<<
>>

Биографическая информация о Спотнице

Хайман Спотниц родился в Бостоне в 1908 году. Его отец родился в Бялистоке возле Волковица в Польше, в семье, где почиталась на-

ука.

Боясь призыва в армию, он убежал из дома в возрасте 12 или 13 лет и эмигрировал в Нью-Йорк, а позже переехал в Бостон. Отец Спотница женился на Анни, его матери, когда ему было 28, а ей 18. Анни родилась в Остроге, в Польше. В 16 лет она эмигрировала с двоюродной бабушкой в Массачусетс, где работала в пригороде Бо­стона, пока не вышла замуж за отца Спотница. Хайман родился че­рез 9 или 10 месяцев после брака и был старшим из пяти детей.

Спотниц пишет: «После того, как я начал читать в возрасте 8 или 9 лет, я привык читать по книге в день — это была моя цель! Я читал все, я прочел всех классиков и многие популярные романы, и кучу всякого окололитературного хлама. Я был всеядным читателем. Я прочел Шекспира на первом году обучения в средней школе, и когда я читал, я изучал смысл каждого утверждения. Я любил Шекспира и был в то время вполне шекспировским учеником».

Прежде чем описывать различные аспекты подхода доктора Спот­ница, следует узнать его предысторию и сделать некоторые ком­ментарии. После окончания университета в Гарварде доктор Спот­ниц изучал медицину в Берлине в Медицинской Школе Кайзера Вильгельма, которая в те времена была выдающимся исследователь­ским центром; тогда он больше всего интересовался изучением ме­дицины. В Берлине Спотниц написал диссертацию на тему «Каче­ственное измерение визуального расстояния». Завершив свое обу­чение на медицинском факультете в Берлинском Университете и исследование по клеточной архитектуре мозга и психофизиологии чувств в Институте Кайзера Вильгельма, он вернулся в Нью-Йорк. Затем он занялся неврологией в Пресвитерианской Медицинской Школе Колумбии. В Университете Колумбии, где он защитил док­торскую диссертацию в области медицины, Спотниц написал около 25 статей по физиологии зрения и был соавтором в шести исследо­ваниях техники инсулинового шока. Здесь он также приобрел зна­чительный опыт в психологическом лечении шизофрении, которой начинал все больше интересоваться.

I

Этот интерес привел Хаймана к психиатрии и психоанализу, и он начал проходить психоаналитический тренинг в Психоаналити­ческом Обществе Нью-Йорка. Его личный тренинговый анализ на­чала доктор Лилиан Поверс, тогда бывшая Вице-президентом Нью-

Йоркского Психоаналитического Общества. Доктор Поверс в начале 30-х годов в течение года жила в Вене и проходила анализ у Зигмун­да Фрейда. На протяжении этого года у нее было 5 или 6 сессий с Фрейдом каждую неделю. Позже она рассказывала доктору Спот- ницу, что во время ее анализа Фрейд значительно модифицировал свою прежде ригидную позицию и стал более гибким и оптимистич­ным в отношении возможности лечения шизофрении с помощью пси­хоаналитических подходов. Лилиан Поверс отмечала, что многому научилась в лечении шизофрении от самого Фрейда. В свою оче­редь, доктор Поверс за 5,5 лет анализа 5 или 6 раз в неделю оказала большую поддержку доктору Спотницу в лечении шизофреничес­ких пациентов.

Она также говорила, что сам Фрейд начал модифи­цировать свою ранее жесткую позицию в отношении того, что кон­тртрансферный феномен является препятствием для аналитика, и стал изучать возможные позитивные аспекты контртрансферных чувств аналитика. Интересно предположить наличие связи совре­менного психоанализа Спотница с Фрейдом через личный анализ у Лилиан Поверс.

Спотниц объявил, что вылечивает шизофренических пациентов, и начал формулировать объяснение этому еще в Нью-Йоркском Психиатрическом институте до появления на тренинге в Нью-Йор­кском Психоаналитическом институте. Он прочел все, что написал на эту тему Фрейд, и полностью ознакомился со всеми предшеству­ющими взглядами о тщетности применения психоанализа к лече­нию шизофрении. Спотниц вспоминает: «Когда я появился в Нью- Йоркском Психоаналитическом институте, они думали, что я сошел с ума, поскольку считаю, что анализ может лечить шизофрению, но я знал, что они были не правы, поскольку я уже делал это. Так что между нами возник конфликт. Они хотели сделать из меня аналити­ка, а я хотел узнать, как лечить шизофрению психоанализом». Же­лание Спотница понять, почему психоанализ не позволяет лечить больных шизофренией, совпадает с раздраженным утверждением Фрейда о том, что он знает, почему психоанализ работает, но не зна­ет, почему он не работает.

Помимо того, что Спотниц получал знания и навыки от своего аналитика, Лилиан Поверс, которая считала, что ее знания происхо-

дят непосредственно от Зигмунда Фрейда, имели место также неяв­ные влияния других специалистов, таких как Ференци, который еу- первизировал доктора Поверс, и Франца Александера, чья концеп­ция «корректирующего эмоционального переживания» сыграла су­щественную роль в разработке Спотницем лечения доэдипального пациента. Александер был одним из «вундеркиндов» Ференци, как и Шандор Лоранд, который также был одним из супервизоров Спот- ница. Лоранд подчеркивал необходимость гибкого подхода и гово­рил о построении доверительных отношений зависимости, при ко­торых целью лечения является расширение Эго.

Другой ученик Ференци, Шандор Радо, который стал одним из супервизоров Спотница, внес важный вклад в его мышление и раз­витие. Обсуждая концепцию «токсоидного отклика», Спотниц гово­рит о том, что «эмоциональная нейтрализация» и «контагинозность эмоций» Радо являются важными в терапевтических взаимодей­ствиях. Спотниц говорит о том, как Радо использует индуцирован­ные эмоции, чтобы «спровоцировать приносящий облегчение взрыв» у депрессивного пациента, ретрофлексивная ярость которого дос­тигла тревожного уровня. Концепция «ретрофлексивной ярости» или обращения агрессии на себя является центральной в понимании Радо депрессии и мазохизма; ее принял и Спотниц. Однако Спотниц отличается от Радо в том, что заявляет, что обращение на себя аг­рессии служит задаче сохранения объекта (нарциссическая защи­та), тогда как Радо видит интернализацию агрессии как способ со­хранения одобрения объекта.

Другой пример влияния Радо имеет отношение к его развитию концепции адаптации Ференци. Хотя родоначальником этой идеи был Ференци, позже она была разработана в теорию адаптации, практикуемую Радо, Кардинером и Леви в начале существования Колумбийской Школы Психоанализа. Принятие Спотницем теории адаптации могло усилить его идеи о роли инфантильного пережи­вания, о природе и функции защит, о роли травмы и внешних собы­тий и способствовать его пересмотру теорий Фрейда.

Есть вероятность того, что другой его супервизор, Херман Нан- берг, оказал некоторое влияние на развитие Спотницем концепции синтетической роли Эго в регулировке агрессивных и либидиналь- ных стремлений.

Спотниц утверждал, что в психоанализе он придерживался ис­следовательского фокуса: «Я всегда был в большей степени впечат­лен ценностью психоанализа как метода исследования человеческо­го функционирования, чем как самодостаточной терапевтической техникой». «Экспериментирование играло жизненно важную роль в развитии психотерапии и служит ключом к ее дальнейшему разви­тию». Желание Спотница исследовать причины неудач психоана­лиза с больными шизофренией также соответствует утверждению Фрейда, что он знает, почему психоанализ работает, но не знает, по­чему он не работает.

Работы Хаймана Спотница — это шесть книг, более 100 статей, несколько аудиозаписей и шесть видеокассет.

Теперь мы можем исследовать некоторые из концепций совре­менного психоанализа, разработанные Спотницем и в последующем развитые легионом его студентов и последователей. Насколько я знаю, 7 аналитических институтов начали использовать его техники работы с пациентами, фиксированными на доэдипальном уровне раз­вития, помимо обучения классическим техникам, использующим сво­бодную ассоциацию и интерпретацию.

В данной статье предпринимается попытка определить и раз­вить усилия Спотница по лечению доэдипального пациента, а также лечению значительного количества сложных пациентов, которые по­падают в категорию как эдипальных, так и доэдипальных пациен­тов. Вследствие того, что невозможно адекватно описать широкую сферу его работ и мышления, в данной статье будет предпринята попытка обозначить лишь некоторые из основных его идей.

<< | >>
Источник: Харольд Стерн. Кушетка. Ее использование и значение в психотерапии.Перевод с английского Е. Замфир (Кушетка. Ее использование и значение в психотерапии) и О. Лежниной (Введение в современный психоанализ и работы Хаймана Спотница); при участии Т. Рудаковой. Научная редакция проф. М. Решетникова.2002. 2002
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме Биографическая информация о Спотнице:

  1. 3.5.4. Источники информации об инновациях и работа с информацией
  2. 3.4.2. Источники информации об инновациях
  3. Внимание! Важная информация
  4. РАЗДЕЛ 3 СБОР МЕДИКО-СОЦИОЛОГИЧЕСКОЙ ИНФОРМАЦИИ
  5. Харольд Стерн. Кушетка. Ее использование и значение в психотерапии.Перевод с английского Е. Замфир (Кушетка. Ее использование и значение в психотерапии) и О. Лежниной (Введение в современный психоанализ и работы Хаймана Спотница); при участии Т. Рудаковой. Научная редакция проф. М. Решетникова.2002, 2002
  6. ПОРЯДОК ЗАПИСИ ДИАГНОСТИЧЕСКОЙ ИНФОРМАЦИИ ДЛЯ АНАЛИЗА ПО ЕДИНИЧНОЙ ПРИЧИНЕ ДАННЫХ О ЗАБОЛЕВАЕМОСТИ ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ
  7. 4.4. Понятие, назначение и классификация документов как источника управленческой информации. Роль делопроизводства в управлении
  8. Требования к упаковке БАД и информации, нанесенной на упаковку
  9. Структура причин смерти. Источники информации, основные показатели и факторы риска смертности населения и летальности при различных заболеваниях
  10. Радзинский В.Е., Князев С.А., Костин И.Н.. Акушерский риск. Максимум информации - минимум опасности для матери и младенца. 2009, 2009
  11. Выбор психотропного препарата Факторы, связанные с лекарством. Информация о препарате
  12. ПРАВА ПАЦИЕНТА
  13. ПРАВО ГРАЖДАН РФ НА ОХРАНУ ЗДОРОВЬЯ
  14. Ричард Гордон, Крис Даффилд, Вики Викхорст. Энергетическая медицина. Метод квантового прикосновения 2.0. Новый взгляд на энергетические возможности человека. «София», Москва.2018, 2018
  15. РАЗДЕЛ 5 РАЗРАБОТКА ПРЕДЛОЖЕНИЙ, ВНЕДРЕНИЕ ИХ В ПРАКТИКУ И ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ
  16. Схема комплексного изучения здоровья и факторов, его определяющих
  17. КЛИНИЧЕСКАЯ КАРТИНА
  18. Реуцкий И.А.. Лечение медом и другими продуктами пчеловодства. Рекомендации для врачей и пациентов. / И.А. Реуцкий. — М.: Эксмо,2007. — 448 с., 2007