<<
>>

ОБМАН

Единственным недостатком описанных выше экспери­ментов является то, что они основаны на обмане. В этом отношении они похожи на исследования, проводимые Розенталем и его коллегами, в которых больным людям давали плацебо вместо настоящих лекарственных пре­паратов.

Многие могут возражать против этого по эти­ческим соображениям, да и сам я не в восторге от ис­пользования обмана как средства воздействия на ожи­дания людей. Но я считаю, что обман в данном случае оправдывается важностью поставленной задачи: уточ­нение влияния эффекта экспериментатора на ход прак­тических научных исследований. К этим эффектам от­носится и опасность самообмана.

Однако я считаю, что если бы подобный обман исполь­зовался более широко, то это способствовало бы форми­рованию самодисциплины. Если бы такие эксперименты давали интересные и значимые результаты, если бы даль­нейшие эксперименты стали проводиться в более широких масштабах и если бы все получаемые данные публикова­лись в общедоступных изданиях, студенты, вероятно, луч­ше осознавали бы, что преподаватели могут иногда их обманывать.

В этом случае они с большим скептицизмом относились бы к тому, что им сообщают об ожидаемых результатах опытов и, соответственно, были бы меньше подвержены воздействию ожидания. Если хорошо проду­манная практика подобного обмана заставит студентов более внимательно относиться к эффекту ожидания, вы­зовет более настороженное отношение к нему, это будет ценным вкладом в их научную подготовку.

Эффект от обмана, используемого в описанных выше экспериментах, может оказаться относительно слабым, поскольку ожидания, внушаемые студентам их преподавателями, будут восприниматься не очень вни­мательно и не станут их личными убеждениями. Ведь студенты просто выполняют обычную лабораторную работу, к результатам которой ни один из них не от­носится с достаточной серьезностью.

Профессиональ­ные исследователи, безоговорочно приверженные су­ществующим системам мировоззрения и озабоченные ростом карьеры и собственной репутацией, могут в гораздо большей степени оказаться подверженными эффектам ожидания; кроме того, они более склонны к самообману.

Было бы очень интересно выявить эффект ожидания в тех областях науки, в которых существует несколько систем воззрений, и особенно в ситуациях, когда каж­дая из сторон, приверженная собственной теории, по­лучает экспериментальные результаты в пользу имен­но своей теории. Можно было бы пригласить предста­вителей обеих сторон для обсуждения данных таких же экспериментов, проведенных в стандартных условиях на нейтральной территории, в какой-то третьей лабора­тории, сотрудникам которой доверяли бы все участни­ки дискуссии. Если бы были получены результаты, не соответствующие ожиданиям заинтересованных сторон, тогда эффект ожидания, включая его возможные паранормальные проявления, можно было бы тщатель­но изучать в реальной обстановке.

Эта идея могла бы послужить основой при создании исследовательского центра нового типа, сочетающего в себе изучение экспериментальных методов с некой по­среднической службой (возможно даже, организующей консультации для заинтересованных ученых).

Если выявится значительное воздействие эффектов ожидания, исследования необходимо будет продолжить и определить, какие именно факторы играют здесь ос­новную роль — обычные или паранормальные. Напри­мер, в четвертом эксперименте, если пристрастие про­является в изменении отношения доли мушек-мутантов к доли нормальных особей в популяции второго поко­ления гибридов, что соответствует ожиданиям экспери­ментаторов, в первую очередь следует проверить воз­можную необъективность при регистрации данных. Проверку можно поручить третьему участнику, кото­рый проведет изучение законсервированных мушек «вслепую», не зная, какая из них принадлежит к той или иной группе. Эта проверка могла бы показать, что эф­фект экспериментатора целиком и полностью объясня­ется неточным подсчетом.

С другой стороны, могло бы оказаться, что эта пристрастность оказала лишь частич­ное воздействие на конечный результат и что количе­ство мутантов и нормальных особей действительно нео­динаково в двух группах. Тогда следовало бы проверить возможность того, что экспериментаторы не были в достаточной мере объективными, то есть консервирова­ли и считали не всех мушек второго поколения, а толь­ко тех, которые соответствовали их ожиданиям. Если же выяснится, что это не так, изменение соотношения мутантов и нормальных особей в двух группах можно будет рассматривать как паранормальное воздействие на результаты эксперимента.

Для решения этого вопроса может потребоваться проведение нового эксперимента. Второй эксперимент мог бы стать повторением первого — за исключением того, что экспериментаторы могли бы исследовать только мушек второго поколения, а мушек первого поколе­ния в живом или законсервированном виде изучать только после того, как будут закончены все исследова­ния особей второго поколения. За мушками должны ухаживать только те люди, которые абсолютно не зна­ют целей эксперимента и не заинтересованы в его ре­зультатах. В том случае, если эффекты ожидания будут проявляться даже тогда, когда у экспериментаторов не будет ни малейшей возможности влиять на размноже­ние и развитие плодовых мушек каким бы то ни было известным способом, а результаты в обеих группах все-таки будут неодинаковыми, это можно будет объяснить паранормальным воздействием.

Возможное открытие трудноуловимого паранор­мального воздействия ожидания в традиционных обла­стях науки было бы шокирующим, если не сказать сен­сационным. Оно имело бы чрезвычайно серьезное зна­чение. Одним из наиболее важных его последствий было бы обязательное независимое подтверждение получае­мых данных, в уточнении которых и состоит суть экс­периментальных исследований. Научные данные счи­таются объективными только в том случае, если они подтверждаются другими независимыми учеными в ана­логичных экспериментах.

Но в новых и достаточно спорных областях науки подобное единодушие отсут­ствует, а как только оно достигается, результаты про­водимых экспериментов в основном соответствуют предсказанным заранее. Но в чем причина? Что так вли­яет на конечные данные? Является ли удивительная воспроизводимость результатов поводом для согласия на основе взаимного ожидания — или взаимные ожида­ния приводят к идентичным результатам испытаний, проводимых в различных лабораториях? Скорее всего, оба процесса воздействуют на исследователей параллельно. Но в случае обучения основную роль заведомо играет заранее согласованное представление о реаль­ности.

Студенты много времени проводят в лабораториях, выполняя практические задания, в ходе которых они должны провести стандартные испытания, демонстриру­ющие фундаментальные принципы господствующей си­стемы воззрений. Эти эксперименты всегда дают «пра­вильные» результаты, которые подтверждают давно ут­вердившуюся и ожидаемую картину. Тем не менее именно студенты иногда получают очень интересные данные. Я много лет занимался со студентами старших курсов и часто удивлялся большому разбросу данных, которые они получали в результате стандартных экспе­риментов. Разумеется, сильно отличающиеся результа­ты тут же объяснялись какими-то ошибками или нео­пытностью. Те студенты, которые раз за разом получа­ли «не те» данные, как будущие экспериментаторы считались бесперспективными. На экзаменах по прак­тическому использованию полученных знаний им при­ходилось хуже всех, и вряд ли они могли рассчитывать на успешную научную карьеру. И наоборот, состоявши­еся ученые, как правило, добивались успеха в процессе длительного обучения и отбора, постоянно демонстри­руя свою способность при проведении стандартных эк­спериментов получать ожидаемые результаты. Являет­ся ли этот успех следствием простого умения хорошо проводить опыты? Или же это реакция на трудноулови­мые знаки и подсознательная способность обнаружи­вать именно те данные, которые ожидаются в соответ­ствии с устоявшимися воззрениями?

<< | >>
Источник: Шелдрейк Р.. Семь экспериментов, которые изменят мир: Самоучитель пе­редовой науки / Пер. англ. А. Ростовцева — М.: ООО Издатель­ский дом «София»,2004. — 432 с.. 2004

Еще по теме ОБМАН:

  1. Административная ответственность
  2. Острый алкогольный галлюциноз с псевдошизофренной симптоматикой
  3. «Свобода от предубеждений»
  4. Мескалиновые психозы
  5. Абортивный вариант белой горячки
  6. Рецидивирующий алкогольный делирий
  7. Алкогольный делирий сшизофреноподобными включениями
  8. Абортивный вариант алкогольного параноида
  9. Психомоторное возбуждение при шизофрении
  10. Глава 8 ПЕТТИНГ (НЕККИНГ)
  11. Клиническая картина
  12. 1. Периодические депрессии