<<
>>

ИНГИБИТОРЫ ФОСФОДИЭСТЕРАЗЫ

Эмпирическое применение ингибиторов фосфодиэстеразы (ИФДЭ) группы метилксантинов, кофеина и теофиллина (растворимая форма — эуфиллин), хорошо известно, как и спазмолитиков с подобным же механизмом действия (папаверин, но-шпа и др.). Суть их действия состоит в продлении времени существования вторичного внутриклеточного медиатора — цАМФ, который дефосфорилируется ФЭД и превращается в аденозин. Последний частично дезаминируется внутри клетки, а частично выходит из нее и воздействует на специализированные аденозиновые рецепторы тканей, оказывая довольно сложное фармакологическое действие (расширение мелких коронарных и мозговых сосудов, артерий системы микроциркуляции, повышение тонуса бронхов, отрицательный инотропный эффект, снижение возбудимости нейронов и т.

п.). Роль аденозиновых рецепторов в физиологической регуляции и в патогенезе нарушений ряда функций сейчас подвергается интенсивному изучению. Метилксантины не только задерживают образование аденозина из АМФ и цАМФ, но и блокируют аденозиновые рецепторы.

Таким образом, ИФДЭ усиливают и удлиняют действие цАМФ, образующегося в кардиомиоцитах и синусном узле в результате активации аденилатциклазы эндогенными А и НА, т. е. потенцируют эффекты симпато-адреналовой системы, реализуемые через гормонозависимые бета-АР. Физиологическое действие цАМФ в гладкомышечных клетках (сосуды, бронхи, полые органы) по функциональной направленности противоположно миокарду и сопровождается не активацией, а их расслаблением. Одновременно (важно при анафилактическом шоке) тормозится выход медиаторов аллергии из тучных клеток и лейкоцитов.

Соответственно ИФДЭ обладают сложным спектром фармакологического действия, направленность которого в целостном организме зависит от тканевой специфичности препаратов и, вероятно, от разной чувствительности изоферментов ФДЭ к разным ингибиторам. Различия эти пока не нашли удовлетворительного объяснения. Кофеин, как известно, обладает слабым кардиостимулирующим действием, а активация им сосудосуживающего центра и секреции А преобладает над прямым спазмолитическим эффектом. Кардиотропные и спазмолитические свойства достаточно ярко выражены у эуфиллина, в связи с чем он иногда используется при лечении ОСН, не сопровождающейся падением уровня АД (сердечная астма) и анафилактоидных реакций. Побочные эффекты эуфиллина связаны с отсутствием тканевой специфичности и хорошо знакомы клиницистам (тахикардия, аритмии, уменьшение АД, судороги). Рассмотрение группы ИФДЭ можно было бы опустить, если бы не получение и внедрение в практику реаниматологии в последние годы принципиально новых ИФДЭ с явным преобладанием позитивного инотропного действия над остальными свойствами. Число их довольно стремительно растет.

Кардиотропные ИФДЭ, амринон (кордемкур), милринон, фе- ноксимон, сулмазон, пимобендан и др., относятся к производным бипиридина, бензимидазола и другим химическим классам. Наиболее изучены в эксперименте и клинике ампинон и милринон, на примере которых можно оценить перспективность препаратов данной группы в лечении шока.

Механизм действия этих препаратов (и других ИФДЭ группы) не ограничивается ингибированием ФДЭ в кардиомиоцитах и увеличением входа Са2+ в фазу возбуждения мембраны; по ряду данных они повышают сродство тропонина к Са2+ и активируют реаккумуляцию Са2+ саркоплазматической сетью и митохондриями, т. е. увеличивают и ускоряют обмен ионов кальция в разные фазы сердечного цикла.

Последний феномен, возможно, обязан активации Са2+ АТФ-азы мембран, осуществляющей обратный захват ионов, необходимый для расслабления кардиомиоцита. Этот механизм весьма важен для предупреждения накопления ионов кальция в цитозоле и перегрузки ими клетки с проявлениями кардиотоксического действия избытка Са2+ (повышение автоматизма и появление гетеротопных очагов возбуждения, особенно в пограничной с ишемической зоне, разобщение окислительного фосфорилирования, выход лизосомальных ферментов).

Положительное инотропное действие амринона и милренола сопоставимо с действием бета^-адреномиметиков и превосходит сердечные гликозиды по силе и скорости наступления эффекта. Оно сохраняется на фоне рефрактерности к гликозидам и бета- адреномиметикам, частично проявляется и на фоне бета-блокады. При внутривенном введении больным с ОСН разного генеза амринон (он лучше изучен клинически) быстро повышает СИ, индекс ударной работы левого желудочка, понижает КДДЛЖ, давление в легочной артерии и правом предсердии, «заклинивающее давление» в легочных капиллярах, ОПС. При этом частота сердечных сокращений обычно не изменяется, как и среднее АД, 02-запрос миокарда. Эффект препарата при введении в вену развивается через 5 мин и длится примерно час. Препарат хорошо резорбируется и после внутривенного введения может поддерживаться пероральным приемом (наступление эффекта через два часа, продолжительность 4-6 часов). Амринон обладает довольно большой терапевтической широтой, но при использовании в больших дозах может давать теофиллин-подобные реакции (уменьшение АД, тахикардии, аритмии), вызывать преходящую тромбоцито- пению. Есть сведения о высокой эффективности амринона у больных с ОСН различного генеза, однако опыт применения препарата при шоке недостаточен (Ward A. et al., 1983).

Применение инотропной терапии ОСН является вынужденной и весьма ответственной мерой. При недостаточной результативности лекарственной вазодилятации (является сейчас признанным методом лечения инфаркта миокарда и профилактики кар- диогенного шока) или при наличии к ней противопоказаний (низкий уровень АД и давления наполнения левого предсердия) прибегают к инотропным средствам. Если же с их помощью восстановить и удержать АД и МОК не удается, дополнительно назначают вазопрессорные вещества (НА и др.) или заменяют инотропное средство тем, которое при увеличении темпа вливания оказывает вазопрессорное действие (дофамин, добутамин). Состояние функции сердца и гемодинамики, приводящее к необходимости вазопрессорной терапии, говорит о значительной вероятности неблагоприятного прогноза.

Принципы выбора и применения инотропных средств требуют некоторых комментариев.

1. Рациональная фармакотерапия предполагает мониторный контроль за уровнем АД, СИ (МОК), давлением в легочной артерии, ЦВД, ЧСС и правильностью ритма сердца.

2. Опорными критериями гемодинамики, в значительной мере свидетельствующими о создании условий для восстановления и поддержания МОК на эффективном и безопасном (с минимумом вероятных осложнений) уровне, являются: поддержание АДср на уровне 75-85 мм рт. ст. (при АДср = 70 мм рт. ст. резко падает коронарная перфузия, усугубляется ишемия миокарда и растет зона некроза); поддержание давления в легочной артерии на уровне 16-18 мм рт. ст. (при давлении свыше 20 мм рт. ст. и низком МОК легко развивается отек легких); поддержание ЧСС на уровне 80-100 в 1 мин (у 30-40 % больных с кардиогенным шоком развивается брадикардия, требующая введения индивидуальных доз атропина (0,4-0,8 мг), ЦВД — на уровне, обеспечивающем достаточный, но не избыточный венозный возврат — 10-15 мм вод.

ст., МОК — по возможности выше 2,5 л/мин.

3. В процессе терапии ОСН рациональным считается сочетание вазодилятаторных средств с инотропными и смена последних в зависимости от динамики патологического процесса и текущего состояния кровообращения. Обоснования к выбору инотропного средства вытекают из их частной характеристики.

4. Наряду с терапией, направленной на восстановление нарушенных функций системы кровообращения, используются средства, корригирующие электролитный, кислотно-основной баланс, а также препараты, улучшающие энергетический обмен и способствующие восстановлению структуры сердца.

Эффективность применения и вазодилятаторных средств (разгрузка сердца) и, тем более, инотропных и вазопрессорных средств имеет свои временные границы. Молодые пострадавшие с шоком любого (не кардиогенного) генеза, у которых ОСН не связана с тем или иным органическим поражением сердца и имеет обычно преходящий характер, хорошо поддаются кардиотропной фармакотерапии и лучше переносят ее, в том числе такое сильное кардиостимулирующее средство, как изопротеренол, с увеличением ЧСС при необходимости до 120-130 в мин. После устранения ОСН в ходе лечения шока может встать вопрос о предупреждении ее рецидива в постшоковом периоде. Разгрузочная терапия препаратами типа празозина или каптоприлом и применение сердечных гликозидов (средний темп фазы насыщения) считаются наиболее оправданными и безопасными. С той же целью на протяжении 5—7 дней могут использоваться ИФДЭ типа амринона.

Наиболее трудную проблему составляет лечение и профилактика ОСН и кардиогенного шока при инфаркте миокарда. Все исследователи подчеркивают, что наибольшие шансы на успех имеет фармакотерапия, начатая в первые 3-4 ч после появления первых симптомов инфаркта. Безуспешность фармакотерапии является показанием к применению внутриаортальной баллонной контрапульсации либо неотложного хирургического лечения. При лекарственной терапии инотропными и особенно вазопрессорными средствами возникает достаточно сложный узел про- илем. Усиление сократительной работы сердца и повышение нагрузки на пораженный орган (рост ОПС, тахикардия) — высокая, но неизбежная цена такой терапии для сердца. Вместе с тем, уменьшение МОК и диастолического АД сопровождается (при среднем АД = 70 мм рт. ст. и ниже) критическим ухудшением коронарного кровотока, углублением гипоксии и расширением зоны некроза миокарда, а также другими симптомами нарушения функции системы кровообращения — прежде всего расстройствами мозгового кровотока и выделительной функции почек. Поэтому восстановление диастолического АД и МОК и удержание их в оптимальных и безопасных границах покрывает увеличение 02-за- проса миокарда при инотропной терапии и вынужденном введении вазопрессоров, если ЧСС и АД не превосходят названные выше критерии. В первые часы инфаркта миокарда до формирования зоны необратимого повреждения волокон в ответ на введение инотропных средств вовлекаются не только здоровые участки левого желудочка, но отчасти и поврежденная ткань. При этом формирование очага некроза может все же ускоряться, а его размеры расти за счет пограничной зоны.

Искусство кардиолога состоит в выборе и удержании наиболее экономного и рационального режима инотропной и вазопрессорной терапии. Основная сократительная работа левого желудочка ложится все же на здоровые участки мышцы (а по прошествии 2-3 ч только на них), что ведет к неравномерности сокращений, а при избыточной стимуляции или значительном росте ОПС — к возможности образования аневризмы желудочка, разрыва стенки, отрыва папиллярной мышцы и другим тяжелым последствиям. Именно поэтому во всех случаях, где состояние гемодинамики позволяет это сделать, предпочтение отдается сегодня разгрузочному лечению вазодилятаторами и диуретиками быстрого действия, а при необходимости — их сочетанию с правильно выбранными и точно дозируемыми инотропными препаратами (Geddes J. et al., 1978; Lollegen H. et al., 1987; Balakumara K., Hugenholtz P. G., 1986; Resnkov 1., 1983).

<< | >>
Источник: Мазуркевич Г. С., Багненко С. Ф.. Шок:Теория, клиника, организация противошоковой помощи/— СПб.: Политехника2004. 2004

Еще по теме ИНГИБИТОРЫ ФОСФОДИЭСТЕРАЗЫ:

  1. Ингибиторы бета-лактамаз
  2. ИНГИБИТОРЫ ПРОТЕОЛИЗА
  3. Детоксикация с использованием ингибиторов
  4. ИНГИБИТОРЫ ТРАНСКРИПЦИИ И РЕПЛИКАЦИИ
  5. Схемы, основанные на ингибиторе протеазы
  6. ИНГИБИТОРЫ СИНТЕЗА БЕЛКА
  7. Ингибиторы моноаминоксидазы (ИМАО)
  8. 2/ антихолинэстеразные средства (ингибиторы холинэстеразы),
  9. Ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента
  10. ИНГИБИТОРЫ СИНТЕЗА КЛЕТОЧНОЙ СТЕНКИ
  11. ИНГИБИТОРЫ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ КЛЕТОЧНОЙ МЕМБРАНЫ