<<
>>

Становление и развитие военной психиатрии

До середины позапрошлого столетия вопросы призрения душевнобольных военнослужащих не входили в сферу непосредственного рассмотрения военного ведомства.

Начало организации психиатрической помощи военнослужащим связано с именем И.М. Балинского. В России под его руководством проходило становление организации психиатрической помощи не только военнослужащим, но и всему населению страны. В результате в военном ведомстве психиатрические отделения в начале XX века функционировали в 14 военных госпиталях. Суммарно их емкость составляла 1155 коек.

Особое место в становлении военной психиатрии занимает русско-японская война 1904­1905 годов, когда непосредственно на фронте впервые были заложены клинико-организационные основы военной психиатрии. Официальным её рождением можно считать 3 января 1910 г., когда на III съезде отечественных психиатров состоялось заседание военной секции. С этого времени «военная психиатрия» была выделена в отдельный раздел медицины.

В.М. Бехтерев и его ученики сумели обобщить опыт русско-японской войны, что позволило разработать основные принципы психиатрического обеспечения боевых действий. К сожалению, эти принципы в Первую мировую войну оказались практически не востребованы.

Во время революции и гражданской войны не было даже попыток организовать психиатрическую помощь военнослужащим. По мнению военно-политических деятелей того времени, психических заболеваний в армейском коллективе в эпоху великих преобразований быть не должно, поскольку ликвидированы классовые предпосылки для их возникновения. Военное руководство не видело перспектив в лечении душевнобольных и сохранении их для военной службы, поэтому приказами руководителей Наркомздрава психиатрическая служба в армии была ликвидирована.

Проблема эпизодов неадекватного поведения в армии решалась военными трибуналами. Кафедра психиатрии Военно-медицинской академии, которую в то время возглавлял В.П. Осипов, была близка к закрытию. Наибольшее место в её исследованиях заняли проблемы психофизиологии и «психотехники». Изучались вопросы оптимизации военного труда летного состава, связистов, лыжников и других категорий военнослужащих, то есть проблемы, не имеющие прямого отношения к военной психиатрии.

Ошибка стала очевидной во время Великой Отечественной войны и далеко не сразу. В первые её годы психиатрическая помощь ограничивалась эвакуацией душевнобольных из армейского и фронтового районов в тыловые госпитали страны. Причем военнослужащие с психическими расстройствами без внешних признаков ранения эвакуировались в последнюю очередь. По всей видимости, чаще их просто бросали и они попадали в плен, либо их расстреливали как трусов и паникеров. Понимание того, что большинство военнослужащих с боевой психической патологией после несложного и непродолжительного лечения во фронтовом или армейском районе может быть возвращено в строй, пришло к военному руководству только к исходу второго года войны, когда особенно обострилась проблема недостатка призывного контингента для фронта. В системе госпиталей для легкораненых начали создавать специализированные отделения для контуженых, что позволило возвратить в строй до 95% из них. И все же главный психиатр Вооруженных сил Н.Н. Тимофеев вынужден был признать, что «основная задача (психиатрии войны) осталась неразрешенной». Из этого были сделаны необходимые выводы, а военная психиатрия получила дальнейшее развитие, тем более что в послевоенные годы «холодной войны» в связи с угрозой применения оружия массового поражения появилась вероятность возникновения новых видов боевой психической патологии.

Н.И. Бондарев особое внимание уделял вопросам организации оказания психиатрической помощи. Еще в 1934 г. он представил прогностическую оценку санитарных потерь психиатрического профиля в возможной войне (1,5%), что в последующем нашло свое подтверждение.

Во время войны им была разработана схема оказания помощи в районе фронтового тыла с системой централизации управления. Большинство научных работ, выполненных под его руководством, посвящено изучению психических расстройств при травмах головного мозга, маниакально-депрессивному психозу и интоксикационным психозам.

Н.Н. Тимофеев с началом войны стал психиатром Ленинградского фронта, а с 1942 г. - главным психиатром Советской Армии. В своих исследованиях основное внимание он уделял клинико-организационным вопросам военной психиатрии, военно-врачебной и судебно­психиатрической экспертизе. Обладая огромным опытом в вопросах организации военной психиатрии, Н.Н. Тимофеев подчеркивал необходимость приближения психиатрической помощи к районам боевых действий.

А.С. Чистович занимался вопросами раневых и инфекционных психозов. Созданная им этиопатогенетическаямодель психозов, помимо очевидного вклада в развитие всей отечественной психиатрии, имела огромное значение для психиатрии военной, поскольку позволяла прогнозировать вероятные психические расстройства вследствие воздействия на человека различных поражающих факторов.

Основные работы И.Ф. Случевского были посвящены вопросам патогенеза эпилепсии, обоснованию нозологической сущности шизофрении, патофизиологии психопатологических синдромов и симптомов, проблемам судебно-психиатрической экспертизы.

А.А. Портнов во время Великой Отечественной войны служил в должностях армейского психиатра и начальника психиатрического отделения фронтового госпиталя, поэтому в вопросах военной психиатрии ориентировался достаточно глубоко. В период его руководства на кафедре продолжились исследования психических расстройств при черепно-мозговых травмах, алкоголизме, проблеме пограничных психических расстройств у военнослужащих.

Ф.И.

Иванов участвовал в Финской кампании (1939 -1940 гг.) и в Великой Отечественной результаты его исследований отражены в монографии «Реактивные психозы в военное время» (1970), посвященной аспектам боевой психической патологии.

При Л.И. Спиваке на кафедре интенсивно изучалось действие психотомиметиков, были обоснованы психофармакологические рецептуры для расширения адаптационных возможностей и повышения боеспособности военнослужащих. Импульсом к пересмотру представлений о боевой психической травме явилась война в Афганистане 1979 -1989 гг. Военные психиатры, служившие там, не встречались с больными, которых ранее описывали как «контуженых». Оказалось, что «классические» формы острых реактивных состояний и психозов, которые описывались в учебных

. , _

руководствах, встречались в Афганистане довольно редко. Специалистам

пришлось иметь дело с иной, «нетрадиционной» для предыдущих войн, психопатологией. Ее

типичными чертами были регрессивный характер симптоматики с отсроченным началом,

переживанием вины, агрессивностью, диссоциальным поведением, злоупотреблением

психоактивными веществами. Существенному пересмотру были подвергнуты также

«традиционные» принципы организации психиатрической помощи на театре военных действий,

учитывающие характер и специфику афганской войны. Опыт, приобретенный во время войны в

Афганистане и в последующие годы, во время ликвидации последствий крупномасштабных

катастроф мирного времени, позволил обосновать, наряду с военной психиатрией, новое

медицинское направление «психиатрия катастроф», понятия, которое впервые ввел В.К. Смирнов

после землетрясения в Армении.

В.В. Нечипоренко внес существенный вклад в развитие учения о суицидальном поведении и психопатиях у военнослужащих. Сотрудники кафедры под его руководством продолжили изучение проблемы психиатрии локальных войн и катастроф мирного времени.

продолжает совершенствовать систему организации оказания психиатрической помощи в Вооруженных силах РФ в условиях крупномасштабных природных и техногенных катастрофах, в также разрабатывает современные подходы к диагностике и лечению психических расстройств у военнослужащих, в том числе с использованием инновационных методов.

<< | >>
Источник: Шамрей В.К., Марчнко А.А.. Военная психиатрия. Под ред. В.К. Шамрея, А.А. Марченко. - СПб.: ВМедА,2015. 2015

Еще по теме Становление и развитие военной психиатрии:

  1. СТАНОВЛЕНИЕ СИСТЕМЫ ИММУНОРЕГУЛЯЦИИ
  2. 3.7. Опыт становления первого хосписа в Самарской области
  3. Часть I. Общая психиатрия
  4. Часть II. Частная психиатрия
  5. РЕФЕРАТ. Неоевгеника – история становления, основные направления, перспективы развития2017, 2017
  6. 5.1.1. Что дает логопедическая практика в профессиональном становлении будущего логопеда?
  7. Глава З. Судебная психиатрия
  8. Бронин С.Я.. Малая психиатрия большого города0000, 0000
  9. Мозговые болезни (высушенная неврология и дезориентированная психиатрия )
  10. Становление организационной структуры государственного санитарно-эпидемиологического надзора. Отечественные организаторы гигиенической науки и практики
  11. Буянов М. И.. Беседы о детской психиатрии: Кн. для учителей и родителей. - 2-е изд. - М.: Просвещение,1992. - 255 с.: ил, 1992