<<
>>

9.3.Классические исследования подросткового возраста во второй половине XX в.

Во второй половине XX в. исследователи углубили пони­мание роли среды в развитии подростка, подтвердили важ­ность общества для конструктивного развития личности.

Так, Э. Эриксон, считавший подростковый возраст са­мым важным и наиболее трудным периодом человеческой жизни, подчеркивал, что психологическая напряженность, которая сопутствует формированию целостности личности, зависит не только от физиологического созревания, личной биографии, но и от духовной атмосферы общества, в кото­ром человек живет, от внутренней противоречивости обще­ственной идеологии.

Эриксон подробно проанализировал этот процесс в книге, посвященной религиозному реформатору XVI в. Мартину Лютеру. Характеризуя кризис идентичности Лютера, он под­черкивал, что детство его было крайне сложным и противоре­чивым. Атмосфера в доме была тяжелой, постоянно присут­ствовал страх разорения и физической гибели в рудниках. Взаимоотношения членов семьи тоже были непростыми. Ха­рактер отца Мартина Лютера был крайне деспотичным и не­устойчивым: вспышки гнева сменялись сентиментальнос­тью.

Мать, находясь в полном подчинении у отца, была подавленной и забитой женщиной, поэтому ее женские и материнские качества были выражены слабо, что не могло не повлиять на развитие личности Лютера и формирование его мировоззрения. Надо отметить, что описанные черты дет­ства были вполне типичны для многих бюргерских семей того времени. Отношение Лютера к отцу было глубоко амби­валентным, что выражалось в постоянном колебании между бунтом и подчинением. Пытаясь преодолеть внутреннюю зависимость от отца, Лютер в 22 года бросает Эрфуртский университет, где к тому времени уже стал магистром ис­кусств, и против воли отца уходит в монастырь. Но и в мона­стыре юноша не находит разрешения мучающих его вопро­сов, так как соблюдение монашеских обетов связало его новыми «цепями» зависимости.
К тому же внутренняя зави­симость от отца оставалась с ним. Но молодой Лютер нахо­дит способ решения своего конфликта, расширяя его вовне. Он разрешает свой личный конфликт с отцом через новый тип отношений — отношений с «Отцом Небесным». Отка­завшись от церковных авторитетов, Лютер провозгласил высшим критерием религиозный опыт каждого отдельного человека. Так, разрешение личного кризиса, результатом которого стало обретение собственной идентичности, совпав во времени с глубокими социальными противоречиями, до­стигло уровня нового религиозного мировоззрения. Рефор­мация стала идеологией новой эпохи. Такое совпадение индивидуального кризиса с кризисом историческим на оп­ределенных фазах своего жизненного пути, «если оно соче­тается с дальнейшим совершенствованием высокой личной одаренности, как раз и создает историческое “величие”, — писал Эриксон в книге «Молодой Лютер» (Эриксон Э., 1996).

Анализ биографий выдающихся людей, представленный в книгах Э. Эриксона, показывает, что каждый человек в пе­реходный период от детства к взрослости стоит перед про­блемами своего времени и должен совершить выбор. В этой связи Эриксон замечал, что без всякого смущения при лю­бом анализируемом материале проявил бы симпатию и эм­патию к молодому человеку, который относится к пробле­мам человеческого существования с точки зрения новейших идей своего времени. Он писал, что человек нуждается в но­вой идеологической ориентации так же сильно и остро, как он нуждается в воздухе и пище. Под идеологией Эриксон как психолог понимал бессознательную тенденцию, свойствен­ную человеку, подгонять в определенное время факты к иде­ям и идеи к фактам, чтобы создать картину мира, достаточ­но убедительную для поддержания чувства коллективной и индивидуальной идентичности.

Идентичность — одно из центральных понятий современ­ной психологии развития — многозначно по своему значе­нию. Существует несколько определений этого понятия.

Так, согласно словарному определению идентичность — это одинаковость, схожесть, тождество, единообразие.

В тео­рии Э. Эриксона идентичность — это чувство внутренней преемственности, константность самости в потоке постоян­ных временных изменений, метаморфоз личностного разви­тия. Это субъективное переживание: «Я тот же самый».

Другое его определение: идентичность — это самоопреде­ление себя на основе социокультурных норм и ценностей, носителями которых являются другие люди и социальные группы. Идентичность здесь — это итог социализации лич­ности, определение своего места в системе социальных отно­шений, которое можно выразить словами: «Я часть группо­вой общности».

Третье определение идентичности, встречающееся в ра­ботах некоторых авторов: идентичность — идеал саморазви­тия, критерий психического здоровья, поиск и открытие жизненного смысла своей индивидуальности, условие само­актуализации (А. Маслоу, X. Когут и др.).

Еще одно определение: идентичность — это итог согласо­вания двух линий развития личности — индивидуальной и социальной. Это гармония «Я-образа» и «Я, реализованно­го в социальной роли». Здесь существенное значение имеет подтверждение индивидуального варианта идентичности референтным окружением. Как пишет Э. Эриксон, только в том случае, если идентичность подтверждается другими, она реальна и для самого индивида. Или, другими словами: «Мы узнаем себя по отражению в зеркале, каковым являются дру­гие люди».

Наконец, последнее, но не окончательное определение. Идентичность — текущее переживание «Я-целостности», интегратор новообразований в самосознании.

По отношению к психологии подростка понятие «иден­тичность» включает в себя такие характерные черты этого возраста, как открытие, нахождение и подчеркивание свое­го «Я», самооформление, самоизображение, самооценка, са­монаблюдение, которые были выявлены и описаны исследо­вателями в первой половине XX в. Однако существенное различие состоит в том, что в настоящее время многими ав­торами подчеркивается не столько биологическая, сколько социокультурная детерминанта развития личности в подро­стковом возрасте.

Развивая идеи Э. Эриксона, американский психолог Дж. Марсиа (Марша) выделил четыре варианта развития идентичности в подростковом возрасте:

— неопределенная идентичность характеризуется тем, что человек еще не приобрел четких убеждений и не пережил кризис идентичности;

— предрешенная идентичность характеризуется тем, что подросток выбирает свой жизненный путь не самостоятель­но, а под влиянием других людей, чаще всего родителей;

— психосоциальный мораторий состоит в том, что подро­сток переживает кризис самоопределния и выбирает из мно­гочисленных вариантов развития свой собственный путь;

— зрелая идентичность означает, что кризис завершен и человек с полной ответственностью переходит к самореали­зации в практической деятельности.

В другой известной научной концепции — концепции Ж. Пиаже — в подростковом возрасте окончательно форми­руется личность, строится программа жизни. Для создания программы жизни необходимо развитие гипотетико-дедук- тивного, т.е. формального, мышления. Строя план своей бу­дущей жизни, подросток приписывает себе существенную роль в спасении человечества и организует свой план жизни в зависимости от подобной цели. С такими планами и про­граммами подростки вступают в общество взрослых, желая преобразовать его. Испытывая препятствия со стороны об­щества и оставаясь зависимыми от него, подростки посте­пенно социализируются. Только профессиональная работа способствует полному преодолению кризиса адаптации и указывает на окончательный переход ко взрослому состоя­нию.

В возрасте от 11 — 12 лет и до 14—15 лет возникает новая форма эгоцентризма. Пиаже назвал ее «наивным идеализ­мом» подростка, стремящегося к переустройству мира. Дос­тигнув формально-операциональной стадии в развитии мышления, подросток начинает рассуждать на основе гипо­тез и предположений не только о том, что есть на самом деле, но и о том, что только может быть. Он освобождается от конк­ретной привязанности к объектам, данным в поле восприя­тия, и начинает рассматривать мир с точки зрения того, как его можно изменить.

При этом он приписывает своему мыш­лению неограниченную силу, поэтому любые мечты не ка­жутся ему фантазией.

Как следует из сказанного, внимание Пиаже привлекала когнитивная сфера в развитии личности подростка. Разви­вая идеи Пиаже, американский психолог Д. Элкинд выявил новые аспекты подросткового эгоцентризма, в большей сте­пени затрагивающие развитие личности. Он заметил, что формальные операции наделяют подростков способностью к рефлексии и позволяют ему получать представление не только о собственном мышлении, но и о мышлении других людей. При этом подросток еще недостаточно хорошо разли­чает объекты, на которые направлено его собственное мыш­ление, и объекты, на которые направлено мышление других людей.

Из-за тех серьезных психофизиологических изменений, которые происходят с подростком в этом возрасте, он более всего интересуется собой. Соответственно он думает, что другие люди озабочены его поведением и внешним видом так же, как и он сам. Именно это убеждение Элкинд обозна­чает термином «воображаемая аудитория» и рассматривает его как одно из основных проявлений эгоцентризма в подро­стковом возрасте. Подросток настойчиво пытается предвос­хитить реакции других людей на самого себя. Однако эти предвосхищения зависят от того, как сам подросток отно­сится к себе. По его мнению, другие люди будут относиться к нему точно так же, как и он сам. В силу этих причин под­росток постоянно конструирует «воображаемую аудито­рию», центром внимания которой он сам и является. Поня­тие «воображаемая аудитория», по мнению Элкинда, позво-ляет объяснить такие феномены подросткового пове­дения, как стремление к уединению, нежелание открывать другому свои переживания, застенчивость и т.п. Поведение подростка является реакцией на ощущение, что он постоян­но находится перед критическим взором других людей. Аф­фект, особенно часто переживаемый подростком, — это стыд как проявление реакции на постоянное внимание со сторо­ны «воображаемой аудитории».

В то время как подростку не удается отличить предмет своего мышления от предмета мысли других, он очень хоро­шо дифференцирует собственные чувства.

Подросток оце­нивает себя и особенно свои чувства как нечто уникальное, особенное: только он может так страдать, любить, ненави­деть. Попытки многих родителей сблизиться со своими детьми отвергаются ими со словами: «Ты все равно не пой­мешь, что я чувствую!» Эту веру в уникальность своих пере­живаний в подростковом возрасте Элкинд назвал «личным мифом». «Личный миф» — это история, которую подросток рассказывает себе о себе же самом, но которая не является правдой. Элкинд считал «личный миф» вторым компонен­том эгоцентризма в подростковом возрасте. «Личный миф» наиболее ярко проявляется в подростковых дневниках, а также в тенденции к вере в личного Бога. По словам Элкин­да, стремление подростка к уединению и вера в свою исклю­чительность приводят к установлению отношений с Богом как доверенным лицом, к которому подросток обращается не с просьбой о подарках, как в более ранних возрастах, а за поддержкой и наставлением.

В дополнение к перечисленным проявлениям феномена эгоцентризма американский психолог Р. Энрайт ввел еще один компонент — «сфокусированность на самом себе». Эн­райт определяет его как общую подростковую тенденцию к сосредоточению внимания на своих чувствах и мыслях. За­слуга Энрайта состояла в том, что он разработал методику «Подростковый эгоцентризм-социоцентризм» (AES), позво­ляющую не только констатировать степень выраженности аффективно-личностных компонентов эгоцентризма, но и дать качественный анализ этого феномена на протяжении подросткового возраста. Адаптация и апробация этой мето­дики в нашей стране осуществлены в работах Т.В. Рябовой и Н.Н. Анненковой.

Многочисленные эмпирические исследования подростко­вого возраста можно сгруппировать по четырем основным направлениям: пубертатное развитие, когнитивное развитие, социализация, становление идентичности. (Кле М., 1991, Ремшмидт X., 1994, Райс Ф., 2000, Шеффер Д., 2003).

Исследователи отмечают неравномерность и неодновре- менность полового созревания мальчиков и девочек. Меня­ющийся образ тела оказывает влияние на становление в этом возрасте мужской и женской «родовой» идентичности, на осознание себя как представителя определенного пола.

Относительно познавательного развития неоднократно подчеркивается, что «подростковый возраст — это возраст пытливого ума, жадного стремления к познанию, возраст кипучей энергии, бурной активности, инициативности, жажды деятельности» (Кон И.С., Фельдштейн Д.И., 1996).

В процессе социализации в подростковом возрасте наблю­дается тенденция к освобождению от родительской опеки, постепенное вхождение в группу сверстников, установление отношений сотрудничества и конкуренции с партнерами обо­их полов. В общении со сверстниками подросток сталкивает­ся лицом к лицу с проблемами отношений с людьми, равны­ми себе, и осваивает этические нормы.

Исследования широкого круга проблем из жизни совре­менных подростков, включающих в себя одиночество, образ «Я», дружбу, отношения к противоположному полу, детско- родительские отношения, участие в широких социальных группах, показали, что различные проблемы достигают свое­го пика на разных стадиях подросткового возраста. Так, по данным Дж. Коулмена, гетеросексуальные отношения вызы­вают максимальное чувство тревоги в 11 лет, страх отверже­ния группой сверстников наиболее велик у 15-летних, а кон­фликты с родителями достигают своего максимума в 17 лет. Ко времени окончания школы подростки демонстрируют все большую обеспокоенность своим будущим. Таким обра­зом, разнообразные изменения в подростковом возрасте пе­реживаются не одновременно, что позволяет подростку по­степенно решать различные задачи, встающие перед ним на этом этапе жизненного пути.

<< | >>
Источник: Обухова, Л. Ф.. Возрастная психология: учебник для бакалавров / Л. Ф. Об­ухова. — М.: Издательство Юрайт,2013. — 460 с. — Серия :Бакалавр. Базовый курс.. 2013

Еще по теме 9.3.Классические исследования подросткового возраста во второй половине XX в.:

  1. РЕФЕРАТ. ГИМНАСТИКА ЖЕНЩИН ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ БЕРЕМЕННОСТИ2018, 2018
  2. Особенности организации занятий физической культурой и спортом в детском и подростковом возрасте (О.О. Лагода, 2003) [11] [12]
  3. ЭМОЦИОНАЛЬНЫЕ РАССТРОЙСТВА И РАССТРОЙСТВА ПОВЕДЕНИЯ,м НАЧИНАЮЩИЕСЯ ОБЫЧНО В ДЕТСКОМ И ПОДРОСТКОВОМ ВОЗРАСТЕ (F90- F98)
  4. ВТОРОЙ ПЕРИОД (1 1,5 иед)
  5. УЧЕНИЕ О ШОКЕ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XX в.
  6. Раздел второй. ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ ЗАБОЛЕВАНИЯ, ВЫЗВАННЫЕ ВОЗДЕЙСТВИЕМ ПРОИЗВОДСТВЕННОЙ ПЫЛИ
  7. РЕФЕРАТ. К ПРОБЛЕМЕ ОТГРАНИЧЕНИЯ НОВЫХ НЕЙРОЛЕПТИКОВ ОТ КЛАССИЧЕСКИХ. СОПОСТАВЛЕНИЕ КЛИНИЧЕСКОГО И НЕЙРОХИМИЧЕСКОГО ПОДХОДА2018, 2018
  8. Управління медичною справою (медико- санітарною допомогою, охороною здоров'я) в Україні (друга половина XVH-кінець XX ст.)
  9. Ж. Бержере.. Психоаналитическая патопсихология: теория и клиника/Пер. с фр. д-ра психол. наук, проф. А. Ш. Тхостова. Серия «Классический университетский учебник». Вып. 7— М: МГУ им. М. В. Ломоносова,2001.— 400 с., 2001
  10. Карпук, В. В.. Фармакогнозия : учеб. пособие / В. В. Карпук. — Минск: БГУ, 2011. — 340 с. — (Классическое университетское издание), 2011
  11. 43.5. Определение давности смерти путем исследования трупной флоры и фауны (энтомологические исследования)
  12. 3. Распределение лиц групп а, по возрасту и полу
  13. 37.2. Методика экспертизы по установлению возраста
  14. Возраст - зеркало болезни
  15. Распределение длины тела по возрасту у мальчиков, см
  16. Глава 37. Экспертиза установления возраста. 37.1. Общие положения
  17. Наиболее опасный возраст для начала тренировок
  18. ГУС у детей раннего возраста
  19. Регулирование труда работников, не достигших восемнадцатилетнего возраста