<<
>>

5.3.Открытие эгоцентризма детского мышления

Общая задача, стоящая перед Пиаже, была направлена на раскрытие психологических механизмов целостных логи­ческих структур, но сначала он выделил и исследовал более частную проблему, изучил скрытые умственные тенденции, придающие качественное своеобразие детскому мышлению, и наметил механизмы их возникновения и смены.

Рассмотрим факты, установленные Пиаже с помощью клинического метода в его ранних исследованиях содержа­ния и формы детской мысли. Важнейшие из них — открытие эгоцентрического характера детской речи, качественных особенностей детской логики, своеобразных по своему со­держанию представлений ребенка о мире. Однако, как уже отмечалось, основное достижение Пиаже — открытие эго­центризма ребенка как центральной особенности мышления, скрытой умственной позиции. Своеобразие детской логики, детской речи, детских представлений о мире является лишь следствием этой эгоцентрической умственной позиции.

Обратимся сначала к характеристике феноменов, доступ­ных наблюдению. Эти феномены по сравнению с общим эго­центризмом ребенка, который практически не поддается не­посредственному наблюдению, внешне относительно ясно выражены.

В исследованиях детских представлений о мире и физи­ческой причинности Пиаже показал, что ребенок на опреде­ленной ступени развития в большинстве случаев рассматри­вает предметы такими, какими их дает непосредственное восприятие, т.е. он не видит вещи в их внутренних отношени­ях. Ребенок думает, например, что луна следует за ним во время его прогулок, останавливается, когда останавлива­ется он, бежит за ним, когда он убегает. Пиаже назвал это явление «реализмом». Именно такой реализм и мешает ре­бенку рассматривать вещи независимо от субъекта, в их внутренней взаимосвязи. Свое мгновенное восприятие ребе­нок считает абсолютно истинным. Это происходит потому, что дети не отделяют своего «Я» от окружающего мира, от вещей.

Пиаже подчеркивал, что эту «реалистическую» позицию ребенка по отношению к вещам нужно отличать от объектив­ной. Основное условие объективности, по его мнению, — пол­ное осознание бесчисленных вторжений «Я» в каждодневную мысль, осознание многих иллюзий, возникающих в результа­те этого вторжения (иллюзии чувства, языка, точки зрения, ценности и т.д.). В «реализме» выражается парадокс детской мысли: ребенок находится одновременно ближе к непосред­ственному наблюдению и более отдален от реальности; он од­новременно ближе к миру объектов и дальше от него, чем взрослые.

Дети до определенного возраста не умеют различать субъ­ективный и внешний мир. Ребенок начинает с того, что отож­дествляет свои представления с вещами объективного мира, и лишь постепенно приходит к их различению. Эту законо­мерность согласно Пиаже можно применить как к содержа­нию понятий, так и к самым простым образам восприятия.

«Реализм» бывает двух типов: интеллектуальный и мо­ральный. Например, ребенок уверен, что ветви деревьев дела­ют ветер. Это реализм интеллектуальный. Моральный реа­лизм выражается в том, что ребенок не учитывает в оценке поступка внутреннее намерение и судит о поступке только по внешнему эффекту, материальному результату.

Сначала, на ранних ступенях развития, каждое представ­ление о мире для ребенка истинно; мысль и вещь для него почти не различаются. У ребенка знаки начинают свое суще­ствование, будучи первоначально частью вещей. Постепен­но благодаря деятельности интеллекта они отделяются от них. Тогда он начинает рассматривать свое представление о вещах как относительное для данной точки зрения.

Детские представления развиваются от реализма к объек­тивности, проходя ряд этапов: партиципации (сопричас- тия), анимизма (всеобщего одушевления), артификализма (понимания природных явлений по аналогии с деятельнос­тью человека), на которых эгоцентрические отношения меж­ду «Я» и миром постепенно редуцируются. В процессе раз­вития ребенок шаг за шагом начинает занимать позицию, позволяющую ему отличить то, что исходит от субъекта, и видеть отражение внешней реальности в субъективных пред­ставлениях.

Субъект, который игнорирует свое «Я», считает Пиаже, неизбежно вкладывает в вещи свои предрассудки, не­посредственные суждения и даже восприятия. Объективный интеллект, ум, осознающий субъективное «Я», позволяет субъекту отличать факт от интерпретации. Только путем по­степенной дифференциации внутренний мир выделяется и противопоставляется внешнему. Дифференциация зависит от того, насколько ребенок осознал свое собственное положе­ние среди вещей.

Пиаже считает, что параллельно эволюции детских пред­ставлений о мире, направленной от реализма к объективности, идет развитие детских идей от абсолютности («реализма») к реципрокности (взаимности). Реципрокность появляется тогда, когда ребенок открывает для себя точки зрения дру­гих людей, когда он приписывает им то же значение, что и своей собственной, когда между этими точками зрения уста­навливается соответствие. С этого момента он начинает ви­деть реальность уже не только как непосредственно данную ему самому, но и как бы установленную благодаря координа­ции всех точек зрения, взятых вместе. В этот период осуще­ствляется важнейший шаг в развитии детского мышления, так как, по мнению Пиаже, представления об объективной реальности — это то наиболее общее, что есть в разных точ­ках зрения, в чем разные умы согласны друг с другом.

В экспериментальных исследованиях Пиаже показал, что на ранних стадиях интеллектуального развития объекты представляются для ребенка тяжелыми или легкими соглас­но непосредственному восприятию. Большие вещи ребенок считает всегда тяжелыми, маленькие — всегда легкими. Для ребенка эти и многие другие представления абсолютны, пока непосредственное восприятие кажется единственно возможным. Появление других представлений о вещах (как, например, в эксперименте с плаванием тел: камешек легкий для ребенка, но тяжелый для воды) означает, что детские представления начинают терять свое абсолютное значение и становятся относительными.

Отсутствие понимания принципа сохранения количества вещества при изменении формы предмета еще раз подтвер­ждает, что ребенок сначала может рассуждать лишь на осно­ве «абсолютных» представлений.

Для него два равных по весу шарика из пластилина перестают быть равными, как только один из них принимает другую форму, например чашки. Уже в ранних работах Пиаже рассматривал этот фе­номен как общую черту детской логики. В последующих исследованиях он использовал появление у ребенка пони­мания принципа сохранения в качестве критерия возник­новения логических операций и посвятил его генезису экс­перименты, связанные с формированием понятий о числе, движении, скорости, пространстве, количестве и др.

Мысль ребенка развивается еще и в третьем направле­нии — от реализма к релятивизму (относительности). Вна­чале дети верят в существование абсолютных субстанций и абсолютных качеств. Позднее они делают открытие, что явле­ния связаны между собой и что наши оценки относительны. Мир независимых и спонтанных субстанций уступает место миру отношений. Сначала ребенок считает, скажем, что в каж­дом движущемся предмете есть специальный мотор, который выполняет главную роль при движении объекта. В дальней­шем он рассматривает перемещение отдельного тела как фун­кцию действий внешних тел. Так, движение облаков ребенок уже начинает объяснять иначе, например действием ветра. Слова «легкий» и «тяжелый» также теряют свое абсолютное значение, которое они имели на протяжении ранних стадий, и приобретают относительное значение в зависимости от из­бранных единиц измерения.

Итак, по своему содержанию детская мысль, сначала пол­ностью не отделяющая субъект от объекта и потому «реали­стическая», развивается по направлению к объективности, реципрокности и релятивности. Пиаже считал, что посте­пенная диссоциация, разделение субъекта и объекта, осуще­ствляется вследствие преодоления ребенком собственного эгоцентризма.

Наряду с качественным своеобразием содержания дет­ской мысли эгоцентризм обусловливает такие особенности детской логики, как синкретизм (тенденцию связывать все со всем), соположение (отсутствие причинной связи между суждениями), трансдукцию (переход в рассуждении от час­тного к частному, минуя общее положение), нечувствитель­ность к противоречию и др.

У всех этих особенностей дет­ского мышления, по мнению Пиаже, имеется одна общая черта, которая также внутренне зависит от эгоцентризма. Она состоит в том, что ребенок до 7—8 лет не умеет выпол­нять логические операции сложения и умножения класса. Логическое сложение — это нахождение класса, наименее общего для двух других классов, но содержащего оба этих класса в себе, например:

«животные = позвоночные + беспозвоночные».

Логическое умножение — операция, состоящая в том, чтобы найти наибольший класс, содержащийся одновремен­но в двух классах, т.е. найти совокупность элементов, общую двум классам, например:

«женевцы х протестанты = женевские протестанты».

Отсутствие этого умения наиболее ярко проявляется в том, как дети определяют понятие. Пиаже эксперименталь­но показал, что каждое детское понятие определяется боль­шим числом разнородных элементов, не связанных иерархи­ческими отношениями. Например, ребенок, определяя, что такое сила, говорит: «Сила — это когда можно нести много вещей». Когда его спрашивают: «Почему ветер обладает си­лой?» — он отвечает: «Это когда можно двигаться вперед». Тот же ребенок говорит по поводу воды: «Ручьи обладают силой, потому что она (вода) течет, потому что она спускает­ся». Через минуту (если тонет камень, брошенный в воду) он говорит, что вода не имеет силы, потому что она ничего не несет. Еще через минуту он говорит: «Озеро обладает силой, потому что несет на себе лодки».

Особенно трудно ребенку дать определение для относи­тельных понятий — ведь он думает о вещах абсолютно, не осознавая (как показывают эксперименты) отношений меж­ду ними. Ребенок не может дать правильное определение та­ких понятий, как брат, правая и левая стороны, семья и др., до тех пор, пока не обнаружит, что существуют разные точ­ки зрения, которые надо учитывать. Известный тест о трех братьях может служить хорошим примером этому («У Эрне­ста три брата — Поль, Анри, Шарль. Сколько братьев у Поля? А у Анри? А у Шарля?»). Пиаже спрашивал, напри­мер, Л.

(8,6): «Есть у тебя братья?» — «Артур». — «А у него есть брат?» — «Нет». — «А сколько у вас братьев в семье?» — «Двое». — «А у тебя есть брат?» — «Один». — «А он имеет братьев?» — «Совсем не имеет». — «Ты его брат?» — «Да». — «Тогда у него есть брат?» — «Нет».

Неумение производить логическое сложение и умно­жение приводит к противоречиям, которыми насыщены детские определения понятий. Пиаже характеризовал про­тиворечие как результат отсутствия равновесия: понятие из­бавляется от противоречия, когда равновесие достигается. Критерием устойчивого равновесия он считал появление обра­тимости мысли. Он понимал ее как такое умственное действие, когда, отправляясь от результатов первого действия, ребенок выполняет умственное действие, симметричное по отношению к нему, и когда эта симметричная операция приводит к исход­ному состоянию объекта, не видоизменяя его. Каждому ум­ственному действию соответствует симметричное действие, которое позволяет вернуться к отправному пункту.

Важно отметить, что, по мнению Пиаже, в реальном мире обратимость отсутствует — лишь интеллектуальные опера­ции делают мир обратимым. Поэтому обратимость мысли и, следовательно, освобождение от противоречия не может возникнуть из наблюдения за явлениями природы. Она воз­никает из осознания самих мыслительных операций, кото­рые совершает логический опыт не над вещами, а над самим собой, чтобы установить, какая система определений дает «наибольшее логическое удовлетворение». Логический опыт — это опыт человека над самим собой, поскольку он является субъектом мыслящим. Это опыт, аналогичный тому, кото­рый субъект проделывает над самим собой, чтобы урегули­ровать свое моральное поведение. Это усилие, которое чело­век делает, чтобы осознать свои собственные умственные операции (а не только их результаты), чтобы видеть, связаны ли они между собой или противоречат друг другу, — писал Пиаже в своей ранней работе «Речь и мышление ребенка».

В этой мысли содержится зародыш того эпистемологи­ческого вывода из последних работ Пиаже, который стал уже психологическим требованием к новой педагогике. Для фор­мирования у ребенка подлинно научного мышления, а не простой совокупности эмпирических знаний, недостаточно проведения физического эксперимента с запоминанием по­лученных результатов. Здесь необходим опыт особого рода — логико-математический, направленный на действия и опе­рации, совершаемые ребенком с реальными предметами.

В своих ранних работах Пиаже связывал отсутствие об­ратимости мысли с эгоцентризмом ребенка. Но прежде чем обратиться к характеристике этого центрального явления, остановимся еще на одной важной особенности детской пси­хики — феномене эгоцентрической речи.

Пиаже считал, что детская речь эгоцентрична прежде все­го, потому, что ребенок говорит лишь «со своей точки зре­ния», и, самое главное, не пытается стать на точку зрения собеседника. Для него любой встречный — собеседник. Ребенку важна лишь видимость интереса, хотя у него, веро­ятно, есть иллюзия, что его слышат и понимают. Он не испы­тывает желания воздействовать на собеседника и действи­тельно сообщить ему что-либо.

Такое понимание эгоцентрической речи встретило много возражений (Л.С. Выготский, Ш. Бюлер, В. Штерн, С. Ай­зекс и др.). Пиаже учел их и попытался уточнить феномен, посвятив этому новую главу в третьем издании своей ранней работы. В этой главе Пиаже отметил, что причины противо­речивых результатов состоят в том, что в термин «эгоцент­ризм» разные исследователи вкладывали разный смысл, что результаты могут варьироваться в зависимости от социаль­ной среды, и большое значение для коэффициента эгоцен­трической речи (отношение эгоцентрических высказываний ко всей спонтанной речи ребенка) имеют связи, которые складываются между ребенком и взрослым. Вербальный эгоцентризм ребенка определяется тем, что ребенок говорит, не пытаясь воздействовать на собеседника, и не осознает раз­личия собственной точки зрения и точки зрения других.

Эгоцентрическая речь не охватывает всю спонтанную речь ребенка. Коэффициент эгоцентрической речи изменчив и зависит от двух обстоятельств: активности самого ребенка и типа социальных отношений, установившихся, с одной стороны, между ребенком и взрослым и, с другой стороны, между детьми-ровесниками. Там, где ребенок предоставлен самому себе, в спонтанной среде, коэффициент эгоцентричес­кой речи возрастает. Во время символической игры этот коэф­фициент более высок по сравнению с экспериментированием или работой детей. Однако чем младше ребенок, тем более затушевываются различия между игрой и экспериментирова­нием, что ведет к возрастанию коэффициента эгоцентризма в раннем дошкольном возрасте. Этим фактом объясняется, на­пример, различие результатов С. Айзекс и Ж. Пиаже.

Коэффициент эгоцентрической речи, как уже отмеча­лось, зависит от типа социальных отношений ребенка со взрослым и детей-ровесников между собой. В среде, где гос­подствуют авторитет взрослого и отношения принуждения, эгоцентрическая речь занимает значительное место. В среде ровесников, где возможны дискуссии и споры, процент эго­центрической речи снижается. Независимо от среды коэф­фициент вербального эгоцентризма уменьшается с возрас­том. В три года он достигает наибольшей величины — 75% от всей спонтанной речи. От трех до шести лет эгоцентрическая речь постепенно убывает, а после семи лет, по мнению Пиа­же, она исчезает.

Феномены, открытые Пиаже, разумеется, не исчерпывают всего содержания детского мышления. Значение эксперимен­тальных фактов, полученных в исследованиях Пиаже, состо­ит в том, что благодаря им открывается остававшееся долгое время малоизвестным и непризнанным важнейшее психоло­гическое явление — умственная позиция ребенка, определя­ющая его отношение к действительности.

Вербальный эгоцентризм служит лишь внешним вы­ражением более глубокой интеллектуальной и социальной позиции ребенка. Пиаже назвал такую спонтанную умствен­ную позицию эгоцентризмом. Первоначально он характери­зовал эгоцентризм как состояние, когда ребенок рассматри­вает весь мир со своей точки зрения, которую он не осознает; она выступает как абсолютная. Ребенок еще не догадывает­ся о том, что вещи могут выглядеть иначе, чем ему представ­ляется. Эгоцентризм означает отсутствие осознания соб­ственной субъективности, отсутствие объективной меры вещей.

Термин «эгоцентризм» вызвал ряд недоразумений. Пиа­же признал неудачность выбора слова, но, поскольку этот термин уже стал широко распространенным, он попытался уточнить его смысл. Эгоцентризм, по Пиаже, — это фактор познания, определенная совокупность докритических и, следовательно, дообъективных позиций в познании вещей, других людей и себя самого. Эгоцентризм — разновидность систематической и неосознанной иллюзии познания, форма первоначальной центрации ума, когда отсутствуют интел­лектуальная релятивность и реципрокность. Поэтому более удачным термином Пиаже позже считал термин «центра- ция». С одной стороны, эгоцентризм означает отсутствие по­нимания относительности познания мира и координации то­чек зрения. С другой стороны, это позиция неосознанного приписывания качеств собственного «Я» и собственной пер­спективы вещам и другим людям. Изначальный эгоцентризм познания — это не гипертрофия осознания «Я», а, напротив, непосредственное отношение к объектам, где субъект, игно­рируя «Я», не может выйти из «Я», чтобы найти свое место в мире отношений, освобожденных от субъективных связей.

Пиаже провел много разнообразных экспериментов, ко­торые показывают, что ребенок до определенного возраста не может стать на другую, чужую точку зрения. Наглядным примером эгоцентрической позиции ребенка служит экспе­римент с макетом из трех гор, описанный Пиаже и Инельдер. Горы на макете были разной высоты, и каждая из них имела какой-то отличительный признак: домик, реку, спускающу­юся по склону, снежную вершину. Экспериментатор давал испытуемому несколько фотографий, на которых все три горы были изображены с различных сторон. Домик, река и снежная вершина были хорошо заметны на снимках. Испы­туемого просили выбрать фотографию, где горы изображе­ны так, как он видит их в данный момент, в этом ракурсе. Обычно ребенок выбирал правильный снимок. После этого экспериментатор показывал ему куклу с головой в виде глад­кого шара без лица, чтобы ребенок не мог следить за направ­лением ее взгляда. Игрушка ставилась на другую сторону макета. Теперь на просьбу выбрать фотографию, где горы были изображены так, как видит их кукла, ребенок выбирал снимок, где горы были изображены так, как он их видит сам. Если ребенка и куклу меняли местами, то он снова и снова выбирал снимок, где горы выглядят так, как воспринимает их он со своего места. Так поступало большинство испытуе­мых дошкольного возраста.

В этом эксперименте дети становились жертвой субъек­тивной иллюзии. Они не подозревали о существовании дру­гих оценок вещей и не соотносили их со своей собственной. Эгоцентризм означает, что ребенок, представляя себе приро­ду и других людей, не учитывает свое объективное положе­ние как мыслящего человека. Эгоцентризм означает смеше­ние субъекта и объекта в процессе акта познания.

Эгоцентризм свойствен не только ребенку, но и взрослому там, где он руководствуется своими спонтанными, наивными и, следовательно, не отличающимися, по существу, от детских суждениями о вещах. Эгоцентризм — это спонтанная пози­ция, управляющая психической активностью ребенка в ее ис­токах; она сохраняется на всю жизнь у людей, остающихся на низком уровне психического развития.

Эгоцентризм показывает, что внешний мир не действует непосредственно на ум субъекта, а наши знания о мире — не простой отпечаток внешних событий. Идеи субъекта отчас­ти представляют собой продукт его собственной активности. Они меняются и даже искажаются в зависимости от господ­ствующей умственной позиции.

По мнению Пиаже, эгоцентризм — следствие внешних обстоятельств жизни субъекта. Однако отсутствие знаний — лишь второстепенный фактор в образовании детского эго­центризма. Главное — спонтанная позиция субъекта, в соответствии с которой он относится к объекту непосред­ственно, не учитывая себя в качестве мыслящего существа, не осознавая субъективности своей точки зрения.

Пиаже подчеркивал, что снижение эгоцентризма объясня­ется не добавлением знания, а трансформацией исходной позиции, когда субъект соотносит свою исходную точку зре­ния с другими возможными. Освободиться в каком-то отно­шении от эгоцентризма и его следствий — значит в этом от­ношении децентрироваться, а не только приобрести новые знания о вещах и социальной группе. По словам Пиаже, ос­вободиться от эгоцентризма — значит осознать то, что было воспринято субъективно, найти свое место в системе воз­можных точек зрения, установить между вещами, личнос­тями и собственным «Я» систему общих и взаимных отно­шений.

Существование эгоцентрической позиции в познании не предопределяет того, что наше знание никогда не сможет дать истинной картины мира. Ведь развитие, по Пиаже, — это смена умственных позиций. Эгоцентризм уступает мес­то децентрации, более совершенной позиции. Переход от эгоцентризма к децентрации характеризует познание на всех уровнях развития. Всеобщность и неизбежность этого про­цесса позволили Пиаже назвать его законом развития. Для того чтобы этот переход был возможен, нужен особый инст­румент, с помощью которого можно было бы связать факты между собой, осуществить децентрацию объектов по отно­шению к восприятию и собственному действию.

Если в развитии происходит смена умственных позиций, их трансформация, то что же движет этим процессом? Пиа­же считал, что к этому может привести только качественное развитие детского ума, т.е. прогрессивно развивающееся осознание своего «Я». Чтобы преодолеть эгоцентризм, необ­ходимы два условия: первое — осознать свое «Я» в качестве субъекта и отделить субъект от объекта; второе — координи­ровать свою собственную точку зрения с другими, а не рас­сматривать ее как единственно возможную.

Развитие знаний о себе возникает у ребенка, по мнению Пиаже, из социального взаимодействия. Смена умственных позиций осуществляется под влиянием развивающихся со­циальных взаимоотношений индивидов. Общество Пиаже рассматривает таким, как оно выступает для ребенка, т.е. как сумму социальных отношений, среди которых можно выде­лить два крайних типа: отношения принуждения и отноше­ния кооперации.

Отношения принуждения навязывают ребенку систему правил обязательного характера. Данный тип отношений ха­рактеризует, по Пиаже, общество, особенно в сфере отноше­ний ребенка и окружающих его взрослых. Это отношения одностороннего уважения: ребенок уважает мысль взросло­го, а взрослый воспринимает суждения ребенка как детские и наивные. Мысль взрослого вытесняет мысль ребенка. От­ношения принуждения не способствуют смене умственной позиции. Напротив, вследствие принуждения возникает реа­лизм моральный и интеллектуальный, появляются чисто внешние представления о правилах. Когда законы навязыва­ются ребенку взрослым, неизбежны суждения по внешнему впечатлению. Реальное столкновение между мышлением ребенка и окружающими его взрослыми выражается в систе­матическом искажении ребенком информации, сообщаемой ему взрослыми. Когда ребенок конструирует новое понятие, пользуясь языком взрослых, это понятие остается всецело детским, так как ребенок изменяет и ассимилирует его соот­ветственно своей умственной структуре. Социальные отно­шения между взрослыми и ребенком, особенно если они опираются на принуждение, не приводят к осознанию ребен­ком своей субъективности.

Для того чтобы осознать свое «Я», необходимо освобо­диться от принуждения, необходимо взаимодействие мне­ний. Это взаимодействие сначала невозможно между ребен­ком и взрослым, потому что неравенство слишком велико. Ребенок старается подражать взрослому и в то же время за­щищать себя от него, а не обмениваться мнениями. Только люди, считающие друг друга равными, могут осуществлять «развивающий» взаимный контроль. Такие отношения по­являются с момента установления кооперации среди детей.

Отношения кооперации строятся на основе взаимного уважения, которое возможно только между детьми-ровесни- ками. При кооперировании возникает потребность приспо­собиться к другому лицу. Столкновение своей мысли с чу­жой вызывает сомнение и необходимость доказательства. Благодаря установлению отношений кооперации происхо­дит осознание существования других точек зрения. Вслед­ствие этого формируются рациональные элементы в логике и этике. Пиаже считал установление этих отношений необы­чайно важным фактом. По его мнению, социальная жизнь создает необходимость логических норм.

Одно из важнейших понятий в системе психологических взглядов Пиаже — понятие социализации. По его мнению, термин «социальный» имеет два разных смысла. Существу­ют социальные отношения между ребенком и взрослым. Взрослый для ребенка — источник воспитательных воздей­ствий, он передает ему культуру общества. Ребенок воспри­нимает взрослого как источник специфически человеческих чувств. При таком понимании термина ребенок социален с самого начала.

Кроме этих отношений существуют социальные отноше­ния между самими детьми (отношения кооперации) и меж­ду ребенком и взрослым (отношения принуждения), кото­рые Пиаже связывает с социализацией. Будучи с самого начала существом социальным, ребенок социализируется только постепенно. Согласно Пиаже процесс социализации не рег­рессирует, а, наоборот, прогрессирует. Социальные отно­шения детей от 2 до 7 лет представляют собой минимум социализации. У ребенка еще не сформированы орудия со­циализации, он не осознает свое «Я», не координирует точ­ки зрения других людей со своей собственной. Для этого еще не сформированы соответствующий интеллектуальный ап­парат и моральные принципы.

В психологии известно другое понимание социализации, введенное в науку французской социологической школой: «социализация» как «очеловечивание» под влиянием воспи­тания, как «воздействие поколения взрослых на поколение молодых» (Э. Дюркгейм). Человек появляется на свет в качестве природного, асоциального существа. Воспитание, социализация создают в нем новое существо. Оно накла­дывается на биологическую природу человека, вытесняя свойственные ребенку как природному существу способы мышления. Для индивида такое воспитание выступает как давление, принуждение.

По Пиаже, социализация — это процесс адаптации к со­циальной среде, состоящий в том, что ребенок, достигнув определенного уровня развития, становится способным к сотрудничеству с другими людьми благодаря разделению и координации своей точки зрения и точек зрения других лю­дей. Социализация обусловливает решающий поворот в психическом развитии ребенка — переход от эгоцентричес­кой позиции к объективной.

Социальная жизнь, как ее понимает Пиаже, начинает иг­рать прогрессивную роль в развитии ума довольно поздно, лишь на тех этапах, когда складываются отношения коопера­ции. Только с установлением этих отношений Пиаже связы­вает овладение ребенком нормами поведения и мышления. Такой перелом в развитии наступает около 7—8 лет.

До этого периода взаимодействие субъекта с миром ве­щей и людей подчиняется законам, которые Пиаже описыва­ет в терминах биологического приспособления. Он прямо указывает, что корни умственных операций надо искать в биологии. Можно дать мышлению его истинное объяснение, считает Пиаже, анализируя отношения организма с его ок­ружением. Реальность, как она проявляется для ребенка, — продукт исходного взаимодействия между умом ребенка и окружающим его миром. Реальность, по Пиаже, или, точ­нее, — представление о реальности — конструируется интел­лектом.

Каждое внешнее влияние предполагает со стороны субъ­екта два дополняющих друг друга процесса: ассимиляцию и аккомодацию. Ассимиляция и аккомодация — корни двух антагонистических тенденций, которые проявляются, ког­да организм встречается с чем-то новым. Ассимиляция со­стоит в приспособлении объекта к субъекту, при котором объект лишается своих специфических черт («Ребенок — раб прямого восприятия»). Аккомодация, напротив, заклю­чается в приспособлении прежде сформировавшихся реак­ций субъекта к объекту с переходом к новым способам реагирования. По своим функциям эти процессы противо­положны.

На протяжении ранних стадий развития любая умствен­ная операция будет представлять собой компромисс между двумя тенденциями — ассимиляцией и аккомодацией. Пер­вичную ассимиляцию Пиаже называет деформирующей, потому что при слиянии нового предмета со старой схемой его черты искажаются, а схема благодаря аккомодации изме­няется. Антагонизм ассимиляции и аккомодации порождает необратимость мысли.

Когда ассимиляция и аккомодация начинают дополнять друг друга, мышление ребенка меняется. Переход от «реа­лизма» к объективности, реципрокности, релятивности ос­новывается на прогрессивном взаимодействии ассимиляции и аккомодации. Когда между двумя тенденциями устанавли­вается гармония, появляется обратимость мысли, освобож­дение от эгоцентризма. Любое логическое противоречие, с точки зрения Пиаже, это результат генетически существу­ющего конфликта между аккомодацией и ассимиляцией. Та­кая ситуация, по его мнению, биологически неизбежна.

Благодаря чему между ассимиляцией и аккомодацией устанавливается гармонический синтез? Они спонтанно свя­заны друг с другом с самого начала своего функционирова­ния, и если в течение долгого времени остаются антагонис­тами, то это происходит только под давлением внешней действительности и тех образов (слишком новых и слишком меняющихся), которые она беспрестанно поставляет мысли. По мере освоения действительности ассимиляция и аккомо­дация становятся все более координированными. Сначала согласованность этих двух процессов устанавливается как «механическая», которой еще предстоит превратиться в ло­гическую или моральную. Но для этого субъекту необходи­мо руководствоваться точными и сознательными суждени­ями об оценке, о норме, которые проявляются в условиях социализации мысли. Таким образом, по Пиаже, к биологи­ческим факторам на определенном и довольно высоком уровне развития присоединяются факторы социальные (в смысле «социализации»), и благодаря им у ребенка выраба­тываются логические нормы. После этого ребенок становит­ся «проницаемым для опыта», т.е. ассимиляция перестает быть деформирующей, эгоцентрической. С приобретением этой способности взаимодействие логического разума и са­мого опыта оказывается достаточным для дальнейшего ин­теллектуального развития.

Такова гипотеза о развитии интеллекта, которую Пиаже наметил в своих ранних работах. Но она представляет собой всего лишь один аспект в развитии интеллекта. Здесь изуча­ется, когда и при каких условиях ребенок начинает осозна­вать свою собственную субъективность, отделять субъект от объекта, находить место собственной точки зрения в систе­ме возможных других, понимать реципрокность и относи­тельность этих точек зрения. Это эволюция интеллекта в ас­пекте сознания.

В данной гипотезе наибольший интерес представляет первый в истории детской психологии экспериментальный анализ интеллектуальной позиции ребенка — его эгоцентри­ческой умственной позиции. Открытие эгоцентризма — пер­вое крупное достижение Пиаже в области детской психоло­гии. Оно принесло ему как ученому всемирное признание.

В автобиографии Пиаже писал, что, опубликовав свои первые работы, он не принял достаточных предосторожнос­тей, касающихся формы представления своих заключений, полагая, что их мало будут читать и послужат они, главным образом, в качестве документации для позднейшего синтеза, который будет адресован более широкой аудитории. Однако вопреки его ожиданиям эти работы читались и обсуждались так, как если бы были последним словом в данной области. «Этот неожиданный шумный прием заставил меня почув­ствовать некоторую неловкость, поскольку я вполне отдавал себе отчет, что все еще не организовал свои идеи и едва лишь приступил к их предварительному изложению... В молодос­ти не подозреваешь, что в течение долгого времени о тебе будут судить по первым работам и что только очень добро­совестные люди будут читать последующие», — писал Пиа­же впоследствии.

<< | >>
Источник: Обухова, Л. Ф.. Возрастная психология: учебник для бакалавров / Л. Ф. Об­ухова. — М.: Издательство Юрайт,2013. — 460 с. — Серия :Бакалавр. Базовый курс.. 2013

Еще по теме 5.3.Открытие эгоцентризма детского мышления:

  1. РЕФЕРАТ. ТЕОРИЯ МЫШЛЕНИЯ, ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЕ РАЗВИТИЕ, ЛОБНЫЕ ДОЛИ2018, 2018
  2. Открытые спортивные сооружения
  3. Открытый атриовентрикулярный канал (АВК)
  4. Открытый артериальный проток (ОАП)
  5. Реферат. История открытия витаминов0000, 0000
  6. РЕФЕРАТ. ИСТОРИЯ ОТКРЫТИЯ ВИТАМИНОВ2018, 2018
  7. РЕФЕРАТ. ОТКРЫТЫЕ ПОВРЕЖДЕНИЯ - РАНЫ 2017, 2017
  8. РЕФЕРАТ. История открытия и применение стволовых клеток2017, 2017
  9. Галотан и морфин при операциях на открытом сердце
  10. РЕФЕРАТ. ОТКРЫТЫЙ ПЕРЕЛОМ ГОЛЕНИ, ПЕРВАЯ МЕДИЦИНСКАЯ ПОМОЩЬ2018, 2018
  11. Парацетамол детский
  12. Парацетамол детский
  13. 6.6. ДЕТСКИЙ ПСИХОНЕВРОЛОГИЧЕСКИЙ ДИСПАНСЕР
  14. Глава 7. Неотложные состояния в детской неврологии
  15. РЕФЕРАТ. Ангиология в детской хирургии0000, 0000
  16. ДЕТСКИЙ НОЧНОЙ ЭНУРЕЗ
  17. Детский инфантильный пикноцитоз