<<
>>

4.3.1. Транзиторные психозы с преимущественно аффективными расстройствами

Описание кратковременных депрессивных и маниакальных расстройств при эпилепсии по существу было дано уже Гиппократом (460-397 гг. до н. э.), Аретеем (80 г. н. э.), Галеном (180 г.

н. э.), Авиценной (980-1037 годы) (Цит. по О. Temkin, 1945). Несмотря на это, структура транзиторных аффективных эпилептических психозов все еще остается недостаточно исследованной.

Результаты наших наблюдений подтверждают ту точку зрения, согласно которой непароксизмальные дисфорические проявления расцениваются как составная часть более сложных психопатологических синдромов.

Транзиторные эпилептические психозы с преобладанием аффективных расстройств составляли наиболее многочисленную группу исследованных нами транзиторных психозов (60,3 %). К данной группе (286 психотических эпизодов) были отнесены 75 эпизодов депрессий с вегетативными проявлениями, 36 эпизодов депрессий с гиподинамией, 49 эпизодов депрессий с дисфорией и тревогой, 60 эпизодов маний, 66 эпизодов аффективных психозов с расстройствами влечений.

Выявленное нами преобладание у больных эпилепсией депрессивных форм психотических эпизодов, по-видимому, может служить одним из подтверждений предположения М Bleuler (1946) о том, что депрессивные синдромы и эпилептические проявления имеют общую биологическую основу.

Транзиторные депрессивные состояния у наших пациентов характеризовались острым началом и абортивным течением, большой частотой «соматических» жалоб, гиподинамией, склонностью больных к реакциям тревоги.

Нам представляется справедливым мнение К. А. Новлянской (1945) о том, что для транзиторных депрессивных состояний с вегетативными нарушениями (по нашим данным, составляющих 15,8 % от общего числа транзиторных психозов при эпилепсии) типична проекция аффективных расстройств на соматовегетативную область, когда патологическое состояние можно определить скорее как плохое самочувствие, чем плохое настроение.

В таких случаях у обследованных нами больных выраженное снижение настроения сопровождалось интенсивными головными болями и головокружениями с последующей общей слабостью, сонливостью, «болями во всем теле», бессонницей, иногда носовыми кровотечениями.

При увеличении продолжительности транзиторного психоза понижению настроения у больных сопутствовали чувство тоски, склонность к слабодушным реакциям. Наряду с этим имели место диффузные или по типу гемикраний ноющие головные боли, алгические расстройства другой локализации, гиперпатии. Снижение аппетита, неустойчивый сон, тахикардия, запоры, потливость, сухость во рту, слюнотечение сочетались у больных с жалобами на общую слабость, шум в голове, чувство разбитости, понижение памяти, кошмарные сновидения. Больные выглядели вялыми, бледными, иногда несколько оглушенными. Речевая активность и продуктивность в работе снижались.

При наибольшей продолжительности транзиторного психоза снижалась интенсивность головных болей, преобладали головокружения, тошнота, чувство удушья, ощущение тяжести или давления в голове, утомляемость.

В период транзиторных депрессий с гиподинамией (7,6 % от общего числа транзиторных психозов при эпилепсии) для больных были характерны пассивность, медлительность, вялость и молчаливость. Типичны были жалобы больных на трудности сосредоточения внимания, снижение сообразительности, способности к усвоению нового, утомляемость и сонливость. При увеличении продолжительности транзиторного психоза при той же глубине аффективных расстройств пациенты чаще жаловались на снижение памяти. Психомоторная заторможенность у них сочеталась с тугоподвижностью и вязкостью мышления. Нередко имело место снижение интереса к обычным занятиям. Одновременно возникало чувство вины по поводу невыполнения намеченной работы, досада на свою непродуктивность и т. п.

Нами наблюдались случаи транзиторных депрессий с дисфорией и тревогой (10,3 %), когда тоскливо-злобное настроение у больных сочеталось с астеническими жалобами, жалобами на головные боли, чувство безысходности.

Больные данной группы в эти периоды были вспыльчивы, обидчивы, плаксивы, уединялись, стремясь уйти от конфликтов. При увеличении продолжительности психоза характерным было нарастание у них раздражительности и немотивированной тревоги. На высоте гневливых вспышек нередкими оказывались суицидальные высказывания больных, что соответствует данным L. W. Diehl (1986) о большей чем в общей популяции вероятности совершения самоубийств при эпилепсии. Однако агрессия, преимущественно психическая, и здесь чаще проецировалась у больных на окружающих. Нередко у них отмечались судорожные явления в виде подергивания отдельных групп мышц - лица, шеи, плечевого пояса. При наибольшей продолжительности психоза раздражительность уступает место утомляемости, вялости, снижению трудовой активности. Заторможенность и аффективная вязкость преобладали у больных над эмоциональной лабильностью.

Структура наблюдавшихся нами транзиторных маний (12,5 % от общего числа транзиторных психозов при эпилепсии) была близка описанным В. Н. Фавориной (1969) эйфорическим или дурашливым маниям, однако и здесь были отмечены дисфорические проявления.

В целом можно было отметить повышение активности больных в работе и учебе. В ряде случаев увлечение какими-либо занятиями достигало такой степени, что больные посвящали им почти все свое время. Подолгу не могли уснуть, пробуждались с новыми планами. Чувство восторга, удовольствия, стремление во всякое время поделиться с окружающими своей радостью по поводу действительной или мнимой удачи, ускоренная моторика в некоторых случаях переходили у них в непродуктивное возбуждение, логорею, повышенную общительность, легкость суждений, неуместные шутки, назойливость. Самовосхваление, несдержанность, бестактность, пренебрежение интересами окружающих дополнялись тем, что больные полностью утрачивали критику к своему состоянию, прерывали лечение.

Неудачным, на наш взгляд, следует считать обозначение маниакальных состояний при эпилепсии дисфориями с положительной аффективной окраской (А.

А. Перельман, 1938, и др.).

Транзиторные мании с дисфорическими расстройствами в наших наблюдениях отличались сочетанием у больных повышенной активности с раздражительностью. Стремясь к выполнению своей цели с ожесточением и подчеркнутой нетерпимостью ко всем помехам, больные нередко были склонны к разрушительным действиям. В случаях неудач становились многословными, бранились, винили во всем окружающих, прибегали к угрозам, требовали немедленного выполнения своих требований. В других случаях уединялись и здесь, давая себе полную волю, громко причитали, проклинали неудачу, наносили себе удары, рвали на себе волосы, кусали руки и т. п.

С увеличением продолжительности психоза ажитация хотя и была менее выражена, однако направленная на окружающих агрессия носила своего рода садистический оттенок. В менее выраженных случаях внутреннее беспокойство и раздражение у больных подавлялись их усиленной деятельностью, уходом в работу.

Наблюдавшиеся нами транзиторные аффективные психозы с расстройствами влечений (14,1 %) складывались у больных из эпизодов с субманиакальными, субдепрессивными или смешанными расстройствами, эпизодов, сопровождавшихся часто упоминаемым не только в классической, но и в современной литературе непреодолимым у больных влечением к употреблению алкоголя, половым эксцессам, реже бродяжничеству, поджогу, воровству и др.

Дипсомания всегда была неожиданностью даже для близких, поскольку в иное время больные имели репутацию трезвенников, людей расчетливых и скуповатых. На период запоя у больных сохранялись неполные воспоминания. Лучше запоминалось его начало, когда потребность в употреблении алкоголя вытесняла другие желания.

Больные на время оставляли работу, семью, друзей, пили в одиночку или с незнакомыми. Общение для них было необходимым в случаях преобладания у них аффективных расстройств маниакального полюса. Спустя несколько дней запой заканчивался так же внезапно, как и начинался. Не было признаков похмельного синдрома. Имела место лишь астенизация в той или иной степени. Нередко запой обрывался у больных после длительного глубокого сна.

В ряде случаев отмечались периоды усиления либидо, у такого рода больных учащались случайные половые связи. При ясном сознании появлялось стремление к бродяжничеству, воровству, поджогам. Будучи уличены, больные затруднялись дать объяснение своим поступкам, заявляли, что действовали как бы помимо своей воли.

Следует отметить, что, по данным G. Bogliun и соавт. (1997), из серии «психиатрических реакций» при эпилепсии преобладающей можно считать депрессию.

<< | >>
Источник: Казаковцев Б.А.. Психические расстройства при эпилепсии. : Прометей; Москва;2015. 2015

Еще по теме 4.3.1. Транзиторные психозы с преимущественно аффективными расстройствами:

  1. РАССТРОЙСТВА НАСТРОЕНИЯ [АФФЕКТИВНЫЕ РАССТРОЙСТВА] (F30-F39)
  2. Диагностика и лечение маниакальных состояний у больных с аффективными психозами (Обзор) Г. Сыропятов, Н. А.Дзеружинская
  3. Послеродовое биполярное аффективное расстройство
  4. Глава XДРУГИЕ ИНТОКСИКАЦИОННЫЕ ПСИХОЗЫ. Антабусные психозы
  5. ЭМОЦИОНАЛЬНЫЕ РАССТРОЙСТВА И РАССТРОЙСТВА ПОВЕДЕНИЯ,м НАЧИНАЮЩИЕСЯ ОБЫЧНО В ДЕТСКОМ И ПОДРОСТКОВОМ ВОЗРАСТЕ (F90- F98)
  6. ПСИХИЧЕСКИЕ РАССТРОЙСТВА И РАССТРОЙСТВА ПОВЕДЕНИЯ, СВЯЗАННЫЕ С УПОТРЕБЛЕНИЕМ ПСИХОАКТИВНЫХ ВЕЩЕСТВ (F10-F19)
  7. КЛАСС V ПСИХИЧЕСКИЕ РАССТРОЙСТВА И РАССТРОЙСТВА ПОВЕДЕНИЯ (F00-F99)
  8. 27.Средства, применяемые при аффективных состояниях. Антидепрессанты
  9. ТРАНЗИТОРНЫЕ ИШЕМИЧЕСКИЕ АТАКИ
  10. Транзиторные нарушения функции щитовидной железы
  11. Транзиторная гипераммониемия
  12. Постиктальные психозы
  13. Гипергликемия или транзиторный неонатальный сахарный диабет
  14. ПОГРАНИЧНЫЕ (ТРАНЗИТОРНЫЕ) СОСТОЯНИЯ ПЕРИОДА НОВОРОЖДЕННОСТИ
  15. УНИЛАТЕРАЛЬНАЯ ТРАНЗИТОРНАЯ ПОТЕРЯ ЗРЕНИЯ
  16. Глава 7. Психические расстройства непсихотического уровня (пограничные состояния). ОБЩЕЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О ПОГРАНИЧНЫХ ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВАХ