<<
>>

2.3. Стимулирование инновационной деятельности в медицинских организациях

Стимулирование инновационной деятельности в медицинских организациях должно рассматриваться в контексте общей политики поддержки инноваций, которую сегодня реализуют многие страны.

Государства предлагают широкий спектр мер, направленных на создание и распространение новых технологий в различных секторах экономики, и часть этих мер может быть доступна, в том числе и медицинским организациям. В данном разделе внимание будет уделено налоговому стимулированию, механизмам содействия созданию государственно-частных партнерств, а также поддержке специальных организаций, чья деятельность направлена непосредственно на стимулирование инновационной активности среди организаций, работающих в различных секторах экономики.

2.3.1. Налоговое стимулирование процесса внедрения новых технологий

Налоговое стимулирование является традиционным и широко распространенным способом стимулирования инновационной деятельности в различных сферах экономики. Разнообразные льготы позволяют уменьшить уже начисленный налог, снизить налогооблагаемую базу, перенести сроки уплаты налога, изменить условия амортизации оборудования и т.

д.

Налоговые льготы по расходам на исследования и разработки.

Традиционно налоговые льготы предоставляются по расходам на исследования и разработки (ИР). По данным Дж. Варда [Warda, 2006], в 2006 г. 20 из 30 стран ОЭСР предлагали налоговые льготы по расходам на ИР. Поскольку многие из стран ОЭСР используют определение ИР на основе руководства Фраскати

[8]

, медицинские учреждения, осуществляющие исследовательскую и научную деятельность, могут воспользоваться данными льготами по расходам на ИР.

Кроме того, в некоторых странах клинические испытания специально относят к расходам, попадающим под действие налоговых льгот.

Например, в Канаде, согласно определению, данному Таможенным и налоговым агентством (

The Canada Customs and Revenue Agency

– CCRA), в соответствующем документе (An Information Guide to the Scientifi c Research and Experimental Development Tax Incentive Program T4052 E) приводятся виды ИР, которые подлежат налоговому стимулированию: изменение продуктов, создание новых или совершенствование имеющихся материалов, процессные инновации, разработка программного обеспечения, клинические испытания новых лекарственных препаратов и медицинского оборудования. Отметим, однако, что льготы по расходам на ИР в большинстве стран предоставляются при уплате налога на прибыль, и потому не могут быть использованы медицинскими учреждениями, не имеющими прибыли, к которым относятся первые три группы медицинских учреждений (см. раздел 2.1). Таким образом, распространение данной льготы на медицинские учреждения ограничено.

Помимо традиционного налогового стимулирования расходов на ИР, все чаще в мировой практике встречаются и другие виды налоговых льгот:

• налоговое стимулирование расходов на обучение и повышение квалификации работников;

• налоговое стимулирование расходов на программное обеспечение;

• налоговое стимулирование расходов на патентно-лицензионную деятельность;

• налоговая поддержка отдельных вспомогательных организаций.

Налоговое стимулирование расходов на обучение и повышение квалификации работников.

Многие страны предлагают разные льготы организациям, осуществляющим расходы на обучение/пере обучение/повышение квалификации персонала, поскольку инвестиции в образование положительно влияют на инновационную деятельность компаний. Чаще всего к расходам на обучение относят непосредственно стоимость программ обучения, оплату услуг обучающего персонала, оплату расходных материалов, аренду помещений для обучения и специального оборудования. Наиболее распространенный инструмент стимулирования – единовременное списание расходов на себестоимость. Несмотря на то что эффект от программ обучения долгосрочный, 17 из 18 стран ОЭСР, обследованных в работе Варда [Warda, 2006], допускают 100 %-ное списание расходов на обучение в текущем периоде.

Льготы по налогу на прибыль (Австрия, Испания, Корея, Франция, Япония) или по налогу на фонд оплаты труда (Нидерланды) в отношении расходов на обучение персонала применяют только в перечисленных странах. Однако в некоторых других странах (например, в Мексике) отдельные виды расходов на обучение персонала относят к расходам на ИР, и потому они также могут подпадать под налоговые льготы. В США льготы по расходам на обучение не предусмотрены на федеральном уровне, однако в некоторых штатах (Алабама, Аризона, Колорадо, Кентукки, Миссисипи, Огайо, Южная Каролина и Вирджиния) на региональном уровне действуют соответствующие льготы. Так же как и в случае с расходами на ИР применение данной меры возможно лишь при наличии прибыли у медицинских организаций.

Налоговое стимулирование расходов на программное обеспечение.

По данным ОЭСР [OECD, 2006a] программное обеспечение (ПО) выступает наиболее динамичным сегментом информационно-коммуникационных технологий, однако в секторе здравоохранения оно развивается медленнее, чем в других секторах экономики. Не удивительно, что все чаще обсуждают меры, в том числе и налоговые, которые могли бы способствовать развитию информационно-коммуникационных технологий, в первую очередь – меры по стимулированию применения программного обеспечения. Его получение медицинской организацией может осуществляться по-разному: самостоятельная разработка, покупка стандартного программного обеспечения, заказные программные средства и т. д. Способ получения значительно влияет на то, какими налогами будут облагаться расходы на программное обеспечение, и соответственно, какие по ним будут предусмотрены льготы. В общем виде выделяют льготы, предусмотренные для самостоятельной разработки и покупки программного обеспечения. Для медицинских учреждений более характерен последний способ.

Практически во всех странах затраты на программное обеспечение капитализируются и амортизируются. Ставка, по которой они могут быть списаны, зависит от типа и способа использования программного обеспечения.

Если полезный срок использования программ ного обеспечения менее года, расходы на его приобретение могут быть списаны в течение текущего года. Аналогично, если цена программного обеспечения не превышает установленного порога, расходы на его приобретение также могут быть списаны в текущий период. Анализ налоговой политики 23 стран ОЭСР [Warda, 2006] показал, что практически единственным инструментом, стимулирующим покупку ПО, выступает ускоренная амортизация. В девяти странах (Австралия, Великобритания и Канада, Дания, Греция, Мексика, США, Финляндия, Франция) разрешено 100 %-ное списание расходов на ПО, однако не на все виды программного обеспечения. Это прежде всего относится к стандартному программному обеспечению, полезный срок использования которого достаточно короток. В Великобритании, например, он ограничен двумя годами. Другие страны устанавливают предельные сроки ускоренной амортизации (от двух до пяти лет) при равномерном начислении износа. Страны, использующие метод снижения остатка, предлагают повышенные нормы амортизации для ее ускорения. Например, в Швейцарии установлена 40 %-ная норма амортизации по расходам на программное обеспечение, в Канаде – 45 % для расходов на системное программное обеспечение, в Норвегии – 30 %, в Великобритании – 25 %.

Налоговое стимулирование расходов на патентно-лицензионную деятельность.

В целом специальные налоговые льготы в отношении расходов на патенты и лицензии в странах ОЭСР не применяются. Однако в некоторых странах допускается включение расходов на патенты и лицензии в состав расходов на ИР или расходов на инвестиции в капитальные активы, что позволяет применять к ним соответствующие налоговые льготы. Кроме того, в отдельных странах разрешено применение схем амортизации, стимулирующих приобретение патентов и лицензий.

Несмотря на то что льготами при продаже/приобретении патентов и лицензий могут воспользоваться организации, получающие прибыль, в последние годы распространение получают схемы, стимулирующие

бесплатную передачу патентов

.

Данные схемы призваны стимулировать распространение инноваций в некоммерческом секторе.

Лидером по использованию схем, связанных с дарением патентов, является США. Налоговые вычеты, которые допускаются в этом случае, имеют ряд ограничений. Во-первых, вычеты из налогооблагаемой базы дарителя патента не могут превышать 10 % налогооблагаемой базы. Во-вторых, пользоваться данным вычетом можно, только если патент передается исследовательским университетам или другим некоммерческим организациям, занимающимся ИР.

До недавнего времени получалось, что чем выше стоимость патента, тем большую величину вычета может получить даритель. Это привело к тому, что, по данным Американской внутренней службы по доходам (

Internal Revenue Service

), стоимость подаренных патентов значительно завышалась. Чтобы избежать завышения стоимости, в США в 2005 г. был принят закон (American Job Creation Act), согласно которому была введена новая процедура оценки реальной стоимости интеллектуальной собственности. Теперь налоговый вычет определяется доходом, полученным от интеллектуальной собственности (патента) после дарения. В течение двух лет (начиная с года дарения или следующего года) разрешается 100 %-ный вычет стоимости патента из налогооблагаемой базы дарителя. В последующие годы допустимый размер вычета ежегодно уменьшается на 10 % (90 %, 80 % и т. д.), пока не достигнет 10 % стоимости патента на 11-й или 12-й год (в зависимости от выбранного года начала пользования льготой).

В других странах также действуют некоторые налоговые стимулы при дарении объектов интеллектуальной собственности. Например, в Австрии возможны налоговые вычеты (не более 10 % из суммы годового дохода), однако они применяются только в том случае, если патент подарен определенным организациям, таким как Академия наук Австрии, университеты, некоммерческие организации и т. д. В Мексике налоговые вычеты предоставляются дарителю при условии, что патенты были переданы только тем организациям (промышленным предприятиям, университетам, исследовательским организациям), которые включены в Национальный реестр научно-технологических институтов.

Таким образом, общие налоговые инструменты стимулирования медицинских организаций даже в развитых странах ограничены. Это связано с тем, что многие медицинские организации являются некоммерческими либо государственными, и потому возможность использования льгот по корпоративному налогу на прибыль для них отсутствует. Тем не менее они могут получать дополнительные стимулы к инновациям за счет использования льготных процедур амортизации и бесплатного получения патентов/лицензий наравне с организациями других сфер экономики.

2.3.2. Развитие государственно-частного партнерства

Законодательство большинства стран мира позволяет объединять ресурсы государственного и частного секторов. Сегодня стимулирование инновационной деятельности за счет развития государственно-частного партнерства

(

ГЧП) рассматривается как один из важнейших инструментов развития многих секторов экономики в странах ОЭСР, в том числе и здравоохранения.

Формы ГЧП, встречающиеся в сфере здравоохранения, многообразны. Они различаются по многим показателям, например по степени распределения рисков, обязательств партнеров, продолжительности и т. д. Традиционно различают ГЧП, связанные с передачей части прав (от государственного сектора к частному, или наоборот) на уже существующие объекты, и ГЧП, возникающие для создания новых объектов (

Greenfield projects

). Примером ГЧП первого типа является передача в управление частного сектора уже существующих больничных учреждений, лабораторий, служб экстренной медицинской помощи и т. д. Тогда как во втором случае возможно, например, участие частного сектора в строительстве новой больницы и (или) ее инфраструктуры с последующим управлением.

ГЧП в здравоохранении распространено во многих странах. Более того, в отдельных странах (Великобритании, Италии, Канаде, Франции и т. д.) именно на сферу здравоохранения приходится львиная доля всех проектов, реализуемых в рамках ГЧП. В Великобритании из 352 проектов ГЧП 123 были реализованы в сфере здравоохранения [Айрапетян, 2009]. В других странах также реализуются проекты ГЧП в здравоохранении. В развивающихся странах и даже в беднейших странах мира ГЧП также активно используется в здравоохранении.

Например, ГЧП в Индии осуществляется в следующих сферах: эпидемиологический надзор; закупка и распространение лекарственных средств в крупных объемах; медицинская помощь при беременности с повышенным риском; национальные программы по борьбе с различными заболеваниями; социальный маркетинг; управление центрами первой медицинской помощи; создание частных медицинских организаций (банков крови, аптек); совместные предприятия; заключение контрактов с третьими лицами; образование в области медицины; привлечение к работе консультантов, являющихся представителями частного сектора; платные клиники; льготные контрольные талоны; саморегулирование; инвестиции в исследования и разработки; телемедицина; кооперативные общества в здравоохранении; аккредитация [Глобальная бизнес-коалиция…, 2007].

Многие страны, не имеющие возможности выделять значительные государственные средства на финансирование медицинской помощи, активно используют ГЧП. Д. Димовска и др. [Dimovska et al., 2009] анализируют несколько примеров успешных ГЧП в здраво охранении развивающихся стран. Авторы показывают, что ГЧП позволяет внедрять современные технологии для повышения доступности медицинской помощи и улучшения ее качества. Например, благодаря ГЧП Shasthya Sena (Сила здоровья), основанному в Бангладеш в 2008 г., удалось создать платформу для повышения квалификации врачей (по данным на 2008 г., только 18 % деревенских докторов могли правильно назначать лечение). Цель программы – снижение вреда от неправильного лечения, поэтому благодаря сотрудничеству частного и государственного секторов были созданы специальные бесплатные курсы для врачей, сеть для профессионального общения и система мониторинга.

Другой пример ГЧП – программа World Health Partners в Индии, которая была направлена на развитие системы медицинской помощи в сельских районах. Благодаря программе в деревнях были созданы медицинские сети, объединенные в районные сети. В каждой деревне сельский доктор становится для жителей организатором доступа к четырем видам медицинской помощи: аптекарские услуги, местный медицинский пункт, телемедицинская помощь и клиника в ближайшем городе. Работа этой четырехкомпонентной системы требует согласованных действий всех участников, за что и отвечает созданное ГЧП.

В 2005 г. в Индии было создано ГЧП Life Spring Hospitals Private Limited, которое работало со 146 больницами. Данная организация занимается внедрением в практику клинических стандартов и протоколов лечения, сертифицирует больницы по стандартам ISO 9001:2000, что позволяет улучшить медицинские показатели и увеличить прибыль клиник, при одновременном снижении издержек.

Во многих странах (Австрия, Бельгия, Великобритания, Дания, Нидерланды, Новая Зеландия, Франция) создают ГЧП в целях развития инновационной инфраструктуры, сетей, объединяющих научный потенциал исследователей из различных центров, университетов, больниц, и ассоциаций [OECD, 2004]. Такие ГЧП представляют собой площадки для общения всех заинтересованных участников инновационной деятельности. Рассмотрим некоторые примеры.

Для улучшения обмена информацией между медицинскими организациями и расширения доступа к информации в здравоохранении в штате Миннесота в США создана специальная электронная сеть по обмену информацией, которая соединила докторов, госпитали и научные центры штата. Данная сеть объединила ресурсы (денежные, организационные и информационные) частных и государственных организаций. Такая информационная сеть позволяет получить мгновенный доступ всех участников (частных и государственных компаний) к информации по каждому больному в экстренных ситуациях или при обычном лечении. Она позволяет обмениваться информацией о последних достижениях медицины, новом опыте и т. п.

Другой пример инновационных сетей – сообщества Фарадея в Великобритании (Faraday Partnerships), представляющие собой альянсы различных организаций и институтов, включающих исследовательские и технологические организации, университеты, профессиональные институты, торговые ассоциации и фирмы. Изначально сообщества Фарадея возникали в различных областях экономики при совместном участии (финансовом и организационном) государственного и частного секторов. Позднее некоторые из сообществ стали полностью частными, другие продолжают работать при поддержке государства. В частности, в здравоохранении на базе сообщества Фарадея «Медицинское оборудование» (Medical Devices) действует сеть «Здравоохранение и медицина» (Healthcare and Medicines Knowledge Transfer Network) при поддержке Исследовательского совета по биотехнологиям и биологическим наукам (

The Biotechnology and Biological Sciences Research Council

– BBRSC). Сеть объединяет как частных, так и государственных участников. Цель ее деятельности – содействие инновациям и внедрению новых технологий в здравоохранении за счет трансфера знаний.

С помощью модели ГЧП создаются специализированные информационные центры, библиотеки, электронные базы данных, проводятся семинары, лекции, публикуется специализированная литература.

Таким образом, применение ГЧП в сфере здравоохранения распространено в большинстве стран мира, независимо от уровня их благосостояния. Даже если изначально целью создания ГЧП не было содействие внедрению новых технологий, они как минимум стимулируют применение организационных инноваций.

2.3.3. Поддержка специальных организаций и проектов, содействующих инновационной деятельности

Традиционно государственная поддержка сферы ИР была направлена на содействие созданию продуктовых инноваций

[9]

, тогда как поддержка процессных инноваций

[10]

стала осуществляться значительно позже. В теории инноваций выделяют маркетинговые и организационные инновации. К маркетинговым инновациям относятся внедрение новых маркетинговых подходов, включающих существенные изменения в дизайне продукта или его упаковки, в размещении продукта, продвижении или ценообразовании. Примером маркетинговых инноваций в здравоохранении является введение семейных карт, предоставляющих скидки на медицинские услуги каждому дополнительному члену семьи. Организационные инновации означают внедрение новых организационных процессов ведения бизнеса, организации рабочих мест или внешних отношений. Примером организационных инноваций в медицине можно считать удаленные методы диагностики с использованием телемедицины. Организационные и маркетинговые инновации могут быть не менее значимыми для здравоохранения, чем инновации продуктовые и процессные, поскольку экономят время и деньги пациентов и медицинского персонала, однако их поддержке до недавнего времени уделялось недостаточно внимания.

В связи с этим в последние годы

расширяется спектр организаций, попадающих в поле зрения политики поддержки инноваций

, проводимой в странах ОЭСР. Растет понимание того, что эффективность инновационной деятельности во многом зависит от сотрудничества с консалтинговыми компаниями, специализирующимися на той или иной инновационной деятельности и оказывающими услуги организациям, занимающимся научной и инновационной деятельностью. Деятельность таких консалтинговых компаний (

Knowledge-Intensive Service Activities

– KISA) охватывает широкий круг услуг, в том числе консультации по управлению и менеджменту, оказание услуг в области телекоммуникаций и информации, правовую и финансовую поддержку, а также деятельность по продвижению и маркетингу.

В исследовании ОЭСР [OECD, 2006b] подчеркивается, что консалтинговые компании играют важную роль в инновационном процессе. Они могут быть источником инноваций, в том случае если инициируют инновационную деятельность в клиентских компаниях, кроме того, облегчать инновационные процессы, если таковые имеют место, или внедрять инновации по просьбе обращающихся к ним организаций. Спектр услуг, оказываемых данными организациями, широк. Они могут заниматься стратегическим планированием и консультированием в области ИР, содействуют оптимизации управленческих процессов, затрагивающих различные подсистемы внутри организации, помогают организациям ориентироваться в правовом поле и регулирующих режимах, облегчают взаимодействие, обмен опытом, размещение ресурсов через формальные и неформальные сети пользователей и т. д.

Роль консалтинговых компаний в инновационном процессе зависит от отрасли, а также от стадии инновационного цикла. Исследование, проведенное в девяти странах ОЭСР (Австралия, Дания, Финляндия, Ирландия, Япония, Корея, Новая Зеландия, Норвегия и Испания), включало анализ вспомогательных организаций в четырех ключевых отраслях, в том числе в здравоохранении [OECD, 2006b]. Результаты исследования показали, что вспомогательные организации положительно влияют на инновационную деятельность компаний, прибегающих к их услугам. В то же время многие организации, потенциально нуждающиеся в их услугах, рассматривают возможность обращения за консультацией как недоступную роскошь. Статистические исследования показывают, что к услугам вспомогательных организаций чаще прибегают компании, располагающие значительными ресурсами и большим инновационным потенциалом. Осознавая потенциальный спрос на деятельность таких организаций и их роль в инновационных процессах, авторы исследования [Ibid.] подчеркивают необходимость государственной поддержки вспомогательных организаций. Роль государства видится в стимулировании спроса, предложения и качества предоставляемых ими услуг. В табл. 2.6 приведены примеры мер государственной поддержки, способствующей развитию вспомогательных организаций, стимулирующих инновации.

Таким образом, здравоохранение рассматривается как одна из сфер услуг, для которой, наравне с прочими, необходимо создать условия для более активного привлечения специальных организаций, способствующих инновационному развитию. Данные меры особенно полезны государственным организациями, которые не могут в полной мере использовать налоговые льготы и участвовать в создании ГЧП.

Помимо специальных организаций, государства осуществляют

поддержку специфических программ/проектов, направленных на стимулирование инноваций

в разных секторах экономики, в том числе в здравоохранении.

Во многих программах государственной поддержки в той или иной форме фиксируется приоритет поддержки коммуникации между участниками процесса внедрения новых технологий (врачами и другими медицинскими работниками, пациентами, медицинскими организациями, компаниями-инноваторами, агентствами/ведомствами). Обобщенные характеристики ожиданий и потребностей каждой из категорий данных участников представлены в табл. 2.7.

Таблица 2.6.

Государственная политика, поддерживающая организации, способствующие внедрению инноваций

Источник

: [OECD, 2006b, p. 8].

Таблица 2.7.

Ключевые участники процесса внедрения новых технологий в здравоохранении

Источник

: [Omachonu, 2010].

Следует отметить, что рассмотрение широкого круга экономических агентов в качестве полноправных участников процесса внедрения новых технологий характерно сегодня для программ и проектов, осуществляемых во многих сферах экономики. При их реализации применяют разные механизмы поддержки, направленные на стимулирование взаимодействия как в рамках какой-то одной из групп участников, так и между несколькими/всеми (потенциальными) участниками процесса. Если говорить о здравоохранении, то важно, что пациент становится таким же объектом государственной политики, как другие участники процесса внедрения новых технологий.

Типичным примером здесь выступают проекты, содействующие развитию инноваций, ориентированных на конечных пользователей. В ряде стран в последнее время предпринимались специальные меры, направленные на стимулирование внедрения технологий, которые бы отвечали потребностям пациента.

Одной из первых стран, сделавших инновации, ориентированные на пользователей, национальной политикой, стала Дания [Rotnes, Staalesen, 2009]. Интересно, что сфера здравоохранения не была выделена в отдельную приоритетную область, а являлась составной частью более широкой национальной стратегии. На государственном уровне в Дании были выделены средства на развитие инноваций, ориентированных на конечных пользователей. Ежегодный бюджет данной программы составил 100 млн датских крон. Программа была рассчитана на четыре года – с 2007 по 2010 г. Руководство программой осуществляла Администрация по предпринимательству и строительству (

Danish Enterprise and Construction Authority

– DECA), которая входит в состав Министерства экономики Дании. В рамках данной программы были выделены три основных направления: 1) сферы, в которых бизнес имеет определенные заделы; 2) межотраслевые проблемы, затрагивающие социальные аспекты и имеющие высокий рыночный потенциал; 3) сфера общественного сектора, в которой жители взаимодействуют с государством. Было реализовано несколько проектов в здравоохранении. Например, были инициированы проекты в области удаленного обслуживания пациентов посредством новых средств, здорового питания в госпиталях, достойной жизни в пожилом возрасте, здоровых дорог, развития информатики и интерактивных технологий в здравоохранении. Кроме того, были реализованы два проекта, непосредственно направленные на стимулирование внедрения новых технологий в медицинских организациях.

Согласованный с пациентами курс

. Задача данного проекта, длившегося с 2007 по 2010 г., с бюджетом 5,8 млн датских крон, состояла в том, чтобы создать курсы для пациентов, которые бы помогали получению и обмену информацией между пациентами и работниками сферы здравоохранения. Данный проект стартовал с организации встреч между работниками университетского госпиталя Оденс и пациентами, страдающими такими заболеваниями, как рак, диабет, заболевания сердечно-сосудистой системы. Помимо упомянутого госпиталя Оденс в проекте участвовали еще восемь учебных и медицинских организаций, а также частные компании. Проект был в большей степени направлен на улучшение организации работы медицинских подразделений, а не на создание новых технологий, однако поскольку в проекте участвовали и частные компании, в конечном счете предполагалась и разработка новых продуктов [Rotnes, Staalesen, 2009].

Инвалидность – ресурс знаний для новых технологий

(бюджет – 6 млн датских крон на два года). Поскольку как инвалиды, так и люди, помогающие им в жизни (медицинский персонал, члены семьи), часто сталкиваются с многочисленными проблемами при пользовании вспомогательными средствами и просто обычными продуктами и услугами, проект был нацелен на активное участие конечных пользователей в обсуждении и оценке новых технологий, а также в систематизации накопленного опыта и его документировании. Пользователи были объединены в несколько групп, работа с которыми помогала частным компаниям получить знания о потребностях и ожиданиях пользователей. Проект проводился под эгидой Института Александры и в сотрудничестве с 18 другими участниками из разных секторов экономики [Ibid.].

В Норвегии в декабре 2008 г. был утвержден первый программный документ по инновационной политике – Белая книга «Инновационная и устойчивая Норвегия», в которой один из разделов был посвящен инновациям в общественном секторе. В 2009 г. Министерство здравоохранения и социальных дел инициировало реформу здравоохранения. Одновременно совместно с Министерством промышленности и торговли была принята 10-летняя программа, направленная на развитие инноваций, отвечающих потребностям пациентов. На программу было выделено 150 млрд норвежских крон [Rotnes, Staalesen, 2009]. Региональные подразделения данных министерств также стали разрабатывать планы действий в целях развития инноваций, ориентированных на пациентов и повышение эффективности взаимодействия между местными органами власти, госпиталями и пациентами. Для реализации программы была создана специальная организационная структура, которая способствовала взаимодействию предпринимателей, клиник, университетов, консалтинговых и прочих организаций по вопросам внедрения и использования новых медицинских технологий, а также социальная сеть Innomed, объединившая субъектов, заинтересованных в их внедрении: производителей, медицинских работников, университеты, пациентов, а также государственные органы управления здравоохранением.

В Швеции создано инновационное агентство Vinnova, которое реализует две программы, непосредственно направленные на стимулирование инноваций, ориентированных на нужды пациентов. Одна из программ носит название «Новые инструменты для здоровья». Ее цель состоит не только в проведении исследований в области медицины, но и содействии распространению знаний о новых технологиях между поставщиками медицинских услуг, коммерциализации и изучению сигналов о потребностях/решениях проблем в сфере медицины и ухода за пациентами от людей, занимающихся этими проблемами ежедневно. Вторая программа «Инновации для будущего здоровья» направлена на выявление коммерческого потенциала результатов научных исследований и их применения в здравоохранении. Программа рассчитана до 2013 г., а ее бюджет составляет 600 млн шведских крон [Ibid.].

В заключение отметим, что многие меры государственного стимулирования здравоохранения, применяемые в зарубежных странах, могут быть использованы и в России. В частности, уже сегодня законодательство нашей страны позволяет организовывать государственно-частные партнерства в сфере здравоохранения, есть возможности для организации специальных программ, поддерживающих организации, занимающиеся внедрением новых технологий, в том числе и в сфере услуг.

Многие меры, применяемые за рубежом для стимулирования внедрения новых технологий в здравоохранении, нельзя назвать исключительными, напротив, они доступны организациям и других секторов. Поэтому при разработке механизмов поддержки новых технологий в России необходимо учитывать и возможность участия в них организаций, работающих в сфере здравоохранения. Кроме того, как показывает зарубежный опыт, государства осуществляют поддержку и частной медицины, и этот опыт также должен быть учтен при разработке российской политики в сфере здравоохранения.

<< | >>
Источник: Коллектив авторов. Внедрение новых технологий в медицинских организациях. Зарубежный опыт и российская практика.2013. 2013

Еще по теме 2.3. Стимулирование инновационной деятельности в медицинских организациях:

  1. 2.3. Стимулирование инновационной деятельности в медицинских организациях
  2. 2.3.3. Поддержка специальных организаций и проектов, содействующих инновационной деятельности
  3. 3.4. Внедрение новых медицинских технологий в государственных и муниципальных медицинских учреждениях. 3.4.1. Субъекты инновационной деятельности в медицинских учреждениях
  4. 3.5.3. Субъекты инновационной деятельности
  5. 3.5. Внедрение новых медицинских технологий в частных медицинских организациях. 3.5.1. Метод исследования
  6. Закон “О медицинском страховании граждан в Российской Федерации”. Этапы его внедрения. Организация работы и лицензирования медицинских учреждений
  7. 3.5.7. Интегральные характеристики процесса внедрения новых медицинских технологий в частных медицинских организациях
  8. 7.1. Оценка деятельности организации
  9. ГЛАВА 7Оценка Эффективности деятельности организации и управления
  10. 3.5. Внедрение новых медицинских технологий в частных медицинских организациях
  11. 3.4. Сущность, виды, этапы контроля деятельности организации
  12. 2.3. Деятельность руководителя. Функции и организация работы заведующего аптекой