<<
>>

Паттерны изменения

Есть много других школ психотерапии, которые не только актив­но распространяют свои собственные методы терапии, но и резко осуждают психоанализ со всем его инструментарием, таким как ку­шетка, сопротивления и перенос.

Эти нападки часто не ограничива­ются подстрочными примечаниями, а объявляют психоанализ вра­гом, приговоренным с первых строк. Эти голословные заявления важ­ны настолько, насколько они влияют на тех, кто ничего не знает. Ущерб от них может показаться более значительным, если поду­мать о тех, кто собирается стать терапевтом, а не о тех, кто собира­ется стать пациентом. В последних не будет недостатка.

Сперва Фрейд встречался с каждым пациентом по шесть полных часов в неделю, затем, когда ему исполнилось 65, сократил частоту до пяти раз в неделю. Привычка пациентов видеться со своим анали­тиком по пять раз в неделю, видимо, уменьшается. Гловер (Glover, 1955) указывает, что аналитики склонны приспосабливать анализ более к реальности своих собственных нужд, чем нужд пациента, и использовать при этом один и тот же термин. Но истина в том, что гораздо больше аналитиков, видимо, встречаются с большинством пациентов еще меньше — раз в неделю и называют свою терапию психоанализом. Спорить с этим не нужно, но 40 лет назад меньше чем три или четыре сессии в неделю психоанализом не были, и ку­шетка не использовалась. Известно, что многие очень хорошие те­рапевты, использующие кушетку, встречаются со своими пациен­тами раз в неделю и раз в две недели, по 50 минут. Среди аналитиков значительно разнятся правила, которыми следует руководствовать­ся в вопросе, каких пациентов класть на кушетку, когда это начи­нать, и при каких обстоятельствах их следует попросить сесть. Кри­терии применения этих правил иногда очень сложны и зависят от философии и ориентации аналитика.

Холландер (Hollander, 1965; 56) так говорит о тех, кто мог бы ис­пользовать кушетку:

«В сознании публики она настолько же символ психоанализа, как полосатый столб — символ парикмахерской. Она стала руководя­щим символом для некоторых психоаналитиков, которые согласи­лись бы с тем, что только люди с подобающими верительными гра­мотами достойны на нее лечь. На самом деле, кушетке на практике, как и на карикатурах в “Нью-Йоркере”, придается слишком много значения. Нет причин, почему кушетку не могли бы при случае ис­пользовать и не-аналитики».

Роазен (Roazen, 1975; 388) обсуждает страх Фрейда за будущее психоанализа и оценивает актуальный исторический поворот со­бытий через использование кушетки. Он пишет:

«Предчувствие Фрейда, что может случиться с его идеями в Аме­рике, в какой-то мере сбылось. Например, в кабинетах современных британских аналитиков аналитическая кушетка поставлена на вы­дающееся место, иногда в самом центре'комнаты. Пересечешь Ат­лантику, и в Новой Англии кушетка, все еще выделенная, уже не так бросается в глаза, а, вероятно, будет стоять у стены. В Чикаго анали­тическая кушетка может использоваться и в социальных целях, как

• и в терапевтических, а уж на Западном Побережье обстановка каби­нета аналитика (которая, вероятно, будет включать достаточное чис­ло стульев для групповой терапии) со всей очевидностью показыва-

, ет, что сбылось именно то, чего боялся Фрейд — практика анализа стала для аналитика лишь одной из многих терапевтических тех­ник».

Кушетка — единственный инструмент аналитика, помимо его психики и голоса. Любой терапевтический инструмент, применяе­мый искусно и с пониманием, должен много значить для терапевта и несет в себе возможность, что он будет гораздо более уверен в себе во время работы. На терапевта ложится окончательное решение уместности использования кушетки, а не категорический импера­тив ее использования. Может быть, использование кушетки так или иначе неважно, пустая торговая марка, или же это достаточно по­лезное орудие, которое нельзя применять, не понимая полностью, какое именно воздействие оно может оказать на каждого пациента.

Наконец, будущие направления психоанализа зависят от разви­тия теории. У нас беспокойная профессия, и мы постоянно проводим ревизию наших текстов и методов. Происходят новые открытия, и, несомненно, будут происходить. Рождаются новые теории, прове­ряются, и, в конце концов, влияют на наше направление. На сегодня

• кушетка пережила изменения в теории, технике и интенсивности терапии. Как и при других превратностях профессии использова­ние кушетки, надеюсь, будет зависеть от ее продолжающегося вкла-

, да в терапевтическую цель лечения как можно большего числа лю­дей, как можно более успешно и быстро. Использование кушетки будет или продолжать двигаться вместе с общим потоком, или бу­дет выброшено на берег прогрессом.

<< | >>
Источник: Харольд Стерн. Кушетка. Ее использование и значение в психотерапии.Перевод с английского Е. Замфир (Кушетка. Ее использование и значение в психотерапии) и О. Лежниной (Введение в современный психоанализ и работы Хаймана Спотница); при участии Т. Рудаковой. Научная редакция проф. М. Решетникова.2002. 2002
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме Паттерны изменения:

  1. Изменение голосового дрожания
  2. ИЗМЕНЕННОЕ СОЗНАНИЕ
  3. Изменение тонов сердца
  4. Изменения в анализах мочи
  5. ИЗМЕНЕНИЯ ПОЧЕК
  6. Изменения перкуторного звука
  7. Семиотика изменений крови
  8. 43.2. Поздние трупные изменения
  9. ДИНАМИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ С ТЕЧЕНИЕМ ВРЕМЕНИ
  10. Состав крови и его изменения
  11. ИЗМЕНЕНИЯ ФУНКЦИЙ МИТОХОНДРИЙ
  12. Изменение поведенческих реакций. Агрессивности
  13. Особенности крика и изменения голоса
  14. Изменения температуры кожи
  15. ХАРАКТЕРИСТИКА ОБЩИХ МОРФОЛОГИЧЕСКИХ ИЗМЕНЕНИЙ
  16. ИЗМЕНЕНИЯ КОЖИ, ВОЗНИКАЮЩИЕ В ПЕРИОД НОВОРОЖДЕННОСТИ
  17. 6.6. Управление изменениями, конфликтами, стрессами