<<
>>

Эозинофильные хемотаксические факторы при аллергии и астме. Эозинофильный хемотаксический фактор анафилаксии (ЭХФ-А)

Описано немало факторов и медиаторов с эозинофилотаксической активностью. Одним из факторов, привлекающих значительное внимание, является эозинофильный хемотаксический фактор анафилаксии.

Супернатанты культур небольших фрагментов легких, стимулированных аллергеном или анти-IgE, содержат эозинофильную хемотаксическую активность. Активность имеет место в низкомолекулярной области (360-1000D) и названа эозинофиль-ным хемотаксическим фактором анафилаксии, чтобы отличить ее от других эозинофильных хемотаксических факторов, например производных системы комплемента (ЭХФ-К).

Характеристики генерирования ЭХФ-А, такие как IgE-зависимая стимуляция, временные параметры и биохимические условия выделения, аналогичны таковым гистамина. Предполагается, что ЭХФ-А имеет тучноклеточное происхождение или по крайней мере является медиатором, связанным с этими клетками. Подтверждением служит продемонстрированная у крыс локализация ЭХФ-А в тучных клетках, вероятно, в ассоциации с гранулами. Из размельченного человеческого легкого с помощью экстракции бутанол/ледяная уксусная кислота выделяется большое количество растворимой хемотаксической активности, которая разделяется на три пика при хроматографии на Sephadex G-25 (Мм>10000, 2000-4000 и 300- 1000D).

Последний пик имеет те же физико-химические характеристики, что и ЭХФ- А. При последующей очистке были получены два кислых тетрапептида, идентифицированных как ЭХФ-А (вал-гли-сер-глю и ала-гли-сер-глю). В более поздних исследованиях, включающих экстракцию 1 М NaCl и очистку при помощи жидкостной хроматографии высокого давления, был определен ряд других пептидов, что свидетельствует о принадлежности ЭХФ-А к семейству родственных олигопептидов, особенно если учесть слабую и непостоянную активность двух полностью охарактеризованных пептидов [Goetzl, Austen, 1980].
Впоследствии в плазме больных астмой была выявлена низкомолекулярная хемотакси- ческая активность, сопровождающая позднюю реакцию на аллергеновую нагрузку, хотя данная связь охарактеризована недостаточно.

Гистамин как эозинофилотаксический фактор

Эозинофилотаксическая активность гистамина остается источником некоторых противоречий. Первоначальные исследования показали отсутствие такой активности. В работе Clark и со- авт. (1976) была определена активность гистамина в диапазоне доз 10"7-10"8 М. Turnbull и Кау (1976) также обнаружили некоторую активность гистамина, но не очень значительную и только при высоких концентрациях (10-5 М). Помещение различных веществ на поврежденную кожу вызывает слабый по сравнению со специфическим аллергеном эозинофильный ответ. Наиболее активным из химически охарактеризованных медиаторов локомоции эозинофилов является ЛТВ4.

Фактор активации тромбоцитов как эозинофилотаксический фактор

В настоящее время ФАТ признан весьма эффективным и постоянным промотором эозинофильной локомоции в диапазоне концентраций 10"8-10"5М (оптимально 10-6 М); ли-зо-ФАТ в тех же концентрациях обладает минимальным эффектом [Wardlaw et al., 1986]. По влиянию на локомоцию эозинофилов ФАТ значительно активнее ЛТВ4, гистамина и двух ЭХФ-А тетрапептидов. Аналогичные результаты были получены как на смешанных, так и на гомогенных популяциях эозинофилов нормальной и легкой плотности, которые разделялись по градиенту метризамида и использовались как индикаторные клетки. ФАТ обладает хемотаксической и хемокинетической активностью и подавляет локомоцию эозинофилов при концентрации выше 10-5 М.

Нами проведено также сравнение ФАТ с рядом других предполагаемых факторов хемотаксиса эозинофилов, включая сыворотку, ак-

тивированную зимозаном, С5а, дез-арг С5а и ФМЛФ [Wardlaw, Kay, 1987]. Из них только С5а и дез-арг С5а обладают определенной хемотаксической активностью. Оптимальной концентрацией С5а является 10-8 М, а дез-арг С5а-10-7М. Активность пептидов комплемента составляет примерно 50% активности, выявляемой при использовании оптимальной концентрации ФАТ.

Специфическим антагонистом ФАТ является соединение BN 52021, получаемое из личинок Ginkgo biloba. Это вещество подавляет индуцированный ФАТ хемотаксис человеческих эозинофилов и нейтрофилов. Подавление хемотаксиса эозинофилов при оптимальной концентрации ФАТ бывает значительно более сильным по сравнению с подавлением локомоции нейтрофилов. КЛо для эозинофилов составляет 7,0 [±2,2] х х 10-6М, а для нейтрофилов-2,3 [ + 0,2] х х 10-5 М. Преинкубация клеток в течение 6 ч с хромогликатом натрия, недохромилом натрия, сальбутамолом и дексаметазоном не вызывает эффекта в широком диапазоне концентраций (10'3 - 10-М). Это свидетельствует о том, что эффект преднизолона, подавляющий миграцию эозинофилов в дыхательных путях после предъявления антигена, не связан с его прямым действием на эозинофилы. Ин-гибирование BN 52021 специфично по отношению к ФАТ и не проявляется при хемотаксисе, вызванном ЛТВ4, ФМЛФ или очищенным нейтрофильным хемотаксическим фактором из мононуклеарных клеток человека. BN 52021 также подавляет специфическое связывание [3Н]-ФАТ с эозинофилами и нейтрофилами (в зависимости от концентрации) при ГС50 1,5[±0,3] х 10_б М и 9,1[±2,5] х 10-7 М соответственно. BN 52021, вероятно, может быть противовоспалительным препаратом при состояниях,

сопровождающихся ФАТ-индуциро-ванной инфильтрацией нейтрофилами и эозинофилами.

Внутрикожная инъекция до 800 пмоль ФАТ неатопическим здоровым добровольцам вызывает образование волдыря и покраснение, начинающееся через 5 мин и сохраняющееся около 30 мин. У 50% испытуемых наблюдается отсроченное начало эритематозной реакции. Гистологическое исследование места инъекции через 4 ч выявляет интенсивный воспалительный инфильтрат, преимущественно нейтро- фильный, с некоторым количеством эозинофилов и мононуклеарных клеток. Напротив, инъекция ФАТ атопическим больным приводит к миграции большого количества эозинофилов в полость волдыря, как и при предъявлении антигена [Henocq, Vargaftig, 1986].

Мы исследовали влияние ингаляции ФАТ на клеточный состав бронхоальвеолярного ла-важа у атопических и неатопических некурящих лиц и обнаружили увеличение процента нейтрофилов в бронхоальвеолярном лаваже в сравнении со смешанной группой, где проводилась ингаляция лизо-ФАТ.

У этих испытуемых не выявлено эозинофилии в периферической крови, хотя у одного из них была умеренная эпизодическая астма, а у другого - сезонный аллергический ринит. In vitro ФАТ не обладает преимущественной активностью по отношению к эозинофилам, поэтому его участие в привлечении эозинофилов в дыхательные пути при астме следует объяснить существованием другого фактора, делающего эозинофилы более чувствительными по сравнению с нейтрофилами (т. е. синергизм со специфическим активирующим фактором эозинофилов). Маловероятно, что ФАТ или ЛТВ4 способствует активности ЭХФ-А, так как тучные клетки не являются главным источником этих медиаторов. Более того, мы не обнаружили ФАТ и хемотаксические концентрации ЛТВ4 в супернатантах препаратов размельченных легких несмотря на наличие в них эозинофильной хемотаксической активности и значительное выделение гистамина.

Эозинофильная хемотаксическая активность и астма

Клеточный источник эозинофильной хемотаксической активности, приводящей к инфильтрации эозинофилами дыхательных путей после антигенной нагрузки или при постоянной астме, пока неизвестен. Введение аллергена в кожу, которое приводит к поздней реакции, характеризуется притоком нейтрофилов, вскоре сменяющихся эозинофилами, а затем (через 24 ч) мононуклеарными клетками. При ингаляции антигена наблюдается аналогичная картина (по крайней мере, в отношении эозинофилов) в верхних и нижних дыхательных путях. Традиционно этот процесс связывался с медиаторами тучных клеток, поскольку он опосредовался IgE, а соединение 48/80 провоцировало сходную, но значительно более слабую реакцию. В настоящее время эта точка зрения подвергается сомнению ввиду того, что некоторые другие клетки также несут функциональные IgE-рецепторы (тромбоциты, моноциты, лимфоциты и эозинофилы), а такие мощные

цированной антигеном или нагрузками. НХА выделяется при некоторых типах пищевой астмы. По биологической активности НХА подобна другим хемотаксическим факторам, но сравнительный потенциал и специфическая активность этих факторов еще не определены. Вероятно, данный медиатор особенно заинтересует клиницистов, желающих точно выяснить роль медиаторных клеток и их продуктов при различных заболеваниях, сопровождающихся аллергией.

<< | >>
Источник: Коллектив авторов. Руководство по иммунофармакологии: Пер. с англ./Под ред. Р84 М.М. Дейла, Дж. К. Формена.-М.: Медицина,1998. 1998

Еще по теме Эозинофильные хемотаксические факторы при аллергии и астме. Эозинофильный хемотаксический фактор анафилаксии (ЭХФ-А):

  1. Эозинофильный хемотаксический фактор анафилаксии (ЭХФ-А)
  2. Нехемотаксические эффекты хемотаксических факторов и их значение при воспалении
  3. Хемотаксис и хемотаксические факторы
  4. Факторы хемотаксиса нейтрофилов и эозинофилов при аллергии и астме А. Б. Кей (А. В. Кау)
  5. Факторы хемотаксиса нейтрофилов и эозинофилов при аллергии и астме
  6. ЭОЗИНОФИЛЬНЫЕ ПНЕВМОНИИ И ДРУГИЕ ЭОЗИНОФИЛЬНЫЕ ВИСЦЕРО- И МИОПАТИИ
  7. 10.Лекарственные средства, применяемые при бронхиальной астме, поллинозе и анафилаксии
  8. Эозинофильные лейкоциты А. Б. Кей (А. В. Кау)
  9. Регуляция хемотаксических реакций
  10. Факторы, способствующие формированию пищевой аллергии (Л.В. Лусс, 2003)
  11. Глава 2. ФАКТОРЫ ПЕРИНАТАЛЬНОГО РИСКА СОЦИАЛЬНО-БИОЛОГИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ
  12. УЧАСТИЕ АЦЕТИЛХОЛИНА В МЕХАНИЗМЕ АНАФИЛАКСИИ И АЛЛЕРГИИ
  13. Эндотелиальный фактор роста и патологический ангиогенез как маркеры дисфункции эндотелия при СД