Йога дона Хуана Матуса и других индейских духовных Вождей

Наиболее подробно о высших методах духов­ной работы среди исконно коренных жителей аме­риканских континентов мы знаем благодаря вели­колепным книгам Карлоса Кастанеды. Ценность в этих книгах представляют именно его беседы с мексиканским индейцем-Нагвалем — Хуаном Ма­тусом или, как Его называл Кастанеда, доном Хуа­ном.

Книги Кастанеды издавались в интервале между 1966 и 1987 гг. Ещё существует книга Ноэла «Обозрение Кастанеды», где собраны интервью с Кастанедой. [36]

Следует отметить, что в своих книгах Кас­танеда описывает период общения с доном Хуа­ном Матусом, длившийся примерно три десятка лет. За это время развивался не только Кастане­да, но и Сам дон Хуан. То есть, по книгам Кастане­ды можно видеть и ранний, и поздний личный ду­ховный поиск дона Хуана, включавший и ошибки. Поэтому духовную концепцию данной Школы сле­дует видеть не в том, что говорил и делал дон Ху­ан на протяжении этих десятков лет, а в том, к че­му Он пришёл к концу своей земной жизни.

Более подробно мы об этом рассказывали в книгах Бог говорит. Учебник религии и Классика духовной философии и современность.

Но сейчас нас интересует именно то, в чём состояла методологическая концепция Школы.

... Итак, вселенная состоит из двух «парал­лельных» миров, которые называются тональ (то есть, мир материальных предметов) и нагваль (многомерный именно нематериальный мир).

Мы общаемся с миром материи через так на­зываемое «первое внимание» — то внимание, ко­торое обеспечивается органами чувств физическо­го тела.

Для того же, чтобы познать нагваль, требуется развить «второе внимание», то есть, ясновидение.

Есть ещё и «третье внимание», при помощи которого постигается Творец, включая Его Прояв­ление, о Котором дон Хуан говорил, как об Огне.

Человек, решивший претендовать на Бессмер­тие, должен сначала стать духовным «охотником». Но не тем охотником, который убивает дичь, а охот­ником за знаниями, идущим «тропой сердца» — то есть, бережливым, любящим и Землю, и твари, на­селяющие её.

Пройдя стадию «охотника», он мог затем стать духовным «воином» — то есть, тем, кто «выслежи­вает» Силу (то есть, на языке той индейской Шко­лы, — Бога), стремясь «прокрасться» к Ней и по­знать Её.

Дон Хуан учил Кастанеду и других Своих уче­ников, в основном, водя их по пустыне и горам — в натуральных условиях прямого общения с мно­гообразным окружающим миром.

После освоения учениками основ этики и мудрости Он приступал к обучению их психоэнер­гетическим методикам.

После проведения подготовительной рабо­ты — следовал этап деления биоэнергетического кокона, окружающего тело каждого из нас, на две части: верхний и нижний «пузыри восприятия». Почему «пузыри»? — Потому, что эти части коко­на видны ясновидящим наподобие плаватель­ных пузырей некоторых рыб. Почему «восприя­тия»? — Потому, что из них можно воспринимать соответственно тональ или нагваль.

Деление кокона на два «пузыря восприятия» рассматривалось как важный переходный рубеж перед дальнейшими этапами психоэнергетическо­го совершенствования. Причём надо было освоить концентрацию сознания в обоих «полюсах» разде­лённого кокона.

Дальнейшая работа ведётся по развитию ниж­него «пузыря». Но это — лишь после должного утон­чения сознания или, как это называлось в Школе Хуана Матуса, после очищения светимости кокона.

То есть, приёмы утончения сознания, как и во всех других развитых духовных Школах, в Школе Хуана Матуса предшествовали масштабной «крис­таллизации» сознания.

Благодаря утончению сознания и работе с ниж­ним «пузырём восприятия», включая освоение Ни- родхи, ученики приходили в состояние Нирваны (хо­тя этот санскритский термин им был незнаком). Вна­чале они осваивали статический вариант Нирваны в Брахмане, затем динамический — когда «скрис- таллизованное» сознание активно действует в тон­ких эонах. И в этом состоянии можно коснуться со­знанием любого существа в пределах Земли и во­круг неё, нужно лишь иметь информацию об этом существе.

Состояние Ниродхи, известное во всех разви­тых Школах буддхи-йоги, дон Хуан обрисовывал опять же в специфичных для Его Школы эндеми­ческих терминах. Речь здесь шла о «накате». То есть, ученикам объяснялось, что существуют по­стоянно накатывающиеся на все живые существа энергетические волны, от которых мы защищены своими коконами. И есть возможность использо­вать силу этих волн, чтобы переноситься с их по­мощью в неведомые миры. (Эти неведомые миры — суть иные пространственные мерности). Чтобы это произошло, надо было позволить волнам «на­ката» затопить кокон. Тогда человек превращался в «ничто», исчезало его «я».

И только после достижения состояния исчез­новения в Брахмане оказывалось возможным по­знать Ишвару — и исчезнуть в Нём навсегда, по­бедив свою смерть, то есть, влиться во вселен­ского Бога-Силу.

* * *

А теперь рассмотрим более подробно кон­кретные методы работы Школы Хуана Матуса — те, которые подробно описаны Кастанедой и ко­торые мы можем приложить к себе.

Их можно разбить на две группы: подготови­тельные и основные.

Первым из подготовительных методов явля­ется перепросмотр. Это — суть то же самое по­каяние, которое присутствует и в основных рели­гиозных направлениях. Ученикам надо было — пре­имущественно в условиях «затвора» на протяже­нии нескольких дней — вспомнить все ошибки в своей жизни и пережить те ситуации заново, но уже правильно. Для того, чтобы у учеников было больше «личной заинтересованности» в этой очень трудной работе, им объяснялось, что при перепро- смотре они возвращают себе затраченную в не­верных эмоциональных реакциях и поступках энер­гию. Результат покаянной работы от такой хитрости не страдал, ибо ведь главная её задача — освоить этически правильные формы реагирования, научить­ся не грешить — при должном усердии достигалась.

Ещё нужно было уничтожить ощущение соб­ственной важности и ощущение жалости к себе — как те качества, которые приводят к наиболь­шим потерям человеком энергии. Ведь если некто ощущает себя этаким важным, а кто-то другой по­сягает на эту важность неуважительным отношени­ем, то такой человек реагирует эмоциональными выбросами обиды, гнева и т.д. При этом-то и раст­рачивается интенсивно и напрасно энергия орга­низма.

Интересный и поучительный факт биографии Кастанеды: когда его ученичество в Школе дона Хуана закончилось, он и его ближайшая спутница Горда — несмотря на то, что Кастанеда после из­дания своих книг стал миллионером и они могли бы вести беззаботную в материальном отношении жизнь, — несмотря на это — они нанялись под чу­жими именами прислугой в богатый дом и терпели там унижения от грубости и коварства других слуг. Они пошли на это, чтобы уничтожить в себе пол­ностью ощущение собственной важности, чтобы стереть в своей памяти свою личную историю — ради обретения смиренномудрия. Ибо всё, что про­исходит с духовным воином на физическом плане, как сформулировал сам Кастанеда, — НЕ ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЯ, важно лишь СОСТОЯНИЕ СОЗНАНИЯ.

Это всё ведь действительно не имеет боль­шого значения — в сравнении с поставленной пе­ред собой Высшей Целью! А что имеет принципи­альное значение — так это умение быть ничем, уме­ние НЕ ЗАЩИЩАТЬСЯ, когда кто-то несправедлив ко мне, но БЫТЬ ЗАЩИЩЁННЫМ, — так учил дон Хуан. А СОСТОЯНИЕ ЗАЩИЩЁННОСТИ возникает тогда, когда «меня нет», а есть только Бог.

Ещё одним из важнейших подготовительных элементов работы в Школе Хуана Матуса была расчистка тоналя, что в этике индуистской йоги называется исполнением апариграхи.

Мы уже говорили о мудрой способности дона Хуана доходчиво объяснять сложнейшие философ­ские принципы на натуральных жизненных приме­рах. Так Он поступил и в этот раз, объясняя дан­ный принцип Своим ученикам.

Однажды Он собрал учеников, взял мешок, в него свалил радиоприёмник, магнитофон и всякие прочие предметы, которые набрал в доме одного из них, взвалил этот мешок ему на спину, на спину другого ученика взвалил стол — и повёл всех в горы. Посреди долины Он велел поставить стол, высыпал на него содержимое мешка. Затем Он от­вёл учеников в сторону и предложил ответить: что они видят?

Они начали говорить, что они видят радиопри­ёмник... и так далее, и так далее...

Тогда дон Хуан подошёл к столу и смахнул с него все предметы. Посмотрите ещё раз и ска­жите, что вы видите? — сказал Он. Тогда-то они только и поняли дона Хуана: Он хотел, чтобы они увидели не только предметы на столе, но и сам стол, а ещё более того — пространство вокруг стола и под ним. А предметы на столе, привлекая к себе внимание, мешали сделать это.

Так Он показал ученикам, что, ради познания нагваля, а затем и Бога, надо расчистить тональ вокруг себя.

Тут, может быть, уместно вспомнить пример исполнения того же принципа в истории христи­анства: некоторые монахи оставляли в своих кель­ях, кроме икон и нескольких книг, только гроб, в котором и спали, чтобы заодно ещё постоянно пом­нить о смерти, которая подгоняет памятью о себе, заставляет тех, кто о ней помнят, торопиться в сво­их духовных усилиях.

Ещё дон Хуан учил разрушать шаблоны мате­риальной жизни, например, склонность к неукос­нительному соблюдению режима дня. Для чего? — Для обретения свободы. Разрушение неразум­ных шаблонов поведения, мышления, реагирова­ния, привитых воспитанием и традициями, — долж­но в итоге привести к «потере человеческой фор­мы», то есть, к состоянию, когда человек научает­ся действовать не рефлекторно или потому, что так принято, а в соответствии с объективной целесо­образностью.

«Потеря человеческой формы» — не кратко­временный механический акт, как фантазировали некоторые ученики дона Хуана, а длительный про­цесс, сопровождающий постепенное сближение че­ловека с Богом. Завершение этого процесса про­исходит тогда, когда подвижник научается смот­реть глазами Творца на все те ситуации, в кото­рых оказывается его тело.

Но достижение «потери человеческой фор­мы» вовсе не означает, что человек начинает вес­ти себя в обществе «не так, как все». Ведь, во- первых, неизбежные конфликты с другими людьми помешали бы ему делать его главное де-

ло. Во-вторых, поведение, принимающее «вызы­вающие» формы, во многих случаях являлось бы нарушением главного закона объективной эти­ки — непричинения вреда другим существам. По­этому ученикам Школы предписывалось испол­нять общепринятые нормы поведения, иногда втайне посмеиваясь над ними и играя в так на­зываемую «контролируемую глупость».

Иллюстрируя это, дон Хуан однажды потряс Кастанеду тем, что снял обычную индейскую оде­жду и обрядился для поездки в город в безупреч­ный европейский костюм!

И ещё в связи с этим дон Хуан учил говорить с другими людьми на том языке, который те люди понимают. Так, однажды Он и Кастанеда сидели на скамейке возле католического храма и увиде­ли, как две ещё не пожилые дамы, выйдя из храма, слишком уж нерешительно намеревались спус­титься по нескольким ступенькам. Тогда дон Хуан элегантно подскочил к ним, помог сойти и напут­ствовал, что, если им когда-нибудь, не дай Бог, случится упасть, то — чтобы они ни в коем слу­чае, упав, не двигались, пока не прибудет врач! Да­мы были искренне признательны Ему за этот со­вет.

Следующий важнейший методический приём — это память о собственной смерти.

Большинство людей нашего времени приуче­но отгонять от себя мысли о своей смерти. И даже тогда, когда мы сталкиваемся с фактами ухода из земной жизни других людей, мы отнюдь не стре­мимся представить и себя на их месте. Мы убеж­даем себя, что, если со мной такое и случится, то лишь очень нескоро.

И если вот каждый из нас сейчас спросит се­бя: «Когда я умру?», — то получатся весьма отда­лённые даты. Хотя теоретически ведь каждый зна­ет, что люди умирают во всех возрастах.

А дон Хуан предлагал представить себе, что персонифицированная смерть каждого из нас — все­гда с нами. И если быстро оглянуться через левое плечо, то можно заметить её — как мелькнувшую тень. Смерть и сейчас сидит на одной циновке с тобой и ждёт твоей ошибки, говорил Он Кастанеде. И никто не знает, когда он умрёт, в какой момент. Поэтому у нас не должно оставаться незаконченных дел.

Процитирую, по переводу Василия Максимо­ва, эти замечательные слова дона Хуана о смер­ти, ибо это — одна из лучших Его теоретических разработок:

«Как может чувствовать себя кто-то столь важ­ным, когда мы знаем, что смерть преследует нас?

Когда ты неспокоен, то следует спросить со­вета у своей смерти. Необъятное количество ме­лочей свалится с тебя, если твоя смерть сделает тебе знак и если ты заметишь отблеск её или если просто у тебя появится ощущение, что твой компаньон здесь и ждёт тебя!

Смерть — это... мудрый советчик, которого мы имеем!... Надо спросить совета у смерти и от­бросить проклятую мелочность, которая свойст­венна людям, проживающим жизнь так, как если бы смерть никогда не тронет их!

Если ты не помнишь о своей смерти, то вся твоя жизнь будет только личным хаосом!

(Духовный воин) знает, что смерть подгоняет его и не даёт ему времени прилипнуть к чему-ли­бо... И, таким образом, с осознанием своей смер­ти... и с силой своих решений — воин размечает свою жизнь стратегически; ... и то, что он выби­рает, — стратегически всегда самое лучшее; и по­этому он выполняет всё со вкусом и страстной эффективностью!

Жизнь для воина — это упражнение в страте­гии.

Без осознания смерти — всё обычно, триви­ально. Только потому, что смерть подкараулива­ет нас, мир является неизмеримой загадкой!

У тебя осталось мало времени и совсем не осталось для ерунды. Отличное состояние! Я бы сказал, что лучшее, на что мы способны, проявля­ется тогда, когда мы прижаты к стене, когда мы ощущаем меч, занесённый над головой. Лично я не хотел бы, чтобы было иначе.»

Ещё один важнейший пункт работы с учени­ками — это овладение ментальной паузой или, как ещё говорят, остановкой внутреннего диалога (пер­вый термин лучше, ибо ведь кроме внутренних ди­алогов бывают ещё и внутренние монологи).

Это — совершенно необходимое условие для овладения нагвалем. Потому, что нагваль осваива­ется путём медитации, а медитация, как хорошо сфор­мулировал Раджниш, есть состояние «не-ума». То есть, для того, чтобы погружаться в нагваль, надо научиться останавливать, выключать на время ум.

С целью освоения ментальной паузы дон Ху­ан применял, в том числе, психоделики. Но сразу же отметим, что, во-первых, дон Хуан применял этот метод лишь в самом начале их совместной рабо­ты, а потом сам от него отказался. Во-вторых, Кас­танеда впоследствии жаловался, что, хоть он и глу­бочайше благодарен дону Хуану за всё, сделанное им, но, тем не менее, его (Кастанеды) печень и по­ныне в рубцах. Так что подражать в использова­нии психоделиков (они же — наркотики) категори­чески не следует, тем более, что в нашем распоря­жении есть иные, гораздо более эффективные и полностью безвредные способы освоения ментальной паузы.

... Отмечу ещё один уникальный приём, ко­торый был разработан в данной Школе предшест­венниками дона Хуана, — это преднамеренное вза­имодействие с людьми-тиранами. Приём исполь­зовался, чтобы отработать безупречность воина, то есть, способность соблюдать этические прин­ципы и выдерживать стратегию объективно обос­нованного поведения именно в экстремальных ситуациях. Когда-то и сам дон Хуан был послан Его учителем работать к свирепому надсмотрщику-ти- рану. В Мексике такие были редкостью, и найти та­кого считалось среди духовных воинов большой удачей.

... Теперь перечислим методы именно психо­энергетической работы, применявшиеся в Школе до­на Хуана:

Первое — очищение внутренней светимости (то есть, утончение сознания).

Второе — использование мест силы — энер­гетически значимых для человека зон, в частнос­ти, благоприятных для освоения тех или иных ме­дитаций.

Третье — «сновйдение», которому в работе Школы уделялось очень большое внимание. Что это такое? Многие, прочитав книги Кастанеды, без­успешно пытаются приспособить для таких трени­ровок ночной сон. Нет, этого делать не надо. «Сно- вйдение» — это аналог слова «медитация». Прос­то, из-за незнания общепринятых в других странах терминов — индейцам приходилось подбирать свои слова для обозначения некоторых ключевых при­ёмов, явлений и объектов духовной практики. Так родился и термин «сновйдение», поскольку меди­тативные образы действительно могут иметь иног­да сходство с образами сновидений.

Специальные тренировки в «сновйдении» по­зволяли ученикам — в том числе, отделившись от тела, бегать по стенам, лазать по энергетическим лу­чам («линиям мира») и т.д.

Четвёртое — обучение действию в экстрема­льных магических ситуациях, умышленно создава­емых руководителем. Для этого использовались этические пороки учеников. Например, если в ком- то ещё была готовность к корыстному нападению на других людей, то ему предлагалась (заведомо для руководителя проигрышная) магическая схват­ка, которая оказывалась полезной для всех её уча­стников.

Пятое — ещё применялся приём смещения «точ­ки сборки» (то есть, сконцентрированного в той или иной части пространства сознания практикующего) за счёт энерговоздействия руководителя (это на­зывалось «удар Нагваля»; слово Нагваль в этом значении — человек-лидер, овладевший нагвалем и способный активно действовать в нём и из него).

Шестое — практика медитативного выравни­вания энергетических «эманаций» внутри кокона — по внешним «эманациям» высших пространствен­ных мерностей.

Седьмое — работа с хара (нижним дань-тяном), развивающая именно силовой аспект сознания.

Восьмое — использование «олли» (то есть, духов). Это делалось в двух вариантах.

Первый — это «приручение» духов, которые должны были, по замыслу, становиться помощни­ками и защитниками мага. Такие «олли» были у до­на Хуана и Его друга дона Хенаро в начале Их ду­ховного поиска.

Но следует предостеречь, что это — ошибоч­ная и чрезвычайно опасная установка, которой ни в коем случае не следует пытаться подражать. Кста­ти, и сами Хуан и Хенаро со временем оставили это занятие.

Второй вариант работы с «олли» — это охота за ними. Не будем особо удивляться тому, что та­кая тенденция появилась среди индейцев, живу­щих в постоянном общении с дикой природой.

Итак, ученикам объяснялось, что в какой-то мо­мент им обязательно придётся встретиться с неким «олли» в человеческом мужском облике, который вызовет на поединок. В этом поединке можно про­играть, поддавшись страху, но можно и победить. В последнем случае человек приобретает силу то­го духа.

И ученики готовились к такой схватке, кото­рая могла состояться в любой момент, воспитывая в себе алертность (то есть, собранность) и другие необходимые каждому бойцовские качества.

На основе этой учебной игры ученики, в част­ности, проводили работу по развитию нижнего «пу­зыря восприятия».

шими теоретическими и практическими разработ­ками Учения.

Дон Хуан выделял три раздела: а) искусство сталкинга (или, по-английски, стокинга), б) искусст­во намерения и в) искусство сознания.

В истории рассматриваемой индейской духо­вной традиции искусство сталкинга первонача­льно заключалось в том, чтобы пройти, прокрасть­ся незамеченными — между непонимающими тебя людьми (то есть, людьми, находящимися на бо­лее ранних этапах психогенеза) — и придти к сво­ей Цели.

Но в дальнейшем, благодаря, в частности, лич­ному вкладу дона Хуана, это направление было зна­чительно расширено и приобрело характер, преж­де всего, выслеживания собственных пороков. Об этом мы уже достаточно много говорили. Повторю сейчас лишь одну блестящую формулу, данную до­ном Хуаном: Бог (на Его языке — Сила) даёт нам по мере нашей безупречности. То есть, Бог даёт нам возможность приближаться к Нему, всё боль­ше и больше погружаться в счастье соединённости с Ним — по мере того, как мы совершенствуемся этически.

Второй раздел — искусство намерения. На­мерение, в данном контексте, — это то же самое, что устремлённость к Высшей Цели. Истинный воин, в дон-Хуановском смысле слова, — это и есть человек с верно развитым намерением.

Третий раздел — искусство сознания — это и есть буддхи-йога: очень большая высшая сту­пень духовного Пути.

... Итак, мы ещё раз убедились, что Бог ведёт всех людей, достигших в психогенезе определён­ного уровня зрелости, независимо от того, в какой стране и в какой религиозной культуре они живут, — по единой методологической схеме.

* * *

Мы имели счастье на протяжении многих лет быть личными учениками, в том числе, дона Хуа­на, Хенаро, Сильвио Мануэля, а также Представи­телей других индейских духовных Школ — Хуанито и Игла. (Кстати, Игл достаточно известен в Америке и Европе по одному из Его сравнительно недавних Воплощений, когда Он носил имя Белого Орла; са­мо имя Игл означает Орёл).

Сейчас я приведу некоторые наиболее важные отрывки из бесед с Ними:

<< | >>
Источник: Антонов Владимир Васильевич. Лесные лекции о Высшей Йоге - Одесса: New Atlanteans, 2008– 352 с.. 2008

Еще по теме Йога дона Хуана Матуса и других индейских духовных Вождей:

  1. ИВАНОВ Ю.М.. ПСИХОТРЕНИНГ И ДУХОВНОЕ РАЗВИТИЕ2000, 2000
  2. 3.10. Роль безмолвного созерцанияв духовной опеке умирающих
  3. Хатха-йога
  4. Йога для детей
  5. ИНТЕЛЛЕКТ И ДУХОВНОЕ РАЗВИТИЕ Все три составляющие: физическое тело, ум и энергия - должны постоянно двигаться и пребывать в гармонии.
  6. Лечебная йога
  7. Откуда к нам пришла йога?
  8. Что такое йога?
  9. Что йога дает родителям?
  10. целительная йога
  11. Полезна ли йога детям?
  12. Алоиз Рааб. ЙОГА ПРОТИВ НАРУШЕНИЙ ОСАНКИ И БОЛЕЙ В СПИНЕ0000, 0000
  13. Передозировка других лекарственных препаратов
  14. Коллектив авторов. Йога. Большая иллюстрированная энциклопедия! / Пер. И.Крупичевой.- М.: Изд-во Эксмо,2006. - 256 с: ил., 2006