Эозинофилы при гельминтных инфекциях

Общеизвестна связь между эозинофилами и гельминтными инфекциями. Точно установить причину данной связи (т. е. определить, первичная, вторичная или последующая инфекция) весьма трудно ввиду чрезвычайной сложности определения жизненных циклов этих паразитов, а также иммунного статуса хозяина в момент наблюдения.

Несмотря на трудности точной оценки роли эозинофилов в развитии гельминтной инфекции, некоторые обобщения все же можно сделать. У сенсибилизированных, примированных

животных интенсивная эозинофилия обычно наблюдается при миграции личинок в ткани. По мере того как инфекция приобретает хронический характер, присутствие эозинофилов становится все менее выраженным. Однако это не является абсолютным правилом, поскольку при шистосомозе, например, эозинофилы часто обнаруживаются (и в немалых количествах) в гранулемах вокруг яиц.

В иммунной реакции на червей участвуют иммуноглобулины разных классов, в том числе IgE. Значительное возрастание уровня IgE характерно для тропической эозинофилии, и большинство гельминтных инфекций сопровождается стабильной IgE-реакцией. В эксперименте на крысах показана прямая связь между IgE-антительным ответом и устойчивостью к инфекции: избирательное подавление

продукции IgE снижает как резистентность, так и эозинофильную реакцию на инфекцию, вызванную Trichinella spiralis. В этом смысле хозяин становится «аллергичным» к паразиту, что показано, например, при легочном аскаридозе, сопровождающемся интенсивной астматической реакцией. Интенсивный зуд сопровождает кожную фазу повторной глистной инфекции. При стронгилоидозе и филяриатозе мигрирующие личинки вступают в контакт с тучными клетками, сенсибилизированными IgE, специфичным к паразитам, причем личинки могут быть опсонизированы антителами (IgG) и комплементом. Показано, что шисто-сомула и другие личинки гельминтов могут активировать комплемент по альтернативному пути, а тучные клетки адгезируют к личинкам, покрытым комплементом.

Некоторые вещества, выделяемые тучными клетками, являются хемотаксическими факторами для эозинофилов. К ним относятся гистамин, ЭХФ-А пептиды (эозинофильный хемотаксический фактор анафилаксии) и ряд липидных медиаторов, производных арахидо- новой кислоты. Опосредованное IgE выделение этих веществ, которое происходит в результате контакта со специфическими (в отношении стадии) поверхностными антигенами мигрирующего паразита, приводит к вовлечению и инфильтрации клеток воспаления, а также к прямому контакту эозинофилов и базофилов с поверхностью личинок. При повторном инфицировании крыс нематодами Strongyloides ratti показано увеличение числа эозинофилов во время кишечной, легочной и кожной стадий инфекции, которое коррелирует с количеством личинок в легких и коже. Интересно, что у гипериммунных крыс чрескожное введение экстракта антигена Strongyloides вызывает реакцию повышенной чувствительности немедленного типа, которая сопровождается быстрой (1-3 ч) и значительной эозинофиль-ной инфильтрацией и гибелью большинства личинок. Гистологически выявляется тесный контакт эозинофилов с кутикулярной поверхностью фрагментов мертвых личинок. Эти данные свидетельствуют в пользу предположения об активации эозинофилов у животных с иммунитетом, которая приводит к повреждению и(или) гибели мигрирующих личинок in vivo. В то же время аналогичные наблюдения отмечаются при I типе реакции аллергической гиперсеиситивности.

Особый интерес представляет специальная роль эозинофилов как цитотоксических клеток в реакциях, зависимых от антител и(или) комплемента, которые вызывают гибель личинок паразитов in vitro. Первоначально было показано, что эозинофилы человека являются главными эффекторными клетками в антитело (IgG)-3aeHCHMOM повреждении шистосомул S.

mansoni in vitro. Позже (у крыс) обнаружили, что шистосомулы, покрытые СЗ при альтерна-

тивном пути активации, высокочувствительным к повреждениям, опосредованным эозинофилами. Затем было показано, что человеческие эозинофилы и нейтрофилы убивают шистосомул, покрытых антителами и(или) комплементом, но эозинофилы как цитотоксические клетки более эффективны в присутствии комплемента (одного или в комбинации с антителами). Аналогичные результаты получены на модели филяриатоза in vitro. Вопрос об эффективности нейтрофилов в таких системах in vitro остается спорным. Некоторые исследователи предполагают наличие у нейтрофилов лишь очень слабой активности либо полное ее отсутствие, тогда как другие считают, что цитотоксический потенциал нейтрофилов и эозинофилов одинаков. Например, человеческие эозинофилы и нейтрофилы одинаково эффективно вызывают гибель новых личинок Trichinella spiralis.

Однако данные ряда исследований in vivo позволяют поддерживать точку зрения об эозинофиле как главной цитотоксической клетке в отношении личинок паразитов. Так, адаптивный перенос перитонеальных эозинофилов от крыс с иммунитетом интактным животным вызывает у последних высокую устойчивость к инфекции S. mansoni.

Активация эозинофилов веществами различного происхождения приводит к ускорению гибели личинок и яиц паразитов. Тучные клетки и их медиаторы (гистамин, ЭХФ-А, тетрапептиды и лейкотриен В4) способствуют IgG-, IgE- и комплементзависимой гибели шистосомул. На клетках человека показано, что базофилы крови ускоряют гибель шистосомул, которая вызывается эозинофилами по типу извращенной (IgE-опосредованной) анафилаксии. Подобная система с вовлечением тучных клеток, активированных aHTH-IgG2a или анти- IgE, была ранее описана у крыс. Аналогично этому, супернатанты культур мононуклеарных клеток (СКМК) ускоряют вызванную эозинофилами гибель в антителозависимой системе. Интересно отметить, что активными являются СКМК от больных с эозинофилией, а не от здоровых людей. На основании предварительных результатов исследований предполагается макрофагальное происхождение активности СКМК. Показано также, что антитело- и комплементзависимая цитотоксичность усиливается колониестимулирующим(и) факто-

ром(ами). Эти исследования активации эозинофилов in vitro показывают, что клетки могут быть примированы для более эффективного уничтожения паразитов как на стадии предшественника (стадия развития в костном мозге), так и с помощью продуктов тучных клеток, которые регулируют миграцию эозинофилов в тканях.

Таким образом, многие наблюдения свидетельствуют в пользу точки зрения о роли медиаторов гиперсенситивности в иммунитете к гельминтам, причем медиаторы рекруити-руют и активируют цитотоксические эффек-торные клетки, главным образом эозинофилы. Совсем недавние исследования показали участие лейкотриенов в иммунной реакции (у крыс) на повторное введение Nippostrongylus brasi-liensis и Trichinella spiralis. В этом эксперименте установлена связь между высокими концентрациями кишечных и внекишечных лейкотриенов (особенно ЛTC4/D4) и увеличением количества эозинофилов и слизистых тучных клеток в тканях животных с иммунитетом.

Механизмы гибели личинок гельминтов под действием эозинофилов пока точно не определены. Как уже отмечалось, основные белки, такие как ГОБ и ОБЭ, обладают подобной активностью in vitro. Получены противоречивые данные о роли окислительных процессов, особенно с участием частично восстановленных продуктов кислорода и пероксида-зы эозинофилов.

<< | >>
Источник: Коллектив авторов. Руководство по иммунофармакологии: Пер. с англ./Под ред. Р84 М.М. Дейла, Дж. К. Формена.-М.: Медицина,1998. 1998

Еще по теме Эозинофилы при гельминтных инфекциях:

  1. Эозинофилы при аллергии
  2. Факторы хемотаксиса нейтрофилов и эозинофилов при аллергии и астме А. Б. Кей (А. В. Кау)
  3. Факторы хемотаксиса нейтрофилов и эозинофилов при аллергии и астме
  4. Глава 8 Прочие инфекции, не вошедшие в национальный календарь прививок, ГЕМОФИЛИЙНАЯ ИНФЕКЦИЯ ТИПА В (ХИБ-ИНФЕКЦИЯ)
  5. ЭОЗИНОФИЛЫ И АЛЛЕРГИЯ
  6. Структура эозинофилов
  7. Анемии при хронических воспалительных процессах, инфекциях
  8. Метаболизм лимфоцитов при вирусных инфекциях
  9. КАК И КАКИМ ПУТЕМ ПРОИСХОДИТ ЗАРАЖЕНИЕ ПРИ КИШЕЧНЫХ ИНФЕКЦИЯХ
  10. КАК И КАКИМ ПУТЕМ ПРОИСХОДИТ ЗАРАЖЕНИЕ ПРИ ИНФЕКЦИЯХ НАРУЖНЫХ ПОКРОВОВ
  11. КАК И КАКИМ ПУТЕМ ПРОИСХОДИТ ЗАРАЖЕНИЕ ПРИ ТРАНСМИССИВНЫХ КРОВЯНЫХ ИНФЕКЦИЯХ
  12. КАК И КАКИМ ПУТЕМ ПРОИСХОДИТ ЗАРАЖЕНИЕ ПРИ НЕТРАНСМИССИВНЫХ КРОВЯНЫХ ИНФЕКЦИЯХ