<<
>>

Основы для позиции невидимости аналитика

Глядеть на другого или быть под его взглядом очень важно, при­чем не только для пациента, но и для аналитика. Многие критики психоанализа и так называемого «культа», его окружающего, ука­зывают на Фрейда как на дудочника, под чью дудку пляшут все ана­литики.

Они утверждают, что работающие в его традиции специа­листы подражают Учителю, который предпочитал пользоваться ди­ваном из-за личной идиосинкразии — не выносил, чтобы на него гла­зели.

Колтрера и Росс (Coltrera & Ross, 1967; 44), говоря об отношении Фрейда ко взгляду на него другого человека, писали:

«Обращаясь к вопросу о ритуале кушетки, в противоположность сидячей позиции, он вспоминал, что в начале его работы она была особенно унизительна для американских пациентов, и относил вве­дение кушетки ко временам гипноза и к своей личной нелюбви к тому, чтобы на него подолгу смотрели. Однако это все вещи внешние по отношению к тому факту, что когда человек ложится на кушетку, это облегчает свободный поток его мысли. Эта позиция не дает па­циенту “читать” на лице аналитика и предотвращает слабое разви­тие переноса».

Фрейд был чутким учеником в своей науке и психотерапевтом par excellence, и, возможно, его взгляд отражает нечто, свойственное аналитику, его природу и пригодность для своей работы.

Айзендорфер (Eisendorfer, 1959; 376) пишет:

«Возможно, сердцевиной профессиональной пригодности психо­аналитика-мужчины является его психологически доступная латен­тная женственность и соответствующая пассивность. Именно эта со­ставляющая его личности вносит вклад в его способность ждать и при­слушиваться, в то время как бессознательное пациента стремится появиться на свет сознания. Агрессивная мужская тенденция быть делающим должна быть подчинена этой пассивной способности слу­шать и понимать».

Это замечание по поводу личностной черты, доступной латент­ной женственности, может помочь нам в понимании нелюбви анали­тика к тому, чтобы на него смотрели длительное время, и в понима­нии смысла этой нелюбви. С одной стороны, это может быть симпто­мом конфликта между активным и пассивным аспектами его лично­сти. Если этот конфликт остается неразрешенным, аналитик скло­нен схоронить его поглубже. Для него «с глаз долой» может быть «из головы вон». С другой стороны, в ситуации глаза-в-глаза, людям по­стоянно приходится справляться со своими агрессивными импуль­сами. Если аналитику нужно все время следить за выражением сво­его лица, он устает и начинает отвлекаться. Ему вовсе не обязатель­но, чтобы пациент реагировал на выражение его лица или жесты, и использование кушетки облегчает это желание, при этом отказы­вая пациенту в получении визуальной обратной связи.

Отто Фсничел (Otto Fenichel, 1945) считает стыд мотивом защи­ты против эксгибиционизма, а скопофилию — основой нежелания стать объектом подглядывания. «Мне стыдно» означает: «Я не хочу, чтобы на меня смотрели». Стыд можно связать с чувством вины ана­литика. Как и у любого другого, у него могут быть чувства и мысли, которые он предпочел бы не раскрывать.

Согласно Феничел у (Fenichel, 1945), люди, чувствующие себя пристыженными, прячутся.

Исследуя нелюбовь аналитика к тому, чтобы на него смотрели, Гринсон (Greenson, 1967; 399) говорит:

«Еще одной характерной чертой психоанализа, которая отлича­ет его от других видов психотерапии, является его особая настойчи­вость на структурировании отношений между пациентом и тера­певтом таким образом, чтобы ускорить развитие невроза переноса. Чтобы облегчить развитие невротических реакций переноса, необ­ходимо, чтобы аналитик вел себя иначе, чем это бывает во всех про­чих отношениях пациент-врач. Я говорю здесь о том, что можно сфор­мулировать коротко как депривирующее инкогнито-поведение пси­хоаналитика. Это приводит нас к вопросу: какая мотивация может сподвигнуть человека строить карьеру в области, где одна из глав­ных задач — вести себя как относительно безответный чистый экран

для пациента, так, чтобы тот мог проецировать и смещать на этот экран неразрешенные и защищаемые имаго" своего прошлого?

Этот аспект психоаналитической техники быстрее приходит, ви­димо, к некоторым аналитикам, склонным к изоляции, уходу и невов­леченности. Трудности возникают, когда эти аналитики оказываются неспособны изменить свои установки и технику, если ситуация того требует. На меня произвело большое впечатление, когда я обнару­жил, что так много аналитиков робеют и чувствуют неловкость во время первоначальных интервью, когда им приходится сидеть лицом к лиц}' с пациентом. Они склонны уменьшать число первоначальных интервью, чтобы как можно скорей достичь безопасности и комфор­та своей позиции за изголовьем кушетки. Анализ проходящих под­готовку кандидатов со сходными проблемами открывает, что они страдают формой страха сцены, который скрывает вытесненные эксгибиционистские импульсы и генерализованную агрессивиза- цию и сексуализацию своего взгляда и чужого взгляда на себя. По­ложение за кушеткой предоставляет им возможность смотреть без того, чтобы смотрели на них».

Элла Фримен Шарп (Ella Freeman Sharpe, 1950) показывает, что аналитик, самим выбором своего занятия, хочет заглянуть внутрь пациента. Он хочет «порыться» там, чтобы получить некое бессоз­нательное удовлетворение от уничтожения личных тревог. Однако, в более сознательной форме, «для пациента рассматривание анали­тика может быть частичным отыгрыванием эротического перено­са», на который аналитика просят дать какой-то ответ. По веским терапевтическим, а равно и теоретическим соображениям, анали­тик, следовательно, может не хотеть, чтобы на него смотрели, не говоря уж о том, что он устает от своего контрпереносного ответа на постоянный визуальный надзор.

Процитируем Шарп (Sharpe, 1950, 21):

«Положение лежа на кушетке дает больше свободы и удобства пациенту, да и аналитику тоже. Чем свободнее аналитику слушать,

Имаго — в энтомологии окончательная, полностью развившаяся форма насекомого, прошедшего все стадии метаморфоз. В аналитическом употреблении — бессознательный архетипический образ или (в специфически психоаналитическом употреблении) просто бессознательный образ кого-то особенно родителя, и т.п. (примечание переводчика).

тем легче может продвигаться анализ». Кнапп (Knapp, 1954; 186) про­вел исследование использования слуха:

«Далее, акт слушания вносит вклад в функции Суперэго и Эго, а также в инстинктивное удовлетворение. Он остается в подчинении у главной сенсорной репрезентации реальности — зрительной, но рас­ширяет ее границы. Мы "бросаем взгляд в будущее’-, чтобы соста­вить наши самые главные планы, но “навостряем уши”, чтобы раз­личить нюансы и отзвуки. Ухо может служить “щупальцем”, вытя­гивающим жемчужины из моря слов, и исследующим глубины, не­доступные зрению.

Ухо может служить и более пассивным связующим звеном. Мы “развешиваем уши”, они страдают, когда “вянут” или “отваливают­ся”. Метафора говорит о том, что мы сеем в уши вербальные семена, и они прорастают. “Шепнуть словечко” (или, на жаргоне, “капнуть на мозги”, “повесить на уши лапшу”) кому-то означает внедрить в него идею».

<< | >>
Источник: Харольд Стерн. Кушетка. Ее использование и значение в психотерапии.Перевод с английского Е. Замфир (Кушетка. Ее использование и значение в психотерапии) и О. Лежниной (Введение в современный психоанализ и работы Хаймана Спотница); при участии Т. Рудаковой. Научная редакция проф. М. Решетникова.2002. 2002
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме Основы для позиции невидимости аналитика:

  1. Основы для мазей
  2. Приложение 4 Классификация видов спорта с позиции зарубежных специалистов
  3. Г лава 5.ОСНОВЫ ОЦЕНКИ РИСКА ДЛЯ ЗДОРОВЬЯ НАСЕЛЕНИЯ
  4. Приложение 3 Противопоказания к занятиям соревновательными видами спорта с позиции зарубежных специалистов
  5. Шмидт И.Р.. Основы прикладной кинезиологии. Лекции для слушателей циклов общего и тематического усовершенствования. Новокузнецк - 2004, 2004
  6. Артюнина Г.П., Гончар Н.Т., Игнатькова С. А.. Основы медицинских знаний: Здоровье, болезнь и образ жизни (учебное пособие для студентов педагогических вузов) - Псков:2003, 304 с., 2003
  7. Артюнина Г.П., Гончар Н.Т., Игнатькова С. А.. Основы медицинских знаний: Здоровье, болезнь и образ жизни (учебное пособие для студентов педагогических вузов) - Псков:2003, 304 с., 2003
  8. Артюнина Г.П., Гончар Н.Т., Игнатькова С. А.. Основы медицинских знаний: Здоровье, болезнь и образ жизни (учебное пособие для студентов педагогических вузов) - Псков:2003, 292 с., 2003
  9. Наталия Александровна Дзеружинская, Олег Геннадьевич Сыропятов, Елена Игоревна Аладышева. «Основы психофармакотерапии: пособие для врачей» Подред. академика КАН, д. м.н., профессора О. Г. Сыропятова»: Наук. Світ; Киев2007, 2007
  10. Тихонов А.И.. Основы гомеопатической фармации: Учеб, для студ. фар- 0-75 мац. специальностей вузов / А. И. Тихонов, С. А. Тихонова, Т. Г. Ярных, В. А. Соболева и др.; Под ред. А. И. Тихонова.— X.: Изд-во НФАУ; Золотые страницы,2002.— 574 с.: ил., 2002
  11. 6.3. Сучасні лікарські форми для лікування застуди й особливості їх використання. Взаємодія безрецептурних ЛП для для лікування простуди з їжею й алкоголем
  12. Н: ГОРМОНАЛЬНІ ЛІКАРСЬКІ ЗАСОБИ ДЛЯ СИСТЕМНОГО ВЖИВАННЯ (ЗА ВИНЯТКОМ СТАТЕВИХ ГОРМОНІВ). Н02. КОРТИКОСТЕРОЇДИ ДЛЯ СИСТЕМНОГО ВЖИВАННЯН02А. ПРОСТІ ПРЕПАРАТИ КОРТИКОСТЕРОЇДІВ ДЛЯ СИСТЕМНОГО ВЖИВАННЯ. Н02АВ. Глюкокортикоїди
  13. Розділ 1. ОСНОВИ НАРКОЗУ
  14. Часть 1. Теоретические основы