминооксидазу плаценты человека и обнаружили, что в растворах хлоргилина появляется дополнительный потен­циал со способностью к самовоспроизведению, сохраняю­щийся постоянным при разведениях основного вещества до концентрации 10'23.

С появлением теории информации и самого этого поня­тия последнее было немедленно взято на вооружение сто­ронниками гомеопатии. Появились теории, рассматриваю­щие гомеопатическое лечение как информационное воздей­ствие, под влиянием которого кибернетические системы саморегуляции организма самостоятельно восстанавливают нарушенное равновесие. Это мнение само по себе является верным, но вопрос о действующем начале, точке приложе­ния, механизмах взаимодействия и первых звеньях про­цесса выздоровления остаются, к сожалению, открытыми по сей день.

Управление организмом с помощью информации для офи­циальной медицины является совершенно новым поняти­ем. Для гомеопатии, пользующейся моделированием и при­меняющей лекарства в ничтожно малых дозах, это понятие ново только по названию, а по существу оно отвечает дей­ствию гомеопатических лекарств.

Гипотезу об информационном действии гомеопатических средств высказывала еще в 1962 году московский гомеопат Н. М. Вавилова.

В последние годы для объяснения гомеопатического эф­фекта пытались использовать известный закон Арндта— Шульца, согласно которому слабые раздражения усиливают биологические явления, сильные — тормозят, сверхсиль­ные — угнетают. Однако этот закон не является универсаль­ным. Известно, что между силой раздражителя и ответной реакцией организма, его функциональных систем имеется непостоянная и довольно сложная зависимость. К тому же, как уже указывалось, гомеопатические лекарства в высоких потенциях вообще не имеют молекулярного присутствия исходного вещества. Может ли работать закон Арндта— Шульца в таких условиях, остается неясным.

Какова же природа гомеопатической амолекулярной ин­формации? Ответ на этот вопрос следует искать в двух на­правлениях. Первое — допустить материальное продолжение собственно лекарственного субстрата не на молекулярном, а на более дисперсном уровне. Второе — согласиться с воз­можностью информационного действия материальных час­тиц вещества через изменение свойств растворителя. Обе воз­можности предполагают необходимое условие — динамиза­цию лекарства в процессе последовательных разведений.

В основе первого направления поиска лежит известное положение о принципиальной невозможности исчезновения вещества или энергии. Вероятно, здесь мы сталкиваемся с природой сверхмалых частиц и постоянными процессами их взаимопревращения (по мнению физика Д. Бома, целью научного исследования является не пополнение знаний, а, скорее, акт понимания, постоянный процесс осознания природы). В настоящее время физики-теоретики в области квантовой механики поддерживают концепцию универсаль­ного банка данных. Из работ британского физика Дж. Бел­ла известно, что два фотона обмениваются информацией на сверхсветовых скоростях. Как полагают, фотоны «обраба­тывают» ее и «ведут себя» соответственно этой информа­ции. В 1978 году Ф. Попп, исследуя фотонную модель, уста­новил, что лекарства могут оказывать на живой организм чисто информативное влияние. Таким образом, не исклю­чено, что секреты гомеопатической информации придется искать в сфере корпускулярно-волновых структур. Не слу­чайно считают, что будущее теории гомеопатии, как и ме­дицины в целом, лежит в области квантовой механики.

Другой механизм воздействия в гомеопатии может быть связан с воздействием лекарственных препаратов на рецеп­торы организма за счет изменения их пространственных структур и связей в их составе, влияния на структуру воды в околорецепторном пространстве, изменения микровязко­сти мембранных липидов, определяющих перемещение ре­цепторов по клеточной поверхности и проведение сигнала от рецептора в глубь клетки к ее эффекторным системам. Среди соединений, действующих таким образом, различные низкомолекулярные вещества, которые, например, могут частично блокировать рецептор, препятствуя его взаимо­действию с противоположно заряженным биологически ак­тивным соединением, или активно изменять пространствен­ную структуру воды, а вместе с ней рецепторные свойства клетки. Например, катионы лития, натрия разрушают структуру воды, а катионы калия, аммония не вызывают существенного искажения структуры, встраиваясь в ее кри­сталлическую решетку.

Еще один важный вопрос, который следует принимать во внимание при анализе действия гомеопатических средств, касается их взаимодействия с транспортной системой кро­ви. Сывороточные белки и пептиды, в первую очередь аль­бумин, обладают способностью связывать различные соеди­нения, причем метаболические пути этих соединений раз­личаются в зависимости от степени сродства и прочности связи: соединения с сильной степенью сродства метаболи- зируются преимущественно печенью, со слабой — экскре- тируются почками. Так как специфические системы свя­зывания существуют для различных медиаторов — гиста­мина, серотонина, простагландинов, можно предположить, что через них может реализоваться эффект гомеопатичес­ких препаратов.

Существует теория, которая связывает механизм дей­ствия гомеопатических лекарств с эффектом контаминации. В контаминированном растворе образуются свободные ра­дикалы, обусловливающие фармакологический эффект.

В 1971 году Г. Вайер создал первую кибернетическую модель, в которой высокое разведение является носителем информации. Целый ряд исследователей предложили ме­ханизмы, объясняющие «память» спиртово-водных смесей. Эти механизмы обсуждаются в работе американского ис-

следователя Д. Вайна — директора отдела нетрадиционной медицины Национального института здоровья. Информаци­онное действие материальных частиц вещества передается через смену свойств растворителя. Одна из моделей состоит в том, что молекулы воды в процессе динамизации образу­ют гроздьевидные структуры, отображая конфигурацию молекул растворенного вещества.

Изменения в структуре растворителя, которые образу­ются в процессе потенцирования, отмечали Ф. Р. Черников и В. В. Маклаков — ученые Московского института физи­ко-технических проблем. Методом исследования низкопе­риодических колебаний интенсивности квазиупругого све- торассеивания изучалась молекулярная коллективная ди­намика ряда гомеопатических препаратов и спирта этилового (96 %), который применялся как растворитель. Результаты исследований показали, что тонкая структура коллектив­ной молекулярной динамики спирта этилового, который прошел процедуру приготовления гомеопатических препа­ратов, отличается от соответствующей структуры спирта этилового, который не проходил такой процедуры. Меха­низм приведения особенной динамической структуры ра­створителя связан с наличием в жидкости набора кванто­вых метастабильных состояний и состоит в индуктирова­нии при помощи процедуры разведения переходов между этими состояниями.

Изменения в структуре растворителя (спирт этиловый 70 %-ный) в процессе потенцирования ацетона выявил Р. П. Касароли-Марано с соавторами при помощи метода инфракрасной спектроскопии с преобразователем Фурье (ШТЕ).

Заслуживают внимания работы лос-анджелесского фи­зика С. Ло, который при помощи электронного микроскопа и атомного силового микроскопа обнаружил ледяные крис­таллы воды (1Е). Они образуются в воде комнатной темпе­ратуры, если в ней вещество растворено и разведено хотя бы до 10~6 при энергичном взбалтывании. Эти кристаллы не тают, могут «сохранять электрическое поле», имеют уни­кальную геометрическую форму, заряд и плотность.

Некоторые авторы действие гомеопатического препара­та объясняют тем, что в растворе его существуют специфи­ческие структуры из тяжелых изотопов кислорода-18 или дейтерия, которые подают сигналы биологическим систе­мам. Существует мнение, что информация передается через «когерентные колебания» водных молекул.

Большие перспективы открываются в исследовании ака­демика А. Ф. Охатрина, который разрабатывает теоретичес­кие представления о микролептонном поле как материаль­ном носителе информации, а также методику его регистра­ции. Именно микролептонное поле рассматривается им как материальная основа биополя человека, его ауры. Автором разрабатываются методики преобразования микролептонно- го излучения в оптическое, которые дают возможность фо­тографировать ауру человека и различных объектов.

Предполагается, что если действующим началом гомеопа­тических лекарств является информационно-энергетическое поле, то с помощью методик А. Ф. Охатрина можно будет зарегистрировать и ауру этих лекарств. В настоящее время уже сделаны предварительные снимки и описания ауры го­меопатических лекарств. На фотографиях вокруг них дей­ствительно видна аура, которая, однако, неоднородна, а включает в себя шаровидные образования, сгустки, так на­зываемые «кластеры», несущие пока нерасшифрованную ин­формацию. При повторном фотографировании тех же мест кластеры меняют место. Возле некоторых кластеров просмат­ривается след, подобный хвосту летящей кометы. Научная интерпретация этих сведений еще затруднена, но если немно­го пофантазировать, то можно представить себе, как выгля­дело бы это явление при съемке на кинопленку. Вероятно, мы бы увидели, что аура гомеопатических лекарств «кипит». Можно предположить, что при введении таких лекарств в ор­ганизм человека ткани подвергаются «бомбардировке» клас­терами, исходящими из лекарства, и, таким образом, внут­ренняя среда организма структурируется.

Гомеопатическая информация для реализации своего эффекта в организме не может также не коснуться сложных биорегулирующих систем. По современным представлениям, регуляция гомеостаза осуществляется на различных уров­нях, включая нейроэндокринные, иммунологические, кле­точные и молекулярные механизмы. Наибольший интерес представляет изучение роли молекулярных механизмов ре­гуляции гомеостаза в сопряжении гомеопатической инфор­мации и гомеорецепции с системами жизнедеятельности организма. В частности, привлекает внимание гипотеза об участии пептидных медиаторов в поддержании структур­ного и функционального гомеостаза, в том числе пептидных гормонов АРиБ-системы. Особого рода физиологически ак­тивные вещества, названные цитомединами, обнаружены в ткани головного мозга, в других органах и тканях.

Для объяснения механизмов действия гомеопатии одним из первых к помощи нейрофизиологии обратился Дидье Гранжорж. По его мнению, центральная нервная система действует в масштабах гомеопатии. Нервный импульс обу­словливает изменения состояния клеточной мембраны и при­водит к высвобождению в синаптическую щель медиатора в гомеопатической дозе. В настоящее время известно не­сколько десятков молекул, способных играть роль нейро­медиаторов. Д. Гранжорж связывает, в частности, эффект гомеопатического препарата опиум с подавлением синтеза эндоморфинов, а нукс вомика — с изменениями в глици- нергической системе.

Теперь остановимся подробнее на некоторых наиболее новых теориях, объясняющих механизм действия гомеопа­тических лекарств в малых дозах.

<< | >>
Источник: Тихонов А.И.. Основы гомеопатической фармации: Учеб, для студ. фар- 0-75 мац. специальностей вузов / А. И. Тихонов, С. А. Тихонова, Т. Г. Ярных, В. А. Соболева и др.; Под ред. А. И. Тихонова.— X.: Изд-во НФАУ; Золотые страницы,2002.— 574 с.: ил.. 2002

Еще по теме СОВРЕМЕННЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О МЕХАНИЗМЕ ДЕЙСТВИЯ ГОМЕОПАТИЧЕСКИХ ПРЕПАРАТОВ:

  1. Другие представления о механизмах действия потенцированного вещества
  2. РЕФЕРАТ. СОВРЕМЕННЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О МЕДИАТОРАХ ЛИХОРАДКИ И ИХ РОЛЬ В ПАТОЛОГИИ2018, 2018
  3. Механизмы противоболевого, противовоспалительного, иммуностимулирующего и иммуномодулирующего действия антигомотоксических препаратов. Иммунологическая вспомогательная реакция.
  4. Гомеопатические препараты
  5. Особенности гомеопатических препаратов. Исходные и вспомогательные вещества
  6. Механизм действия
  7. МЕХАНИЗМ ДЕЙСТВИЯ
  8. Механизмы действия ГК
  9. Механизм действия
  10. Глава З МЕХАНИЗМ ДЕЙСТВИЯ АНТИБИОТИКОВ
  11. Депо-препараты (препараты пролонгированного действия)
  12. Механизм действия адъювантов
  13. Механизм действия
  14. Механизмы действия иАПФ и АК
  15. Механизм действия антибиотиков
  16. Механизмы действия ноотропов